Чтобы дети не попали в сети

Оценить
Чтобы дети не попали в сети
Очередной «выдающейся» инициативой депутата Милонова власть прощупывает почву для дальнейших карательных шагов в информационном пространстве

В понедельник, 10 апреля, в Госдуму внесен законопроект о жестком регулировании социальных сетей. Несмотря на то, что он сразу получил критическую оценку и в Кремле, и в «Единой России», и говорить о нем всерьез быстро перестали, эксперты уверены, что может быть сыгран сценарий «пакета Яровой»: когда одни резонансные предложения были выкинуты, а другие оставлены.

Автор инициативы – депутат Госдумы Виталий Милонов, известный своими эпатажными идеями, предлагает запретить пользоваться социальными сетями детям до 14 лет, а всем остальным регистрироваться только по паспорту. Также он считает нужным подумать над созданием специального госоргана по контролю над соцсетями. За призывы в соцсетях к несанкционированным акциям – наказывать жестче прежнего (привет активистам 26 марта).

В пояснительной записке Милонов объясняет, почему хочет вытащить детей из социальных сетей, двумя проблемами: это опасный контент (так называемые «группы смерти» – сообщества с призывами к суициду) и общий упадок нравственности юного поколения. (Тут он вспоминает громкую историю Дианы Шурыгиной, которая обратилась в полицию, обвинив в изнасиловании малознакомого молодого человека, с которым они встретились в гостях у общих друзей. После того как суд приговорил молодого человека к восьми годам колонии строгого режима, в «ВКонтакте» появились группы поддержки пострадавшей и осужденного, собравшие по нескольку тысяч подписчиков.) Сам депутат позиционирует себя непримиримым борцом с пропагандой гомосексуализма и поборником традиционных ценностей.

Странно другое. Уже в понедельник, когда законопроект только был внесен на рассмотрение в Госдуму, самый лояльный к Кремлю исследовательский центр ВЦИОМ очень оперативно подоспел с сокрушительными цифрами. Оказалось, что 62 процента россиян одобряют запрет на выход в социальные сети детям до 14 лет. Причем больше всего об этом в тайне мечтала самая молодая возрастная группа опрошенных в возрасте 18–24 лет – 67 процентов. Это даже больше, чем доля пожилых от 60 лет, поддерживающих запретительную меру – их 60 процентов.

Интрига продлилась недолго. Уже после полудня 10 апреля пресс-секретарь президента Дмитрий Песков назвал предложение Милонова «малореалистичным», а в Генсовете «Единой России» и вовсе покрутили пальцем у виска, сказав, что не имеют к идеям депутата ни малейшего отношения. Пресс-секретарь «ВКонтакте» Евгений Красников, напротив, счел меры «недостаточно запретительными» и со своей стороны пообещал блокировать малолетних пользователей за двойки в четверти, а перед каждым входом в аккаунт заставлять их сдавать нормы ГТО. По сети разнеслись тысячи мемов, шуток и фотожаб на тему «Милонов против соцсетей».

А 12 апреля, в День космонавтики, некоторым россиянам было совсем не смешно. Роскомнадзор по требованию ФСБ приказал провайдерам заблокировать в России доступ к интернет-рации Zello – мобильному приложению, которым пользовались дальнобойщики для координации протестных акций против системы «Платон». Технический директор Zello Алексей Гаврилов заявил, что формальной причиной стало отсутствие регистрации в качестве «организатора распространения информации» – это, в свою очередь, налагает обязанность хранить переписки и персональные данные пользователей. Гаврилов считает, что выполнить требования закона невозможно: «Пользователи скажут: Zello зарегистрировался, будет сливать данные ФСБ».

Каких еще новых ограничений в области распространения информации стоит ожидать в будущем? И что думают об этом заинтересованные лица?

