В России выросло поколение не рабов

Оценить
В России выросло поколение не рабов
Массовое участие молодежи в мартовских акциях протеста по всей России стало неожиданностью для властей и, возможно, для лидеров оппозиции – тоже

Акции 26 марта называют то Крестовым походом детей, то шалостями школоты. Но вне зависимости от восторженности или ироничности оценок все признают, что большую часть вышедших на улицы российских городов демонстрантов составляли старшеклассники или студенты. В чем причина? Официальную точку зрения – об оплате протеста – отметаем как явную глупость. Действительно ли молодежь хочет перемен или просто достала математичка со своими теоремами и аксиомами? Мы попытались разобраться, поговорив с теми, кто вышел на улицы, и с теми, кто остался дома; с экспертами.

 

Бунтующая юность

Мнения молодых саратовцев, которые ходили и не ходили на протестную акцию 26 марта

 

Мартовские акции протеста удивили не только неожиданно большим числом собравшихся, но и высокой долей совсем юных участников. Что заставило их рискнуть и выйти на несогласованное с властями мероприятие? «Газета недели» пообщалась с протестующими саратовцами не старше 25 лет, а также узнала мнение той части молодежи, которая на митинге не была.

 

в разворот_ходили.jpg

Андрей, 15 лет, ученик 9-го класса:

В ОРГАНАХ ВЛАСТИ ТОЧНО ПРОИЗОШЕЛ КАКОЙ-ТО КИПИШ

Я в таком возрасте нахожусь, мне много что интересно. Хожу на еженедельные воскресные прогулки (мероприятия, каждые выходные проводимые в Саратове сторонниками политика Вячеслава Мальцева. – Прим. ред.) и завел там новые знакомства. Туда приходят хорошие простые люди, которые знают о своих правах. Для того чтобы их поддержать, я и решил выйти на эту акцию. Мои родители очень сильно переживали: мол, еще полиция тебя заберет. Но я же ничего противозаконного не сделал. За что меня забирать? А в случае чего мог бы сказать, что просто шел мимо, увидел знакомых, подошел поздороваться и уже ухожу.

Я тоже заметил большое количество молодежи на митинге. Думаю, это связано с тем, что люди уже не могут больше терпеть. Или такая хорошая пропаганда идет: мол, не сидите дома. А на молодых это лучше всего действует. Конечно, коррупция – это плохо, и с ней надо бороться. Но вряд ли я настолько разделяю эти убеждения, чтобы каждый раз выходить на митинги. Хотя в следующий раз, если Бог даст, я бы опять сходил с удовольствием. Я считаю, добиться чего-то такими мероприятиями вполне возможно. Как бы то ни было, властям очень тяжело их игнорировать. Потому что если люди выходят, причем в таких количествах – значит, они готовы и к чему-то большему. Что касается результатов мартовских акций, то, во-первых, людей заметили. Во-вторых, в органах власти точно произошел какой-то кипиш. Значит, цели были достигнуты.

 

Лиза, 25 лет, бухгалтер:

Я ПЛАЧУ НАЛОГИ, ПОЭТОМУ КО МНЕ ДОЛЖНЫ УВАЖИТЕЛЬНО ОТНОСИТЬСЯ!

Ходила, чтобы выразить свою точку зрения. Во-первых, я против коррупции. Во-вторых, это я здесь власть, а не они. Это я плачу налоги, поэтому они ко мне должны уважительно относиться! Кстати, со мной на митинг ходила и моя мама. Никаких опасений по поводу того, что меня могут забрать в полицию, я не испытывала. В конце концов, я же не организатор. Да и всех в кутузку не посадишь. В крайнем случае, можно было бы сказать, что ты просто шел мимо и даже не подозревал, что здесь происходит какое-то мероприятие. Я бы точно что-нибудь такое придумала, прикинулась бы глупенькой.

Я не ожидала, что акция примет такой масштаб. Думала, придет максимум 100–200 человек. И была поражена, что среди участников оказалось столько молодежи. Это удивительно, потому что, например, у меня на работе многие молодые люди таких вещей не понимают. Одна девочка, узнав, где я была, посмотрела на меня как на дуру: «А зачем ты туда ходила? И что это дало?».

