В думе всё гладко...

Оценить
В думе всё гладко...
Валерий Сараев – главный в городе. И все работают на его интересы
Вопросы есть только у Ищенко и Анидалова

-Ну что тебе не понравилось? – спрашивали меня коллеги, когда я вернулась с внеочередного заседания Саратовской городской думы в минувшую пятницу, не сумев досидеть до конца. – Тоскливо было?

Я на самом деле несколько дней думала, что же так ра­зительно изменилось на общих собраниях городских депутатов. Почему они те, да не те. А ларчик-то открывается очень просто. Депутаты стали другими, потому что функция у Саратовской городской думы стала другой. Теперь она вынуждена обслуживать чиновников городской администрации.

 

Не с того конца начали

Наконец-то в Правила благоустройства Саратова внесли пункт с требованиями к вывескам и витринам. Потому что до минувшей пятницы вся вакханалия со снятием вывесок, устроенная городской администрацией на проспекте Кирова, выглядела как минимум самоуправством и превышением полномочий. В соответствии с новым думским решением все вывески, размещенные на исторических улицах, требуется заменить с учетом новых требований до 1 октября 2017 года. Вывески на типовых улицах разрешено исправлять до мая 2018 года. Историческими улицами следует считать те, где «сумма длин фасадов зданий и сооружений, относящихся к исторической застройке, составляет более 50% от общей длины фасадов». Депутаты расшифровали, что к исторической застройке следует относить все объекты, построенные до 1956 года.

– У нас есть Лагерная улица. Там все дома до 1956 года построены, – не без ехидства бросил камень в огород депутатского большинства, согласовавшего новый подход к разделению улиц на исторические и типовые, Антон Ищенко. Еще этого депутата интересовало, будут ли меняться вывески на муниципальных учреждениях. И если да, то за чьи деньги?

Оказалось, что администрацию города устраивают существующие вывески на муниципальных учреждениях, и вообще – проект касается рынка потребительских услуг.

Ищенко продолжил развлекаться вопросами. Открыл группу в Фейсбуке, где активно обсуждаются новые правила, и показал коллегам баннер на заборе: «Наша область – наша гордость». Кроме того, что висит это изделие на заборе, что запрещено правилами, сделан он на ткани (тоже запрещено) и весь заляпан грязью, хотя грязь на вывесках запрещена однозначно.

– Будет считаться нарушением «Наша область – наша гордость»? – спросил. И получил-таки ответ, что «конечно, баннер надо снять», в том числе и потому, что нельзя рекламировать товар на вывеске.

В ходе дальнейшей игры в вопрос-ответ, где на подаче выступали депутаты Антон Ищенко и Александр Анидалов, выяснилось, что привести вывески к единому стандарту градостроительный совет побуждал городскую администрацию с 2014 года, что снимать вывески на проспекте Кирова до появления регламентирующего документа предприниматели согласились сами, что никаких компенсаций за отправленные в утиль старые вывески, даже согласованные с администрацией, никто из предпринимателей не получит.

– Нельзя в таком пожарном порядке решать вопрос с вывесками. Тем более что большинство предпринимателей ответственно подходят к взаимоотношениям с властью. И вот теперь им предлагается снять и изготовить заново указатели. А кризис на дворе. Дополнительных доходов у них нет, – Антон Ищенко предупредил коллег, чтобы они не удивлялись, когда предприниматели «правильно» проголосуют на ближайших выборах. Потому что депутаты поднимают «градус социальной напряженности».

В целом все в зале были согласны, что открывать фасады старинных красивых домов нужно. Но закрыли глаза на «мелочи» в подправленных правилах благоустройства Саратова они, конечно, зря. Уж не знаю, кто конкретно сочинял формулировки для подпункта 4.4.2, но в тексте том черт ногу сломает. Лично я разобралась, почему и что у нас в городах не так с вывесками и с чиновничьим рвением, только прочитав концепцию размещения рекламных конструкций на улицах Москвы, которую заказал специалистам столичный комитет по архитектуре и градостроительству.

Во-первых, в Москве решили, что менять вывески будут вместе с упрощением разрешительной процедуры размещения вывесок для предпринимателей. Вывески в Москве предложено не согласовывать. Предпринимателю разрешается самому ­изучить свои ошибки и пути их исправления по разработанной концепции и уложиться в поставленные сроки. Сроки в Москве устанавливаются для блока улиц, чтобы городским властям легче было проконтролировать исполнение. Для первого списка улиц была проведена полная инвентаризация вывесок на фасадах. Их проверили на законность установки и на соответствие предлагаемым нормам. На фотографиях фасадов все вывески и другие информационные конструкции наглядно были помечены желтыми, красными и зелеными значками.