 

«Булгаков же писал – и я не боюсь»

Что думают об инициативе Милонова сами дети

Первый аккаунт в соцсетях у Геннадия появился в 7 лет, и ровно столько же он проживает в виртуальной реальности. Его приятелю Егору в этом году исполнится 12; старшая сестра создала ему страницу в «Одноклассниках», когда ему было только 5 лет. Конечно, Егор инициативу депутата Милонова осуждает, без соцсетей он с трудом представляет свою жизнь. «А я готов к этому, – отмечает Гена. И добавляет: – Мне просто 14 скоро исполнится, и меня это, слава богу, не коснется».

 

Егорка на ёлке

Егор.JPGГена и Егор – обычные подростки, и мы сидим с ними на детской площадке обычного двора в Юбилейном будним вечером. В такое время они выполняют домашнюю работу. Занятия в школе заканчиваются примерно в 14 часов. После этого три раза в неделю Гена и Егор ходят на бокс в школу олимпийского резерва, возвращаются оттуда домой к 18:00. А примерно с 21:00, после того как домашка готова, родители позволяют повисеть часок-другой в интернете.

Как рассказывают школьники, интернет и социальные сети они используют в нескольких целях. Во-первых, чтобы играть. Именно из-за игры «Ферма» им в детстве завели страницы в «Одноклассниках». Сейчас сидеть в игровых приложениях в социальных сетях, говорят, уже дурной тон – игры примитивные, качество графики оставляет желать лучшего. Зато для того, чтобы получить дополнительные бонусы в традиционных играх-стрелялках типа «Контр Страйк» и «Дота», Егору пришлось авторизоваться во всех возможных соцсетях. «Зачем мне нужен «Фейсбук» – непонятно, но бонус-то мне нужен», – поясняет Егор.

Некоторые социальные сети уже и без Милонова выставляли ограничения на регистрацию детей до 14 лет. Но такие санкции обойти пока несложно – достаточно указать больший возраст. «Пришлось помучиться, придумывая, где я якобы учусь и где я работаю, когда я заводил себе страницу «ВКонтакте». Естественно, я не загружал в профиль свою фотографию, а использовал картинки», – делится секретом Егор.

Вторая цель активного времяпрепровождения в соцсетях – подростки поясняют, что «ВКонтакте» покоряет молодую аудиторию неистощимой коллекцией веселых мемов (преимущественно одинаковые картинки с разными надписями иронично-развлекательного характера). Смотреть их, предупреждают собеседники, нужно подготовленным, с багажом определенных знаний – иначе будет непонятно и не смешно.

А с недавнего времени Егор завел свой персональный канал на «Ютубе». Сам он называет свой контент «бомбежкой» – ярко демонстрирует свои эмоции касательно какой-то наболевшей темы. Родители увлечение сына поддержали и купили видеотехнику на подаренные на именины Егора деньги. Начинающей звездой «Ютуба» даже заинтересовались журналисты, и «Отрытый канал» сделал совместный новогодний проект «Егорка на ёлке». Самое большое количество просмотров в блоге – примерно полторы тысячи, но в последнее время посещаемость порой не поднимается выше 150 заходов. Спрашиваю, связано ли это с высокой конкуренцией на видеохостинге. «Да уж какое там?! Никто снимать не умеет!» – загребает рукой воздух Егор.

Геннадий тоже попробовал себя в качестве блогера, но, несмотря на то, что его видео удостоилось высокой оценки друзей, не втянулся.

 

ЕГЭ с грузчиками и снайперами

Гена.JPGЕще в социальной сети «ВКонтакте» есть общий чат, где одноклассники общаются и обмениваются учебной информацией. Ребята говорят, что среди учителей их школы социальные сети не особо популярны, максимум – посиживают в «Одноклассниках». Хотя как-то в «ВКонтакте» зачастила заходить одна учительница, решившая проводить регулярный мониторинг учеников на предмет моральности размещаемого ими контента. Чтобы никакого там мата и черного юмора. Дети подумали... и добавили ее дружно в черный список – с тех пор нравоучения прекратились.

