Знамена развевались 20 минут

Оценить
Знамена развевались 20 минут
Петр Воеводин
Давний опыт первомайских демонстраций

Политическая майская демонстрация прошла в Саратове 115 лет назад, 5 мая 1902 года. Она вызвала переполох в городе. Сообщение о ней опубликовала выходившая за рубежом большевистская газета «Искра», подчеркнув, что «демонстрация произвела большое впечатление и встряхнула обывателей».

Решив провести демонстрацию в воскресенье 5 мая, саратовские социал-демократы в качестве подготовительной меры распространили по городу майские листки с требованием 8-часового рабочего дня, политической свободы и отмены постоянной армии. Местом сбора манифестанты выбрали Соборную площадь. Всё это не ускользнуло от бдительной охранки. В назначенный день «во дворах Соборной площади и Немецкой улицы была спрятана конная и пешая <...> полиция, войска также были наготове». Но организаторы маёвки обманули полицию, собравшись на Верхнем базаре (там ныне правительство Саратовской области, НИИ геологии и др. строения).

Незаметно сгруппировавшись, демонстранты подняли два красных знамени с подписями: «Долой самодержавие! Да здравствует социализм!» и «8-ми часовой рабочий день!» и двинулись через Театральную площадь на Александровскую (ныне Горького) улицу. И только когда они дошли до Немецкой, чтоб повернуть к Соборной площади, «на них бросилась из дворов переодетая полиция, солдаты, шпионы, а также добровольцы из обывателей. Произошла ужасная свалка».

По свидетельству очевидца, «демонстрантам удалось пройти с развернутыми знаменами довольно значительное пространство, и знамена развевались, по крайней мере, в течение 20 минут». Полиция арестовала 61 человека. «Публика во множестве, но молча, провожала демонстрантов. Кое-где приветливо махали платками, и раздавалось слабое «ура». Чаще всего на лицах замечалось любопытство и недоумение».

Среди арестованных оказались и случайные люди. После нескольких «фильтраций» перед судом предстали 15 человек. Суд проходил 4–7 ноября. На нем с речью выступил подсудимый Петр Воеводин (1884–1964 гг.). Он говорил «необыкновенно волнуясь, но твердо, раздельно»: «За что вы меня судите? Я обыкновенный заводской рабочий, один из тех, которые с раннего детства обречены на непосильный труд и всякие лишения». Протокол заседания суда и речь Воеводина были частично опубликованы в «Искре». Суд приговорил семерых демонстрантов к вечной ссылке на поселение. Петра Воеводина, как несовершеннолетнего, осудили на два с половиной года тюрьмы. К тюремному заключению приговорили также двух учениц фельдшерской школы.

Заметными событиями был отмечен День солидарности трудящихся и в 1905 году. 1 мая состоялся митинг в Парусиновой роще, на который пришли около двух тысяч рабочих. (Ныне роща входит в территорию городского парка, на месте маёвок стоял памятник, вместо которого несколько лет назад поставили фигуру кота.) Митинги и собрания проходили и на следующий день. Не работало 27 предприятий. Рабочие требовали 8-часового рабочего дня, государственного страхования, повышения зарплат. Предприниматели не пошли на уступки. Рабочих уволили, наиболее активных арестовали.

В следующем году Парусиновую рощу, где должны были собраться рабочие, занял отряд казаков. Но 1 Мая рабочие всё же отпраздновали – на Зеленом острове. Вечером целая флотилия лодок, на одной из которых развевался огромный красный флаг, с пением революционных песен подошла к пристани. Здесь состоялся митинг. Почти все предприятия города участвовали в первомайской забастовке.

1 Мая 1907 года праздновалось также на Зелёном острове. Не работали все заводы, железнодорожные мастерские, мельницы и часть ремесленных мастерских. Разбившись на группы, рабочие толковали о деятельности Государственной думы и об оценке текущих дел.

В годы политического затишья, наступившего после революции 1905–1906 гг., маёвок не было. И только в 1913 и 1914 годах вновь состоялись первомайские забастовки.

После установления советской власти 1 Мая стало государственным праздником с обязательными демонстрациями. У старшего поколения саратовцев по этому поводу есть свои воспоминания, разные, хорошие и неприятные. Но это уже другая песня.