«Ленин: Пантократор солнечных пылинок»

Оценить
«Ленин: Пантократор солнечных пылинок»
Московский литературный критик Лев Данилкин интересен не столько своими текстами, сколько непредсказуемостью.

Московский литературный критик Лев Данилкин интересен не столько своими текстами, сколько непредсказуемостью. Сперва он выпускает биографию Александра Проханова, затем биографию Юрия Гагарина, а в прошлом году, приехав в Саратов, поведал нашим землякам о намерениях написать книгу про Анатолия Фоменко, создателя «Новой Хронологии». А знаете, кто оказался между Гагариным и Фоменко? Владимир Ульянов-Ленин. Именно ему посвящена книга «Ленин: Пантократор солнечных пылинок», опубликованная в издательстве «Молодая гвардия».

Отрывки были напечатаны в «Новом мире», и там же говорилось, что полный текст выйдет в серии «ЖЗЛ». Однако, получив текст, издатели, похоже, занервничали и предпочли для начала сделать внесерийное издание, а там уж видно будет. В этой осторожности есть резоны.

Вот цитата из книги – о временах эмиграции Ленина: «Соблазнительным компромиссом между экзотикой и комфортом для деловой активности выглядел Лондон, но тамошний баланс потоков энергии ци обходился дороговато, поэтому оставался «толкотливый» Париж». Или еще цитата, о Лонжюмо: «Интерес Ленина к посещению зоосадов и склонность закрывать глаза на некоторые смысловые искажения рано или поздно должны были привести его к месту, название которого сам он предпочел перевести как «длинная ослица» – long jumeau, хотя jumeau – это, конечно, скорее «близнецы», «сросшиеся», чем «ослица» – а точнее, так даже и «кобыла» (jument)».

Данилкин как биограф не просто неакадемичен, он заведомо провокативен и пишет о своих героях, как видите, довольно странным языком. И если Гагарина автор называл «подвергшимся редизайну идеологическим продуктом», то Ленин, судя по аннотации к книге, «был великий велосипедист, философ, путешественник, шутник, спортсмен и криптограф». Согласитесь, это как минимум необычно. В книге, конечно, нет скандального сравнения вождя пролетарской революции с грибом, однако Данилкин выбирает такие факты из жизни Владимира Ильича, что порой кажется, что многие герои книги держали в укромном местечке пару засушенных мухоморов. Чего стоит, к примеру, рассказ о том, как Ильич пытался утихомирить одного из слушателей его школы в Лонжюмо – бедняга страдал галлюцинациями и был порой совершенно неуправляем...

В одном из недавних выпусков радиопрограммы «Один» Дмитрий Быков призвал своих слушателей прочесть эту книгу: «Мне кажется, там увиден Ленин правильный. Конечно, этот Ленин – он немножко такой типа Бендера...» Что ж, если вы хотите узнать, кто оказался Кисой Воробьяниновым – Мартов или Плеханов, то советую последовать этим рекомендациям.