Пользоваться телефоном с мобильным интернетом в школе моим юным собеседникам удается, и не только на переменах. Егор признается, что заглядывает в социальные сети во время «второстепенных» уроков: на музыке, ИЗО. «Мне лично произведения Бетховена никак не пригодятся в жизни. Так, чисто голову в целом развить. А ИЗО за столькие годы научил меня чему-то дельному только один раз: как рисовать носы. Раньше они у меня кривые получались».

В школе, по словам собеседников, можно встретить равнодушное отношение педагогов ко всему. Единственная цель, которой одержимы учителя, – подготовить школьников к единому государственному экзамену. «Убивает то, что математика – мой самый ненавистный предмет, а мне придется его сдавать. Как будто мне интересно, что какой-то там грузчик перевез Х пакетов. Сам-то грузчик, наверно, не задумывался, сколько он перевез – перевез и перевез, деньги получил, и всё», – сетует Егор. По складу ума он гуманитарий и планирует стать журналистом. Острый язык, энергичный характер и первые журналистские эксперименты ему в этом помогут. Более степенный и рассудительный Геннадий, наоборот, весьма преуспевает в точных науках и может стать, например, инженером или программистом.

Особенно пугает молодое поколение сама процедура сдачи ЕГЭ: много камер, конвои до туалета, жесткий контроль на входе – такое ощущение, что «снайперы сидят на соседних крышах»… Стратегия национальной безопасности отлично работает на экзаменах, но абсолютно неде­еспособна в людных общественных местах – таких, как метро в Питере, замечают ребята.

 

Гражданин Люцифер, предъявите паспорт!

Новости Гена и Егор получают в основном из блогов и социальных сетей. На днях, например, популярный блогер Николай Соболев задорно осмеял депутата Госдумы Виталия Милонова в связи с его законопроектом про социальные сети. Оттуда ребята узнали, что ранее этот депутат прославился запретом бумаги – общее представление об этом политике сложилось.

Автор инициативы за запрет детям пользоваться соцсетями объяснил необходимость подобных мер наличием там «групп смерти». Ребята считают, что слухи об их опасности сильны преувеличены. Егор на фоне информационной шумихи ради интереса заглянул в один из подобных пабликов до того, как они были закрыты: «Были там могилки, слова «скоро ты окажешься здесь» – чепуха какая-то, только слабаки на это поведутся». «Невменяемые люди всегда найдут повод убиться, даже если их поместить в комнату, обитую подушками», – считает Геннадий.

В какой-то степени Егор согласен, что нередко злоупотребляет времяпрепровождением в социальных сетях. «Вот ты приходишь домой – и сразу тяга проверить сообщения. Да, это, наверно, зависимость…» – задумывается мальчик. С другой стороны, по его мнению, каждый ребенок заслуживает получить свою законную порцию мемов.

А предложение вносить всем пользователям свои персональные данные при регистрации в социальных сетях однозначно не находит у него одобрения. «Может, у какого-нибудь человека имя Люцифер по паспорту (родители с причудой) – вдруг подумают, что это его ник, и не будут регистрировать?» – выражает скепсис Егор. Безопасность хранения персональных данных тоже не вызывает у него особого доверия: «Ходили ведь слухи, что на «Виндовс-10» установлена слежка. На «Ютубе» были уроки, как ее отключить. Как говорится, доверяй, но проверяй – поэтому я ее типа отключил».

Юноша догадывается, что реальной причиной ввести официальную авторизацию является желание властей контролировать высказывания в пространстве соцсетей: «Увидели новость про митинг – хоп, сразу вычислили пользователя по паспортным данным. За пост «ВКонтакте» с критикой власти – всё, в тюрьму поволокли».

Егор политикой не интересуется, но уверен, что каждый имеет право высказывать свое мнение. «Булгаков же писал – и я не боюсь писать, что думаю. А если меня будут за это преследовать – неслабо будет угнать машину и уехать далеко-далеко в закат под песни Си Си Кетч, с бутылкой хорошего джина!» – рассуждает шестиклассник.