Я же считаю, что результаты достигнуты были. Иначе никого бы не посадили, власть только посмеялась бы. А если посадили – значит, опасаются.

 

Кирилл, 22 года, студент, предприниматель:

Я ВСТРЕТИЛ ОГРОМНОЕ КОЛИЧЕСТВО ЗНАКОМЫХ, КОТОРЫХ НЕ ОЖИДАЛ УВИДЕТЬ

Пошел, чтобы проявить свою гражданскую позицию, которая заключается в неприятии политики современных российских властей. Это и масштабная коррупция, и повальная христианизация, и ориентация на достижение каких-то декоративных показателей, а не на реальное улучшение своей работы. Я ходил на митинг уже не в первый раз, поэтому был готов к любому развитию событий: взял с собой копию паспорта, попросил товарища подстраховать меня по рабочим делам. Короче, заранее подстелил соломки.

Я тоже заметил на мероприятии большое количество молодых людей – порою даже слишком молодых. Могу объяснить это тем, что молодежь получает много информации из интернета. А вот то, что я не в силах объяснить, – так это массовость акции. Я ожидал максимум человек 500. Может быть, в этот раз просто большему количеству людей удалось узнать про нее? А может, народ уже действительно всё достало... Я встретил огромное количество знакомых, которых не ожидал увидеть.

Считаю, что если целью акции было обозначить проблему, на самом деле волнующую общество, – то она была достигнута. В сети уже идет большое количество обсуждений.

в разворот_не ходили.jpg

Елена, 23 года, врач:

НЕ ПОШЛА, ПОТОМУ ЧТО В КАКОЙ-ТО МОМЕНТ ПОБОЯЛАСЬ

Про акции протеста знала заранее. Не пошла, потому что в какой-то момент побоялась. Все наши медклиники – это «Единая Россия». Ну и еще кое-какие личные дела в этот день были. К тому же эти митинги не были согласованы, верно? В таких случаях велика вероятность, что какие-нибудь заказные кавказцы накинутся на толпу либо людей начнет растаскивать полиция. Но если в следующий раз у такой акции будет разрешение, то я, наверное, все-таки на нее схожу.

Я считаю, такими митингами можно кое-что поменять. Народ хотя бы станет больше задумываться. Уже есть часть населения, которая активно пытается многое изменить, хотя бы просто приходя на митинги. Таким образом она обращает внимание остальных граждан на проблемы. Показывает им, что не надо бояться, а надо говорить то, что думаешь.

 

Артур, 25 лет, аспирант:

НЕ ПРИВЫК СТОЯТЬ В ТОЛПЕ, ПРЕДАННО ГЛЯДЯ НА «ЛИДЕРА»

Я не участвую в массовых мероприятиях, поскольку верю в выбор личности и индивидуальность. Не привык стоять в толпе, преданно глядя на «лидера», и скандировать лозунги, подхватывая зачин «соратников». Существующий режим установился как раз из-за таких вот преданных «служителей идее». Я лучше предпочту бездействовать, нежели публично поддерживать политика, которого, по сути, не знаю. Поэтому, если бы я и знал о планируемой акции – согласованной или нет, то всё равно не принял бы в ней участия. Какими бы привлекательными ни были лозунги на митингах и шествиях, все эти мероприятия в моем понимании – лишь манипуляции.

Наиболее действенным методом влияния на политику я считаю участие в выборах. До тех пор, пока более половины населения будут избирать в органы власти представителей правящего режима, все мероприятия, подобные прошедшему 26 марта, будут восприниматься лишь как бунт молодежи, а вовсе не как последовательное отстаивание позиции прогрессивных граждан.

 

Они не лучше, они просто другие

Известные люди о молодежи, ее протесте и воспитании

 

Дмитрий Медведев, премьер-министр Российской Федерации:

Вне зависимости от политических симпатий очень важно, чтобы молодежь была активной и сделала свой политический выбор.

 

Виталий Милонов, депутат Госдумы:

В 16 лет у тебя одни настроения, в 18 – другие, а в 25 уже берутся за голову. Я думаю, что любовь к Алексею Навальному пройдет по мере того, как молодые люди будут прекращать смотреть порнофильмы и переключатся на построение серьезных отношений с нормальными девушками.