Желтый значок означал, что вывеска согласована с городскими инстанциями, но морально устарела и не отвечает современным требованиям. Она может быть использована до окончания срока действия согласований, с последующей заменой на рекомендуемые варианты конструкций. Зеленый значок разрешал предпринимателю выдохнуть, потому что этот цвет означал, что ничего не надо менять и ничего не надо согласовывать. Красный крестик на вывеске требовал немедленного реагирования от предпринимателя.

Все отфотографированные вывески позволили дизайнерам новой концепции прокомментировать прямо под ними наиболее типичные ошибки. Точные формулировки укладывались в односложные предложения: «Вывеска «перечеркивает» фасад», «Наглухо заклеенные витрины создают впечатление заброшенности», «Вывески не должны быть слишком большими и висеть слишком высоко», «Гигантские вывески нависают над прохожими, демонстрируя «бесчеловечный» размер», «Вывеску высотой в четыре этажа нельзя размещать в исторической части города», «Фасады исторических зданий нельзя закрывать декоративными панелями», «Яркий дешевый лайтбокс неуместен на историческом фасаде», «Хаотично расположенные разномастные указатели и таблички у подъездов и в арках создают «визуальный шум» и портят внешний вид фасадов».

«Визуальный шум» я, кстати, нашла в тот же день в Саратове, на здании-памятнике на проспекте Кирова, где располагаются управление по культуре городской администрации и комитет по градостроительной политике. А информационное оформление магазинов под названием «Рублевка» и на проспекте, и на прочих исторических улицах уж точно нужно демонтировать как можно скорее, даже если его пять раз согласовали с городскими инстанциями. Но их, кстати, почему-то побоялись оторвать.

Антонова МасютинаКудрявцева и Ульянова 

Татьяна Антонова и Наталья Масютина надзирали за работой чиновников.
Стараниями Ирины Кудрявцевой и Марины Ульяновой будут скорректированы депутатские амбиции

Другие времена, другие лица

Во времена Юрия Аксененко он один был в городе царь и бог, совмещая должности главы города и председателя депутатского собрания. Во времена Олега Грищенко депутатов и городских чиновников по закону разделили. И главным в городе стал председатель депутатского собрания, на которое возлагались функции контроля над работой чиновников. Когда на региональном уровне было решено порушить и эту конструкцию, главным в городе сделали главу городской администрации, а городская дума вместе с ее председателем превратилась в инструмент для обеспечения интересов чиновников.

В этом новом раскладе не очень понятной становится роль думской контрольно-счетной палаты (КСП).

Она была создана в 2012 году, и в ее задачи входило денно и нощно присматривать за возможными «художествами» исполнительной ветви городской власти, вынося их на суд депутатов. Возглавляла КСП Наталья Масютина, доверенное лицо Олега Грищенко, в безусловной преданности и квалифицированности которой он не сомневался. Депутаты Саратовской городской думы к Масютиной, да и ко всей КСП, относились хорошо. Знакомства с проектами решений думы начинали с ее заключений. Не упускали случая похвалить КСП за расследования.

В нынешнем году этому звездному составу КСП даже отчитаться перед депутатами не дали. Председатель думского собрания Виктор Малетин предложил и.о. председателя КСП Татьяне Антоновой сразу отвечать на депутатские вопросы, чтобы не тратить время на доклад. Знал, наверное, уже на прошлом заседании, что теперь не только Масютиной, но и Антоновой в КСП не будет.

В минувшую пятницу депутаты проголосовали за нового председателя контрольно-счетной палаты. Им стала Марина Ульянова. За два дня до этого она уволилась с должности заместителя председателя Счетной палаты Саратовской области. Заместителем у Ульяновой будет Ирина Кудрявцева, которая тоже работала в Счетной палате Саратовской области. Так что они друг друга знают и друг другу доверяют. Кандидатуры Ульяновой, Кудрявцевой и трех аудиторов КСП депутатам городской думы предложил Виктор Малетин. Все выставленные на голосование безальтернативные новые лица достаточно бойко заверили, что будут выполнять свои обязанности.

Вопросов к ним у депутатов было очень мало. И после прозвучавших ответов стало ясно, что новая КСП предпочтет лишний раз не высовываться и в самостоятельность не играть. Депутат Антон Ищенко заметил, что процедура выдвижения главных работников КСП «не очень соответствует гласности и демократии». «Здесь нет оппозиции, и не обсуждали с общественностью Саратова кандидатуры, чтобы отобрать действительно качественных специалистов», – сказал он, сомневаясь, что назначенные в КСП люди смогут работать беспристрастно, без оглядки на партийную принадлежность и на думское большинство.