Маме Егора о его планах на дальнейшую жизнь мы, конечно же, не расскажем.

 

Илья Козляков, гражданский активист, администратор «Саратов ВКурсе» и ряда других сообществ в социальной сети «ВКонтакте»:

МОЛОДЕЖЬ – НЕ СТАРИКИ, КОТОРЫЕ ПРИВЫКЛИ ТЕРПЕТЬ, «ЛИШЬ БЫ НЕ БЫЛО ВОЙНЫ», ЕЙ НЕЧЕГО ТЕРЯТЬ

КозляковЗакон сам по себе дурацкий. И почему-то на 80 процентов я уверен, что он не будет принят. Милоновы, Мизулины, Поклонские, Жириновские и прочие – это политические шуты. Но они нужны властям. При помощи их глупых законопроектов можно прощупать почву, узнать настроение народа и сделать выводы, насколько еще можно закрутить гайки и ограничить людей в свободе, подвести их под полный контроль. Закон они могут даже принять, но работать он будет ограниченно, как и законопроект Яровой.

А вот контроль над интернетом им дается очень тяжело. Упустили они этот момент. Если и нужен был контроль, то только сразу. Русский человек очень тяжело привыкает к новым условиям. Он консерватор. Более 100 лет уже нет царского режима, а народ всё вспоминает и требует царя-батюшку. А тут становление интернета прошло на глазах у современных молодых людей в относительной свободе, и враз решили поменять. Не выйдет.

Молодежь – это не старики, которые привыкли терпеть, «лишь не было бы войны». Это не взрослые, которым есть что терять, у которых семьи и дети. Молодежь это огромная сила, которая снесет всё на своем пути при необходимости. Им нечего особо терять. А завлечь их чем-то другим очень сложно, виртуальная реальность пока победила. Если отобрать у них интернет, то лапшу на уши вешать и сдерживать их будет сложно, потому что телевизор они почти не смотрят.

А теперь несколько слов с позиции администратора ряда сообществ в социальных сетях. За сообществами и без инициативы Милонова надо следить, так как их банально закроют, если там кто-то что-то не то разместит. Если хочешь нормальное сообщество, то приходится работать: удалять материалы, комментарии, пользователей. И занимает это массу времени. Но по поводу «незамедлительного удаления» ненадлежащей информации, как указано в законопроекте Милонова, есть вопросы. Вот написал кто-то комментарий нехороший – я же не суд, не могу проверить противозаконность и не могу 24 часа быть у компьютера для мониторинга. Мне надо спать, работать, должны быть иногда выходные, прочие дела, интернет могут отключить или электроэнергию. Всему должны быть разумные сроки.

 

Юлия Ерофеева, председатель комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав при правительстве области:

НЕОБХОДИМО УПОРЯДОЧИТЬ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЕЙ

ЕрофееваЛюбой современный механизм, любое техническое устройство могут быть использованы как в хороших, так и в плохих целях. Всё запретить очень просто, научить правильно использовать – гораздо сложнее.

Вместе с тем, я понимаю, что иногда даже пятилетние дети крутятся в виртуальном пространстве – и с кем они там общаются, проследить очень сложно. И какое зло информация может причинить ребенку, имеющему неокрепшее сознание, – об этом никогда не стоит забывать (в первую очередь имею в виду «группы смерти» и разные другие сообщества). Поэтому я уверена, что необходимо принимать меры, которые защитят наших детей в виртуальном пространстве. Какие методы будут более действенными – это, конечно, дискуссионный вопрос. Но то, что однозначно необходимо упорядочить использование социальных сетей, очевидно.

