Марк О-вич

Оценить
Марк О-вич
Редактор «Саратовского дневника» оставил о себе разную память

В девяностые годы девятнадцатого века саратовская публика зачитывалась газетными фельетонами, подписанными псевдонимами Марк Дивэс, Марк О-вич, Трио, М. Д. За этими именами стоял один человек, и звали его Богдан Афанасьевич Маркович (1853–1915).

Детство Богдана прошло за границей, где он жил с матерью – писательницей Марко Вовчок (см. № газеты от 11.03.2015). Еще учась в Петербургском университете на физико-математическом факультете, Маркович принимал участие в студенческих волнениях, попал в поле зрения жандармерии и подвергался арестам. В 1884 году, будучи учителем в Ростове-на-Дону, был арестован по делу о народовольцах. Отбывал административную ссылку в Астрахани, а затем в Саратове.

В нашем городе Богдан Афанасьевич работал в местных газетах, был редактором «Саратовского дневника». В этом издании, по выражению одного саратовского поэта, Маркович «катал <...>«с перцем» фельетоны». Написаны они были хорошим, живым, «пластичным» языком. От автора рубрик «Летучие заметки», «Заметки праздношатающегося», «Наша общественная жизнь» (для них писал сам редактор) доставалось всем порокам и язвам местной жизни. Статьи имели успех и даже подняли тираж газеты.

Губернатор кн. Б.Б. Мещерский, по отзывам современников, был почитателем таланта Марковича и благоволил его газете. Возможно, так оно и было, иначе чем объяснить сам факт выхода газеты явно радикального направления, которое ей придал ссыльный Маркович. Так, газета отметила столетие со дня рождения К.Ф. Рылеева,
80-летие Тараса Шевченко, поместила некролог в связи со смертью Фридриха Энгельса.

«Дневник» публиковал под разными псевдонимами рассказы и очерки, написанные матерью Богдана Афанасьевича М. Вовчок, которая с 1893 года тоже жила в Саратове.

В редакторе «Саратовского дневника» удивительным образом уживались бунтарский дух, готовность к компромиссам и к «ангажированию». По утверждению местного общественного деятеля И.Я. Славина, Маркович являлся верным «услужающим» банковских и биржевых толстосумов и оставил в Саратове после себя «неважную память». Когда «Дневник» перешел в руки к новому издателю, наметившему свой курс, Маркович был удален из редакции газеты. По мнению всё того же Славина, экс-редактор, чтобы остаться в газете, был «готов отречься от прежних тенденций и писать «наоборот», как прикажут».

И всё же яркий, совсем не провинциальный журналистский талант Марковича не вызывал сомнений, похоже, даже у его недоброжелателей, не разделявших его политических взглядов и осуждавших его моральные качества.

В Саратове Маркович оказался участником одной анекдотической истории. Однажды на Немецкой улице присяжный поверенный Л.Г. Богуславский при всех избил палкой жену доктора Гальперна. Не желая оставаться в долгу, некоторое время спустя доктор избил жену Богуславского. Последний, к радости наблюдавших за этой «междоусобицей» обывателей, поколотил палкой самого доктора Гальперна. Доктор «дал сдачи» посредством местной прессы: газета «Саратовский дневник» напечатала ряд оскорбительных статей в адрес Богуславского. Через некоторое время какой-то «ночлежник», специально нанятый Богуславским, «основательно исполосовал нагайкой спину и шею» редактора газеты неподалеку от его квартиры. Результат – вызов Марковичем Богуславского на дуэль. Для примирения дуэлянтов приезжал из Москвы даже выдающийся адвокат Ф.Н. Плевако. К разочарованию многих, он неожиданно склонил враждующие стороны к примирению.

В 1900-е годы Богдан Афанасьевич перебрался в Петербург. В 1903–1905 гг. он продолжал публиковаться в газетах «Биржевые ведомости» и «Санкт-Петербургские ведомости» и преподавал геометрию в гимназиях. Написал несколько математических учебников и воспоминания о матери – «Марко Вовчок на Кавказе».