 

Илья Варламов, блогер:

Это поколение родилось и выросло при власти Путина и сегодня требует перемен. Какие-то говноеды в соцсетях начали скулить, что детей на бойню затаскивают гадкие политики. По этому поводу могу сказать, что если ребенок в 16 лет готов вый­ти на акцию протеста против беспредела власти, то этим ребенком можно только гордиться. В ближайшие годы молодежь явно будет сильно политизироваться. В Кремле, похоже, не понимают, что с этим делать. Просто пропасть между поколениями.

 

Галина Комкова, депутат облдумы, декан юридического факультета СГУ:

В сфере борьбы с коррупцией используются нетрадиционные формы обучения. Например, у нас каждый год проходит конкурс стенгазет «Нет коррупции». Мы не ожидали, что столько детей отзовется. Около 30 плакатов было сделано. Существуют также викторины.

 

Лев Шлосберг, политик:

Государство не заметило появления этих людей, потому что все средства государственного манипулирования людьми оказались в отношении этих людей бессильны. Эти люди и российское государство мыслят разными категориями и говорят на разных языках. Они очень быстро реагируют на события, для принятия решения им нужны минуты, для координации действий – часы. Огромная государственная машина проигрывает этим людям во всем – полноте картины мира, точности решений, скорости действий.

 

Егор Холмогоров, политик и публицист:

Независимо от того, о чем реально мечтает «школота за Навального» – о стране, свободной от коррупции и демократии, или об обещанных киндерфюрером десяти тысячах евро «компенсации» за задержание, независимо от того, при­шли ли они по сердечному порыву, ради веселого селфи или заманены политтехнологическими хитростями, важно понимать только одно: их мнение не имеет никакого значения.

 

Елена Мизулина, сенатор:

Уроки патриотизма начали заменять уроками борьбы с коррупцией. Причем с 1-го по 11-й класс. Детям предлагают рисовать картинки, предлагают информацию такого рода, где пирамида, а страны расположены в иерархическом порядке по уровню коррупции. И Россия оказывается, естественно, далеко внизу рядом с Узбекистаном. Такое формирование патриотизма происходит. Может быть, имеет смысл дать указание посмотреть, что это за ситуация, откуда идет такого рода предложение. Потому патриотизм – это одно. А борьба с коррупцией и навязывание ее в школах – это опасная тенденция.

 

Андрей Десницкий, публицист и писатель:

В России выросло поколение не рабов. Тех, кто родился после исхода из Египта и не тоскует о его котлах. Они не лучше, они просто другие. Будущее за ними. Фараон боится будущего и пытается его заменить повторением прошлого, но это невозможно.

 

Владимир Незнамов, председатель комиссии по безопасности, взаимодействию с системой судебно-правоохранительных органов и противодействию коррупции общественной палаты Саратовской области, председатель саратовского отделения общественной организации «Офицеры России»:

МОЛОДЕЖЬ, НЕ ОХВАЧЕННАЯ ГОСУДАРСТВЕННЫМИ СТРУКТУРАМИ, РЕШИЛА КАК-ТО СЕБЯ ПРОЯВИТЬ

НезнамовКорни молодежной протестной активности, которая проявилась
26 марта по всей стране, в том числе в Саратове, лежат очень глубоко. Тут задействовано много факторов – одни объективные, другие субъективные.

Сейчас появились высказывания творческого сообщества о том, что государство должно больше уделять внимания диалогу с молодежью. Не готов сказать, что работа государственных и общественных органов идет сейчас неэффективно. Потому что многое делает Росмолодежь, проводятся молодежные форумы, такие как Таврида, Туриада, iВолга и т.д., и масса других мероприятий. Помню, я встречался с молодыми людьми на форумах в Селигере, выезжал в Балашов, в Маркс – интересные были ребята, мы по полтора часа общались за жизнь, за Родину, за всё что угодно!

Возможно, что на улицы вышла как раз та молодежь, которая не охвачена государственными структурами. Им, молодым, очень хочется быть активными – вот они и решили как-то себя проявить.