 

Сергей Рыжов, гражданский активист, инициатор «Прогулок свободных людей» в Саратове:

ДЕТИ БУДУТ ЛИШЕНЫ ВОЗМОЖНОСТИ ПОЧУВСТВОВАТЬ СЕБЯ БУДУЩИМИ ГРАЖДАНАМИ СТРАНЫ

РыжовВ Конституции России сказано, что любой человек может иметь свои убеждения и свободно их распространять. Также Россия является подписантом Всеобщей декларации прав человека, там тоже есть аналогичный пункт. Поэтому любые законодательные ограничения свободы слова, которые в нашей стране всё более ужесточаются, не только неприемлемы, но и незаконны.

Касательно инициативы Милонова о запрете распространять информацию о несанкционированных митингах – лично для нас это никаких ограничений не понесет. Да, мы активно используем социальные сети для распространения информации о готовящихся мероприятиях – но вот несанкционированные митинги, о которых речь идет в законопроекте, не проводим. Прогулки свободных людей, или прогулки оппозиции, не являются публичным мероприятием. Мы не используем наглядную агитацию, звукоусиливающую аппаратуру, не обращаемся к проходящим гражданам с лозунгами и призывами, не скандируем кричалки – мы просто собираемся мирно. Просто гулять по городу пока еще не запретили.

Другое дело, что власти будут пытаться доказать, что это публичные мероприятия – они и сейчас пытаются это сделать.

Кстати, за последние лет пять я состоял во многих движениях, в том числе сугубо общественных, не связанных с политикой. Некоторые из них, не будучи откровенно провластными, были готовы идти на определенное сотрудничество с органами власти. Данные объединения привлекали в качестве сторонников в том числе и подростковую аудиторию. Эти школьники не относили себя к оппозиции, они просто хотели заниматься общественно полезными делами. Их координация проводилась через социальные сети. И если запрет на пользование социальными сетями детям до 14 лет будет введен, то, получается, власть, как змея, укусит себя за собственный хвост.

Как ни крути, в нашем информационном мире вовлечение в общественные процессы наступает во всё более раннем возрасте. Соцсети активно борются с контентом, который угрожает безопасности детей. Гораздо больше вредной информации они могут найти на сторонних сайтах. А вот возможности почувствовать себя будущими гражданами страны, поучаствовать в общественно полезных проектах молодые люди будут лишены.

 

Татьяна Загородняя, уполномоченный по правам ребенка по Саратовской области:

МЫ ДОЛЖНЫ НЕ ЗАПРЕЩАТЬ, А СОПРОВОЖДАТЬ РЕБЕНКА В ИНТЕРНЕТ-ПРОСТРАНСТВЕ

Загородняя.JPGЯ совершенно не согласна с большинством предложений, озвученных в этом законопроекте!

Каким образом мы проверим, что ребенку исполнилось 14 лет? Мы что, будем «ВКонтакте», например, вводить свои персональные данные? Это еще хуже. Мы ведь учим детей не вносить свои паспортные данные на разных сайтах, потому что они могут быть использованы в мошеннических целях. И вот, согласно законопроекту, все начиная с 14 лет должны разбрасывать свои данные по соцсетям... Хочу заметить, что пользователи с 14 до 18 лет всё еще дети. Это неправильно! Для начала у нас в стране должна быть четко проработана система защиты наших персональных данных.

Я думаю, что в случае принятия этот закон просто не будет действенной мерой. Можем, конечно, всё запретить, детей к интернету не допускать – ввести у себя что-то наподобие китайской модели интернет-изоляции. Но я всё же думаю, что это будет невыполнимо в реальности.

По моему убеждению, нужно адаптировать детей жить в мире, в котором мы живем – вот в таком, отчасти виртуальном. Если родители с двух лет дают ребенку гаджет с мультиками, чтобы он смотрел, то он уже не может уйти от виртуальной реальности. Нужно не пресекать, а учить ребенка пользоваться интернет-технологиями. Мы ведь не запрещаем ребенку выходить на улицу, потому что там опасно – нет, мы сначала сопровождаем его, а потом, когда он взрослеет, пускаем на улицу одного. Нужно учить этому с самого раннего возраста.