Первым делом домофоны. Ну а денежки – потом

Оценить
Первым делом домофоны. Ну а денежки – потом
Социальный антивандальный проект как инструмент углубления и расширения домофонного рынка

Саратову снова презентовали уникальную услугу по оснащению системами видеонаблюдения многоквартирных домов. Уникальность ее в том, что предоставляется она бесплатно для населения, управляющих организаций или каких бы то ни было бюджетов. Предлагает услугу некоммерческое партнерство «Безопасный дом» в рамках одноименного социального проекта. «По-другому вести и развивать бизнес в России, на мой взгляд, уже невозможно», – сообщил представитель партнерства в ПФО Андрей Волков. Домофонные компании, как оказалось, решили, что сначала им придется самим инвестировать в потребителей, а потом уже ждать возможностей для получения «профита».

 

Осторожно, вас снимают

Проект «Безопасный дом» пытаются реализовать в России с 2009 года одной из крупных домофонных компаний. В 2014 году к ней присоединились еще несколько десятков домофонных компаний со всей России. Объединившись в одноименное некоммерческое партнерство, предприниматели решили, что будут бесплатно оснащать видеокамерами и системами видеофиксации многоквартирные дома по всей стране.

На старте проекта необходимость повсеместной установки в многоквартирных домах видеонаблюдения подавалась как профилактика и защита от терроризма. «В начале 2000-х годов после ряда громких террористических актов вопрос о безопасности жилых многоквартирных домов встал особенно остро. Проблема частично была решена повсеместной установкой подъездных домофонов, – говорят авторы проекта. – Благодаря им существенно сократилось количество правонарушений, совершаемых в квартирах и подъездах. Однако это не позволяло защититься от преступника, если он всё же проник в дом. И придомовая территория, дворы, где гуляют дети, автомобильные парковки так и остались незащищенными».

Потом продвигать программу «Безопасный дом» начали на фоне бесчинства коллекторских агентств. В Саратове в прошлом году горожан убеждали, что в связи с ростом закредитованности населения и ростом количества просроченных займов встреча с коллекторами становится неизбежной. А защититься от «ужасающих действий» незаконных взыскателей, порчи имущества, поджогов и прочего можно установкой в подъездах видеонаблюдения. Мол, будут ли коллекторы «творить беспредел» в доме, зная, что их действия записывают скрытые видеокамеры?

После терактов в Санкт-Петербурге в апреле защита от террористических атак снова стала основной идеей в стратегии продвижения проекта «Безопасный дом». В минувший четверг представители некоммерческого партнерства, объединяющего уже порядка 70 домофонных компаний, организовали встречу с саратовскими журналистами, чтобы на этой волне снова презентовать свой социальный проект и его исключительные возможности.

 

Правило «бесплатного сыра»

Андрей Волков, представитель НП в Поволжском федеральном округе, честно признается, что проекту нужна помощь в популяризации со стороны средств массовой информации. Реализация проекта двигается очень медленно и трудно, так как народ не верит в благие намерения домофонных компаний. «Традиционное недоверие к инновациям, видимо, сказывается, или это протест против всего», – предполагает Волков.

Честно говоря, мы тоже не поверили в альтруистические цели некоммерческого партнерства домофонных компаний. Понятно, что видеонаблюдение в подъездах многоквартирных домов полезно и для порядка, и для безопасности. В домах побогаче эта опция – само собой разумеющееся даже у нас в Саратове, как и консьерж, и сигнализация. Вопрос в другом: чего ради предпринимателям, пусть и объединившим усилия, ежегодно вкладывать миллионы рублей в этот так называемый социальный проект, оснащая камерами рядовые высотки? Нет ли здесь «скрытых комиссий» за пользование инновационными благами? Не попадут ли беднеющие россияне, влекомые «бесплатным сыром», в кабалу: вдруг где-нибудь в договоре с НП «Безопасный дом» мелким шрифтом сказано, что с третьего, предположим, месяца бесплатного пользования видеокамерой на подъезде жильцам придется платить по «полному тарифу». И какой размер у этого полного тарифа?

Андрей Волков старался развеять все сомнения и объяснить, зачем им это нужно и как устроен проект.

 

Сколько стоит надежда на профит

Для домофонных компаний, вступивших в НП «Безопасный дом», реализуемый социальный проект – это способ развивать свой домофонный бизнес. По словам Волкова, разбирая и оценивая имеющиеся возможности достижения конкретных коммерческих целей на российском домофонном рынке, компании не обнаружили ни одного решения, которое позволило бы быстро и без особых затрат серьезно заработать. «Таких вариантов просто не существует, – говорит Волков. – Мы поняли, что развиваться нам надо в долгую и профиты (выгоду, прибыль. – Авт.) искать не в быстрой окупаемости, а в перепозиционировании продукта. То есть предлагать потребителям уже не просто домофон, а совершенно другую услугу. Конечно, это требует больших инвестиций с очень большими сроками окупаемости. Но другого волшебного метода развивать бизнес мы не нашли».

По словам представителей НП «Безопасный дом», в среднем по России оснащение одного многоквартирного девятиэтажного дома домофонной системой, совмещенной с видеонаблюдением, обходится партнерству в 70 тысяч рублей. В одном только Саратове, где в 150 домах установлено порядка 700 видеокамер, затраты НП «Безопасный дом» превысили 10 миллионов рублей. При этом программа, по словам Волкова, только в самом начале реализации. НП ставит перед собой задачу установить в Саратове не менее 2,5–3 тысяч видео­камер в МКД. А лучше – больше. В целом по России в рамках программы НП установило и обслуживает около 8 тысяч камер видеонаблюдения в 36 городах. Одними из самых активных пользователей бесплатной услуги оказались жители Тольятти – там видеокамерами обезопасились 20 процентов жильцов МКД.