Огромное влияние на современную молодежь оказывает интернет, вся жизнь у многих проходит именно там. К примеру, мои дети через пять минут общения за столом погружаются в интернет – никак их оттуда не вырвешь и не достанешь! Я всегда говорю, что Всемирная сеть – это 50 процентов гениальности и 50 процентов бегства от реальной действительности. Согласен с высказыванием Антуана де Сент-Экзюпери, замечательного летчика-писателя, что «единственная настоящая роскошь – это роскошь человеческого общения». Тет-а-тет, глаза в глаза, когда видишь и слышишь эмоции собеседника, а не шлешь «смайлики». Однако современная молодежь предпочитает общаться в интернете – таковы реалии.

Мне кажется, что государству и общественным структурам, раз молодежь ушла вся в интернет, надо научиться общаться с нею в социальных сетях на понятном ей языке.

Потому что есть сайты, претендующие на объективность, контент профессиональных журналистов – а есть ресурсы, с помощью которых их авторы зарабатывают на сплетнях, на популярности жареных фактов и выполняют заказы сторонних лиц. Привлекая тем самым внимание молодежи, которая не умеет работать с информацией. Такая ситуация, к сожалению, есть.

А Навальный… Он тут ни при чем. Я о нем ничего сказать не могу, потому что с ним не знаком. Навальный своим приездом в Саратов просто выполнял свои задачи. Те массовые прогулки саратовской молодежи были уже на следующий день без него.

 

Григорий Гришин, режиссер-документалист, член партии «Яблоко»:

ХОЛДЕН КОЛФИЛД НАКОНЕЦ НАШЕЛ СВОИХ УТОЧЕК

ГришинКлич, который бросил по Руси Алексей Навальный про борьбу с коррупцией, то есть про борьбу с Дмитрием Медведевым, нашел отклик именно в сердцах детей.

Я наблюдал шествие 26 марта в Нижнем Новгороде, пропустил всю толпу через себя и специально вглядывался в лица. Говорят, что в Саратове средний возраст гуляющих – 21 год. В Нижнем это 16 лет. Это реально шли старшеклассники.

Почему вышли дети? Во-первых, дети всегда участвовали в политических акциях. Они всегда приходили посмотреть, что происходит, просто из любопытства. Потому что молодежь легко откликается на «движ». Особенность этой акции не в том, что пришло много молодых людей, а в том, что остальные не пришли. Не при­шли взрослые.

На самом деле это отсутствие прагматизма – школьники не понимают ответственности этих акций. Что они знают про 6 мая 2012 года? Про «болотное дело»? Это всё прошло мимо них – им было тогда по 10–11 лет. Политических новостей они не читают. Для них общественная жизнь, политическая жизнь – белый лист. И плюс у них есть впечатление, что с помощью выхода на улицу можно что-то изменить. У их родителей нет ни уверенности в собственной безопасности, ни уверенности в эффективности того, что они будут делать.

Во-вторых, работа по распространению фильма «Он вам не Димон» велась через соцсети. Это молодежные каналы связи. Фильм распространялся в Ютьюбе, его смотрели в Ютьюбе, его там же и перепощивали. Естественно, что он затронул молодежную группу. Это чисто маркетинговый ход. Ну и откуда взялись уточки? Уточки – это мимимишность, это эмодзи (разнообразные картинки, означающие эмоции. – А.М.). Тот язык, та символика, на которую реагирует молодежь.

Но это внешнее, маркетинговое, социологическое. У этого явления есть еще и политический план.

Во-первых, молодежь всегда наиболее остро чувствует несправедливость. У кого-то есть дворцы, а у мамы с папой нет дворцов – несправедливо же? И эта несправедливость сильнее всего затрагивает сердце молодого человека. Когда я в первый раз увидел этих уточек, то первая ассоциация, которая у меня была, – главный герой романа Сэлинджера «Над пропастью во ржи», Холден Колфилд, который пришел за своими уточками. Те утки, которых он искал в Центральном парке, оказались в поместье Дмитрия Медведева. И вот эти холдены колфилды, готовые бороться со всей несправедливостью этого мира, пусть не очень понимая, как, вышли на улицы всей России.

