«Нас заставят заплатить, поверьте!»

Оценить
«Нас заставят заплатить, поверьте!»
Предприятиям без предупреждения подняли цену на электроэнергию, предприятия обещают «лечь»

В феврале текущего года резко подскочили цены на электроэнергию и мощность для юридических лиц по всей России. В Саратовской области цена на мощность увеличилась на 55,4 процента и стала самой дорогой в ПФО. Это в свою очередь повлекло увеличение цены на электроэнергию, которая за февраль выросла на 25 процентов относительно декабря и января. В среду в Торгово-промышленной палате Саратовской области представители в основном промышленных предприятий пытались понять, что происходит с ценами на энергоресурсы, как им теперь работать и кто за всё происходящее несет ответственность.

Проще отключиться и не работать

Скачок цен на электроэнергию стал полной неожиданностью для потребителей. Первыми о проблеме заявили АО «Нефтемаш»-«САПКОН» и его генеральный директор Владимир Мигаль. На встрече в ТПП Мигаль отметил, что ситуация сложилась более чем серьезная и его удивляет, что ни один федеральный канал не сказал о ней ни слова. «Никто нас не предупредил, к чему нам готовиться. Почему, спрашивается?! – возмущался Владимир Степанович. – Мы же миллионы вкладываем в модернизацию, в энергоэффективность в надежде на экономию. Только что прошли полный энергоаудит, утеплили цеха, поставили энергосберегающие светильники. А теперь оказывается, что никакой экономии нет – этот скачок цен нивелирует все затраты. Теперь я, наоборот, должен переплатить полмиллиона за электричество. А с какой стати-то?!».

Мигаль напомнил, что у промышленных предприятий и так много хлопот из-за новой системы госзаказа: предоплата отменена, а оплата за выполненный заказ поступает только через 90 дней. «То есть мы четыре месяца ждем заказа, потом еще три месяца – оплаты. Поэтому берем кредиты, на которые идут проценты, потому что надо работать, надо платить зарплаты, налоги и так далее. И вот на всё это накладывается теперь еще и рост цен на электроэнергию. Если ее опять поднимут (плановое повышение тарифов на 6,5–7 процентов намечено в России на июль. – Авт.), мне останется только отключиться. Проще вообще не работать!» – заявил гендиректор завода.

Представители других предприятий – АО «Саратовский радиоприборный завод», «Газпроммаш», «ЕПК Саратов» – позицию Владимира Мигаля разделяют и ждут ответов от власти.

«Как он вообще формируется, этот нерегулируемый тариф? У нас энергоизбыточный регион, у нас ГЭС, АЭС, куда идут эти мощности? Они же стоят в 10 раз дешевле, чем мы платим. Куда идут эти деньги? Кто будет зарабатывать на этих новых ценах? Ведь кто-то же будет на этом зарабатывать!» – возмущались промышленники.

 

Жаловаться можно, но стоит ли тратить время?

Внести ясность в происходящее пытались глава комитета по государственному регулированию тарифов Саратовской области Лариса Новикова и поставщики электроэнергии. Представители ОАО «Саратов­энерго» на встречу с промышленниками не пришли.

По словам Новиковой, всё дело в оптовом рынке электроэнергии и вводе новых мощностей. Именно там, а конкретно в сегменте «свободной цены», произошло повышение. Повлиять на ценообразование в зоне нерегулируемой цены никто не может, региональным властям, мол, это точно не под силу. Но можно обратиться в федеральное правительство, в профильные министерства, в Госдуму. «Нерегулируемые цены на оптовом рынке формирует НП «Совет рынка», но это не полностью свободная организация, которая может манипулировать, чем хочет, – объясняла Лариса Николаевна. – Контролером Совета рынка является наблюдательный совет, в который входят представители Министерства энергетики РФ, которые, в свою очередь, находятся под контролем зампреда правительства России».

Собственно, по словам Новиковой, от имени губернатора Валерия Радаева «обеспокоенное» обращение федеральным властям уже было отправлено. Две недели назад и конкретно первому вице-премьеру РФ Игорю Шувалову.

Радаев просит Шувалова принять «максимально возможные меры по урегулированию ситуации и дальнейшему недопущению роста стоимости конечной цены на электроэнергию над определенными правительством страны показателями» (запланированные годовые показатели роста, напомним 6,5–7 процента. – Авт.).

Представителям промпредприятий было сказано, что они тоже могут обратиться к кому хотят. Это не возбраняется. Наоборот, своими обращениями бизнесмены поддержат губернатора.

Бизнесмены, правда, изъявили желание обратиться в партию «Единая Росиия», потому что та «уговаривала» бизнес голосовать за себя, а значит, пусть и отвечает перед избирателями. А также в Федеральную антимонопольную службу РФ, потому что «налицо картельный сговор».

Ларисе Новиковой ни та, ни другая идея не понравилась. По ее словам, прежде чем спрашивать с партии, ее сначала надо проинформировать о проблеме и дать время разобраться в вопросе. А что касается ФАС, то это вообще не их компетенция, и на жалобы антимонопольщикам лучше время не тратить.

«Мы разговаривали с представителями ФАС, московскими, наши регионалы не в теме, и они нам сказали, что так как это свободная цена, не регулируемая государством, это переходит предметы их компетенции», – разочаровала промышленников Новикова.

Кто-то из промышленников заявление главы комитета подтвердил. Сами, мол, жаловались в ФАС, и там разбираться в проблеме отказались, ссылаясь на ограниченность своих в ней полномочий. «Да они же сами эти документы подписали», – бросил реплику Владимир Мигаль, но его попросили не продолжать и тему антимонопольщиков замяли.