Контрольно-счетная палата Саратова обязана следить, в числе прочего, за соблюдением порядка управления муниципальным имуществом. Об этом имуществе на заседании в думе тоже говорилось.

 

Комитет получил ответственность

Руководитель подразделения городской администрации по управлению городским имуществом Татьяна Карпеева так быстро доложила депутатам про новый порядок распоряжения объектами нежилого фонда, что те, кому понимать этого не положено, ничего и не поняли.

– А что, раньше не было порядка, хаотично всё управлялось? – поинтересовался депутат Антон Ищенко.

Карпеева ответила, что управлялось по правилам, но теперь они потребовали доработок. Каких – не сказала. А депутаты не рискнули спрашивать. Татьяна Карпеева пользуется большим доверием главы города Саратова Валерия Сараева, который теперь и над депутатами главный, потому что у них голос при принятии решений совещательный, а у него – решающий.

– Автор нормотворческой инициативы присутствовал, когда комиссия рассматривала этот вопрос? – еще раз попытался вывести на чистую воду тайные планы администрации, зашифрованные в новом порядке, Антон Ищенко. Карпеева ответила, что она представляла депутатам на комиссии проект решения. Хотя инициатором записан Валерий Сараев, но именно комитет по имуществу является автором проекта.

Депутат Ищенко решил тогда спросить про водоканал. Узнать, правильный ли шаг сделала администрация полгода назад, отдавая в концессию саратовский водоканал. Татьяна Карпеева постаралась убедить его, что концессия на сегодняшний день наиболее эффективный курс развития муниципальных предприятий, связанных с водоснабжением и с теплоснабжением.

– На концессию пошли совершенно осознанно. Это единственно правильный путь был.

Депутату Александру Анидалову захотелось с этой аксиомой поспорить.

– Зачем тогда нужна администрация, депутаты, если концессия – лучшая форма управления муниципальным имуществом? Если мы всё раздадим, мы распишемся в неэффективности управления. Почему частный управленец может поднять водоканал, а администрация города не может? Я хотел бы, чтобы комитет по управлению имуществом изменил свой подход к концессии и рассматривал ее как исключительный случай.

Депутат Антон Ищенко согласился, что, раздавая частным компаниям имущество города, администрации «работать скоро будет нечем». Он хотел бы, чтобы чиновники понимали, что эффективность управления имуществом повышается, когда есть цели и задачи. А еще Антон Ищенко намекнул на то, что в новом порядке не прописана, в отличие от прошлого, необходимость согласования с депутатами передаваемого имущества. И такой новый чиновничий подход на самом деле опасен и чреват неприятными неожиданностями.

Депутат Александр Янклович попросил коллег прекратить лишние разговоры и дать комитету под руководством Татьяны Карпеевой полномочия по распоряжению имуществом. Депутаты согласились, потому что не дураки и понимают, что чем меньше у них ответственности за возможное разбазаривание нежилого фонда – тем для них же лучше.

Один из примеров такого разбазаривания еще у всех на слуху. Здание по адресу Советская, 65, которое находилось на правах хозяйственного ведения у одного из городских МУПов, ушло вместе с другим его имуществом в конкурсную массу и оказалось отчужденным из городской казны за смешные деньги. Комитет по имуществу никакой своей вины за это отчуждение не чувствует и давно бы про это здание забыл. Но мешает скандал, который учинили художники. У них на Советской, 65, были, да сплыли мастерские. В пятницу Татьяна Карпеева для депутатов этот вопрос сняла. Сказала, что художникам городская администрация готова уже сейчас выделить помещение в 30 квадратных метров по адресу Бахметьевская, 33. От депутатов требовалось разрешить исключить его из списка имущества, предназначенного для приватизации. Этот объект недвижимости всё равно не находит покупателей, хотя выставлялся на торги неоднократно.

Депутат Антон Ищенко спросил, достаточно ли будет художникам 30 метров. Татьяна Карпеева ответила, что на следующем заседании думы комитет предложит депутатам проголосовать за передачу в безвозмездное пользование художникам еще пяти помещений в разных частях города. Ищенко удовлетворенно заметил, что «предоставлять муниципальные площади талантливым гражданам – это правильный подход».

 

Одна безусловно хорошая новость

Депутаты разрешили администрации оставить цены на проезд в городском транспорте без изменений.