Ракетчики

Оценить
Ракетчики
На этот раз мы не о Валерии Радаеве с его уплывающим вниз по течению пляжем хотим поговорить – хватит, наверное, и так всё ясно. Немного хочется сказать о нашем северном соседе Самарской области и ее главе Николае Меркушкине – вот уж орел так орел.

Есть старый анекдот о ракетчиках. Взбешенный генерал врывается на командный пункт ракетной дивизии и кричит:
– Кто нажал красную кнопку?!
Молчание.
– Еще раз спрашиваю: кто жал красную кнопку?!
Молчание.
Генерал вытирает пот со лба:
– Ну и хрен с ней, с этой Данией.

Мы, собственно, не о военных хотим поговорить. Есть у нас такое ощущение, что фразу из старого анекдота часто повторяют во властных кабинетах. Предположим, назначили имярек губернатором в какой-нибудь регион. Назначили не по причине больших талантов, просто как результат некоего договора различных сил – политических и олигархических. Через год-другой, получив информацию о ситуации в регионе, чиновники, вздохнув, бормочут про себя: «Ну и хрен с ней, с этой Самарой (Саратовом, Астраханью и так далее).

На этот раз мы не о Валерии Радаеве с его уплывающим вниз по течению пляжем хотим поговорить – хватит, наверное, и так всё ясно. Немного хочется сказать о нашем северном соседе Самарской области и ее главе Николае Меркушкине – вот уж орел так орел.

Меркушкин был назначен (уговоримся забыть слово выборы) руководить Самарой в 2012 году. До этого он семнадцать лет руководил Мордовской республикой. Как руководил – мы не знаем, да это сейчас и не важно. Но впервые в истории современной России руководитель одного региона был переведен начальником в другой регион, и это было повышение. Всё же Саранск с Самарой не сравнить. Вообще-то это в советское время любили такие штучки – переводить секретарей обкомов из одной области в другую. Говорят, что помог Меркушкину осуществить это катапультирование из одного кресла в другое – более удобное, наш земляк Вячеслав Володин. И что? Чем же славна сейчас наша соседка Самарская область? Если поверить официальным данным, регион развивается темпами, опережающими среднероссийские. Ровно так же, как и наша славная область, которая тоже опережает страну по темпам развития. Одно только обидно: это какое-то странное опережение, существует оно только в сводках экономических ведомств. На фоне этого развития наблюдатели отмечают факты, общему тренду не соответствующие. Например, в прошлом году в Сызрани закрылся завод «Пластик». Когда-то это был крупнейший в Европе переработчик пластмасс. Теперь же работники были уволены, станки сданы на металлолом.

Самара еще крупнейший аэрокосмический регион страны. Всё так, но в 2016 году Российская космическая корпорация «Энергия» приняла решение о закрытии «ЗАО Волжское конструкторское бюро РКК «Энергия». Руководство самарского бюро, получив крупный заказ от Роскосмоса, не стало отдавать контракт на изготовление ракетных деталей на сторону, а создало фирмочку «Энком», которая и начала производство – в гаражных боксах без необходимых лицензий. В итоге детали не прошли испытания на Байконуре, после чего началась масштабная проверка, возбудили уголовное дело.

Еще есть прогремевшая на всю страну история, как местная дума – председатель в ней бывший начальник тамошнего УФСИН Виктор Сазонов – с подачи губернатора резко сократила, фактически уничтожила льготы пенсионерам. Начались митинги, где самарцы требуют отставки Меркушкина. Но тот не унывает. Как начал с прошлогодних выборов, так и продолжает рассказывать, что вся критика инспирирована ЦРУ.

У меня сестра живет в Самаре, в колледже преподает. Так с начала учебного года преподавателей и учителей школ трижды собирали на встречу с Меркушкиным. Один раз они были теми, кто есть – педагогическим сообществом. Другой раз чиновники представили губернатору тех же людей как представителей неких домовых советов. Как было в третий раз – я уж и не помню. Каждый раз губернатор выступал перед собравшимися с трехчасовой речью. Там и о происках ЦРУ было, и о том, как американский посол провоцировал стачки тольяттинских рабочих. И много об успехах. Безотносительно самарского головы надо отметить, что трехчасовая речь способна разъярить даже самых лояльных слушателей. Вот и в Самаре так, и к началу третьего часа зал уже откликается на слова губернатора «Мы будем жить лучше» вопросом «А мы?» Губернатор обижается и грозится уйти. Но не уходит – ни с трибуны, ни с должности. При этом Меркушкин, как, впрочем, и Радаев, отнюдь не оратор. Находясь в цицероновском запале, говорит совершенно странные вещи – типа «десятиполосные восьмиполоски», которые в скором времени украсят Самару. (Кстати, их городские дороги похуже наших будут.) Свободные самарские журналисты уже отчаялись найти смысл в речах губернатора и просто предоставляют читателям расшифровку доклада.

Последний раз Николай Меркушкин выступал перед большой аудиторией, на сей раз молодежной, на прошлой неделе. Вроде бы против экстремизма, на самом деле по поводу антикоррупционного митинга, который собрал в Самаре около четырех тысяч человек. Пригнанные студенты помимо обвинений в адрес митинговавших узнали, что в Китае всё замечательно, а в Ливии плохо, и жаль ее бывшего лидера. Имя Муаммара Каддафи Меркушкин выговорил с четвертого раза. Что есть пенсии в сто и даже сто двадцать тысяч рублей, что скоро будут созданы беспилотники, которые к американской ракете «как паучок, приклеился, всё, что необходимо снял, отклеился и обратно вернулся». И вообще «десять последние, пятнадцать лет активно собирает страна в кучу». И только Навальный мешает.