 

Вопросы риторические, ответы прозаические

У Алексея Антонова, президента Союза «Торгово-промышленная палата Саратовской области», было много вопросов, риторических в том числе:

– Задумывался ли кто-нибудь из ответственных за новые цены о том, смогут ли потребители вообще осуществлять эти платежи? – «Нас заставят платить, поверьте», – ответили ему представители предприятий.

– Есть ли вообще решение у этой проблемы? – «Вполне возможно. Но только на федеральном уровне», – повторила Лариса Новикова.

– Готовы ли гарантирующие поставщики идти навстречу предприятиям, учитывая экономический кризис и их без того сложное положение? – «У нас у всех одинаковые проблемы – кредиты, налоги, обязательства перед игроками оптового рынка и сетевыми организациями. Нам тоже грозят штрафы за нарушение сроков платежей», – сообщил первый заместитель директора СПГЭС Андрей Иванов. И напомнил, что половина всех потребителей у любого гарантирующего поставщика – население с характерной и не решаемой проблемой неплатежей. «Если мы будем договариваться еще и с каждым из «прочих потребителей», то просто рухнут сбыты, рухнут сети и рухнет вся энергосистема».

Иванов, кстати, всё равно хотел пообещать поддержку предприятиям, предусмотреть, например, рассрочку платежей, потому что в СПГЭС «с каждым предприятием работают индивидуально и всегда находят контакт». Но ему не поверили. Ильдар Тухтаров, главный энергетик «Газпроммаш», поправил Иванова, напомнив, что далеко не всегда СПГЭС идет на контакт и даже часто не идет ни на какой контакт вообще.

«Для вас даже маленькая просрочка даже по техническим причинам становится основанием для санкций. Приезжаете и отключаете нас. И это происходит практически постоянно», – отметил Тухтаров, и Иванову пришлось согласиться и даже защищаться.

«Да – не всегда, да – часто. Но мы пользуемся теми правами, которые дает нам законодательство. Мы также можем отступать от этих правил, которые нам дает законодательство», – неловко отбивался Иванов.

 

Заплатят все

Официального объяснения скачка цен на мощность на ОРЭМ (оптовый рынок электроэнергии и мощности), повлекшего рост цен на электроэнергию для юридических лиц во всех регионах России, регулятор (НП «Совет рынка») пока не дает. Но игроки строят свои догадки.

По одной из версий, причина во вводе Росатомом в эксплуатацию значительной мощности (Белоярской АЭС и Нововоронежской АЭС-2), которую теперь вынуждены оплачивать все потребители страны. По другой – в корректировке коэффициента, обеспечивающего возврат инвестиций по энергоблокам, построенным в рамках программы строительства новой генерации взамен изношенной – ДПМ (договор предоставления мощности). Третья версия объединяет две предыдущие.

Стоит отметить, что повышение цены на мощности и электроэнергию коснулось и сетевых компаний, которые покупают электроэнергию на ОРЭМ для компенсации потерь. А значит, за новую мощность будут платить все, от «Россетей» до малых предприятий, а бремя платежей в конечном итоге ляжет на плечи населения. В регионах уже говорят о росте себестоимости продукции, повышении цен в магазинах, сокращении персонала на предприятиях и усугублении кризиса неплатежей.

 

 


[Кстати сказать]

Логику понять, «розовые очки» снять

Или почему высокие цены – прекрасный инструмент финансирования проектов развития энергетики

О том, «кто будет зарабатывать на росте цен на мощности и электроэнергию» и «кому это выгодно», игроки тоже догадываются. Участники рынка вспомнили, что кроме естественных процессов на оптовом рынке (купли-продажи мощности, оплаты строительства новой генерации взамен изношенной) есть еще обещания правительства РФ субсидировать разные проекты в отрасли. Например, строительство электростанций в Крыму, в Калининградской области, в Краснодарском крае, компенсации инвестиций на безопасность АЭС, финансирование ДПМ на строительство заводов по термической обработке твердых коммунальных отходов и прочие. Деньги на эти субсидии, как говорят эксперты, собираются из надбавок к цене продающихся мощностей и электро­энергии.

По разным оценкам, дополнительная нерыночная финансовая нагрузка на потребителей ОРЭМ оценивается от 118 до 208 млрд рублей в год.

«Потребители (юридические лица. – Авт.) должны понимать текущую логику регуляторов рынка, – анонимно объясняет один из участников ОРЭМ в дискуссии на интернет-форуме профессионального сообщества.

1) Цена на мощность будет расти сейчас быстро, так как инвесторам (строительство новой генерации) нужно вернуть финансы с некой рентабельностью. А до пика платежей генераторам еще далеко.

2) Неналоговый сбор с потребителей электроэнергии (кроме населения) – прекрасный инструмент финансирования проектов развития энергетики: и отдельно взятых регионов. Он не зависит от прибыли предприятий и прочих экономических реалий. При этом прекрасно администрируется (попробуй не заплатить – отключат!) и не требует увеличения чиновников налоговых служб. И потребители точно не спросят за «экономическую эффективность» этих сборов. Или кто-то из вас будет оценивать, «привели ли 30 млрд рублей в год для Дальнего Востока к росту промышленности и доходам бюджета?».

Кстати, содержание аппарата, «обслуживающего» ОРЭМ, потребители также сами оплачивают.

3) После того как потребители привыкнут к новым планкам цен, нет смысла их снижать. Даже если нового строительства не будет, всегда найдутся проекты, на которые нужны деньги. Вопрос перенаправления денежного потока решается изданием нового постановления правительства РФ. Например, генераторы не будут против, если потребители «согласятся» оплатить дополнительно вывод (консервацию, утилизацию) старых станций.

Может, это и грубовато, но тем, кто еще носит «розовые очки», будет полезно…».