Страстный охотник и кутила

Оценить
Страстный охотник и кутила
Считался Рославлёв «человеком честным, умным и правдолюбивым»

Осенью любимой забавой руских помещиков была охота. К числу азартных охотников принадлежал Лев Яковлевич Рославлёв, богатейший из дворян нашей губернии, владевший двумя-тремя тысячами душ.

К началу 40-х гг. XIX века он потерял почти всё свое состояние. Существовало мнение, что причиной его разорения была «страсть к охоте, которой он предавался с неудержимым увлечением и в самых обширных размерах в продолжение многих лет своей жизни». «Он держал громадную псарню, множество псарей, и его выезды на охоту представляли зрелища вроде средневекового переселения народов: со всеми своими псарнями и псарями, верховыми лошадьми, огромным обозом всяких запасов вин, вещей, с многочисленной компанией приятелей, любителей охоты<…>» – приводит интересные подробности мемуарист. При этом Рославлёв «не довольствовался одной Саратовской губернией, но объезжал все соседние, добирался до оренбургских степей и пропадал в охотничьих разъездах по нескольку месяцев».

Кроме охоты у саратовских дворян были и другие способы повеселиться. Помещики приезжали в губернский город, чтобы развлечься, пожить веселой жизнью и потратить деньги, которые получали благодаря «даровой обработке земли» своими крепостными. «Тогда Саратов в зимнее время был полон съезжавшимся из своих поместий дворянством». Впрочем, «широкая гульба» шла не только в губернском городе.

Сохранился рассказ о том, как страстный охотник Рославлёв проводил время в своих имениях. Некоторые современники считали, что свое состояние он «прожил и преимущественно проиграл в карты». Рославлёв создал представительный усадебный комплекс в подражание столичным вельможам, приобретал произведения искусства и книги. Его характеризовали как человека образованного и владевшего несколькими иностранными языками. Хорошо знавшие Рославлёва называли его «человеком честным, умным и правдолюбивым». Однако, судя по всему, привычки «большого барина», не желавшего ни в чем себе отказывать, брали верх в этой натуре. Примером подражания для Рославлёва служили гусары-кутилы.

В каждой деревне у него были барские дома, то есть усадьбы. (Даже богатейшие землевладельцы не позволяли себе такой траты средств.) В одном из домов жила его жена «с полным штатом: тут и компаньонка-англичанка, и повар-француз и много других». Как видно, единственное, в чем стремился подражать этот помещик столичным вельможам, так это в содержании многочисленной прислуги и приживалок, а также крепостных девушек для своих забав. Рославлёв переезжал из усадьбы в усадьбу, надолго не задерживаясь у жены, а иногда отправлял жену «на воды». И вот тогда начиналось у него настоящее веселье – масса гостей, «и первые являлись к нему гусары из стоявшего в то время в Саратове полка, и тут шла азартная игра в карты, в которой он проигрывал крестьян, то на вывод, то с землей». Бывшая крепостная Рославлёва упоминала, что после псовой охоты хозяин и гости «затевали разные представления в полунагом виде верхом на лошадях в зале».