«Оборудование дорогое, обслуживание дорогое, продвижение тоже стоит каких-то денег. Но попросить сейчас жителей заплатить за это – нереально. Поэтому инвесторы приняли на себя такую ношу – делать всё за свой счет в надежде на будущие прибыли», – поясняет Андрей Волков.

Здесь стоит уточнить, что бесплатной для жильцов МКД, включившихся в программу «Безопасный дом», является только установка систем видеонаблюдения и видео­регистрации, а также обслуживание оборудования. Абонентскую плату при этом никто не отменял. «Люди платят нам ровно столько, сколько раньше они отдавали за старый домофон без видеонаблюдения, – спешит объяснить Андрей Волков. – То есть для них в плане расходов после подключения к программе ничего не меняется».

Для управляющих организаций тоже ничего не меняется. Они, как оказалось, из процедуры оснащения дома системой видеонаблюдения в рамках конкретно этой программы вообще исключаются.

«Договоры мы заключаем только с гражданами, но по решению большинства собственников жилых и нежилых помещений. То есть подключать дом к программе или нет, решают собственники на собрании, и собрание же назначает граждан, с которыми будет заключаться договор, – говорит Андрей Волков. – По правилам нашего НП, мы не работаем с ТСЖ, УК и прочими жилищными организациями. Пробовали, но на практике ничего не получилось».

 

Все деньги в дополнительных опциях

Примерные сроки окупаемости «социального проекта» Андрей Волков назвать затруднился. Проще было обозначить возможные источники возвращения инвестиций.

«Ну, во-первых, это сокращение издержек. У нас в какой-то мере сокращаются затраты на обслуживание домофонов, правда, параллельно растут затраты на обслуживание системы видеорегистрации. Значит, это не основной источник. Основной – это все-таки популяризация видеоуслуг. У людей, когда они видят, как удобно иметь видеокамеру на домофоне в подъезде, возникает желание устанавливать видеодомофоны в своих квартирах. А это уже платная услуга. На следующем этапе реализации программы мы рассчитываем, что жильцы домов захотят устанавливать дополнительные камеры во дворах, дополнительные сервисы. Это уже будет за деньги, – говорит Андрей Волков. – Но пока об этом речь вообще не идет. И в ближайшие несколько лет такая перспектива не просматривается».

Получается, при имеющейся все-таки коммерческой подоплеке всероссийского социального проекта по оснащению видео­наблюдением многоквартирных домов им действительно вполне реально пользоваться бесплатно (если не учитывать обязательную абонентскую плату за домофон). Нужно только внимательно изучить договор на предмет «скрытых комиссий» и довольствоваться базовой комплектацией услуги: один подъезд, один домофон, одна видеокамера, один архив.

Архив видеозаписей, по словам Андрея Волкова, хранится прямо в доме, а также на удаленном сервере в Санкт-Петербурге. Доступ к архиву получают все желающие жильцы. Но с оговоркой, что просматривать они смогут видео только с камеры того подъезда, где живут. Записи хранятся в архиве в течение 11–12 дней. Этого срока, говорят, достаточно, чтобы при необходимости скачать нужную запись. Невостребованные записи по истечении указанного срока стираются.

 

Полицию реально выручают. Иногда

Архивом могут пользоваться и управляющие организации – им это нужно, чтобы следить за порядком на придомовой территории и выявлять нарушителей этого порядка, и правоохранительные органы – для раскрытия различных преступлений. И у первых, и у вторых, в отличие от жильцов, ограничений по архиву нет.

Присутствовавший на презентации социального проекта заместитель начальника полиции управления МВД РФ по городу Саратову подполковник полиции Александр Жарков программу очень нахваливал, а ее авторов благодарил. Буквально грамотой. По словам Жаркова, только за последний месяц видеозаписи с камер наблюдения на подъездах помогли продвинуться в раскрытии двух преступлений.

«В марте с помощью систем видеонаблюдения, установленных в жилых домах, была задержана гражданка, которая обманывала пожилых людей, – рассказал Жарков. – Она проникала в дома, представляясь соцработником, входила в доверие пенсионеров и выманивала у них деньги. Женщину зафиксировала видеокамера, когда она заходила в подъезд вместе с бабушкой. То есть сотрудники полиции потом эту запись изъяли и смогли идентифицировать личность предполагаемой преступницы. Сейчас мы проводим проверку по другим районам Саратова. Есть информация о других похожих эпизодах, к которым может быть причастна задержанная. Затем буквально в последний месяц были задержаны два гражданина, которые крали аккумуляторы из автомобилей во дворах жилых домов. Они тоже были установлены с помощью видеозаписи, которая велась камерами на подъездах».

Для подтверждения чудес, творимых видеокамерами при раскрытии преступлений, журналистам показали одну такую запись. На ней трое, судя по походкам, молодых парней, закамуфлированных до самых глаз, увлеченно расписывали стены подъезда краской из баллончиков нецензурными орнаментами.

На вопрос журналистов «Что делать, если у хулиганов не видно лиц, и как такая запись может помочь полиции поймать хулиганов?» Жарков растерянно ответил: «Не знаю. На других записях видео было качественным».