Во-вторых, и я это очень четко увидел во время избирательной кампании, россияне не видят будущего. Они видят текущий момент, то, что было вчера. Но завтрашнего дня у них нет. Ситуация с коррупцией в России не изменилась за последние пятнадцать лет ни на йоту. Но все нулевые у людей была надежда и уверенность, что вот «они» наворуются, «они» себе построят, но и нам построят. А сейчас люди просто не понимают, куда мы идем. И что будут делать завтра наши дети. У пенсионеров есть хотя бы гарантированная пенсия, а у их детей нет впереди ни работы, ни надежды, ни перспективы. Ничего нет.

Всем известно, что в России невозможно получить продвижение, невозможно реализовать себя, если у тебя нет блата и денег. Сейчас для реализации закрыты и администрация президента, и «Газпром», о которых как о будущем для своих детей мечтали родители, потому что у маршалов тоже есть дети. Сегодня всё, что детям осталось, чтобы как-то уцепиться, как-то реализоваться, это силовые структуры – МВД, ФСБ, армия. Я только сегодня слышал по радио, что в этот раз какой-то невероятный прилив призывников на призывных пунктах.

Естественно, влияет и массовая культура, особенно американские фильмы – «Гарри Поттер», «Голодные игры» – это же истории про то, что человек молодой опирается сам на себя и побарывает несправедливость. Хотя это мировая культура вообще и в принципе нормальный процесс – молодые люди всегда борются с несправедливостью.

И тут на взрослых лежит огромная ответственность, которую они с себя сбрасывают. Нам всем нужно понимать, что никакие политические изменения не творятся по воле и руками людей молодых. Возраст политически влиятельных фигур, субъектов и объектов политического процесса – это 40+. Это те люди, в чьих руках сосредоточена реальная власть в государстве. Они могут услышать детей, могут не услышать детей, могут прислушаться и пойти им навстречу, могут оттолкнуть. Но решение принимают они.

Сейчас люди взрослые заняли позицию ожидания. Я считаю, что если ты не находишь способа для своего ребенка реализоваться в будущем, будь готов к тому, что его судьба будет провалена. Я считаю, что взрослые должны направлять политический процесс в то русло, в котором не будет ненависти, в котором не будет массовых акций, связанных с силовым противостоянием. Для этого нужно организовывать политические структуры и делать так, чтобы из жизни исчезла ложь. Дети очень чувствительны ко лжи. Поэтому они выходят на улицу, потому что видят, что всё во лжи. Единственное, что они могут – взять уточку и выйти на улицу в ожидании чего-то. А виноваты взрослые, которым надо структурно менять страну так, чтобы в ней было место будущему. Было место их детям.

 


[Кстати сказать]

18 с плюсом
Митинг против коррупции и его последствия

Протестные акции, направленные против коррупции, прошедшие по всей России 26 марта, могут найти отражение в российском законодательстве о митингах.
Одно из главных изменений связано с установлением минимального возраста участников таких мероприятий. Иными словами, власти планируют ограничить возможность несовершеннолетним гражданам участвовать в митингах и шествиях. Естественно, сторонники нововведения мотивируют свое непреодолимое желание что-либо изменить заботой о ближних. Причем о тех ближних, которым еще 18 лет не исполнилось. Многим из задержанных участников антикоррупционного митинга не было 18 лет, а сами задержания проходили в довольно жесткой форме. То есть без травм не обошлось.
В обозримом будущем в федеральный закон о митингах, шествиях, пикетах может добавиться положение, согласно которому организаторы должны заранее установить возрастной маркер планируемого события. Кстати, появиться может не только маркер «18+», а также пометки «16+», «12+» и даже «6+». Инициатор такого нововведения руководитель общественного движения «За безопасность» Дмитрий Курдесов убежден, что подобные возрастные ограничения, которые действуют с недавнего времени для книг, фильмов, сериалов, телепрограмм и прочего, успели доказать свою продуктивность. Так почему бы не перенять этот опыт и в отношении митингов? Ведь намного проще установить этот самый возрастной порог, чем потом разбираться, почему полицейские разбили какому-нибудь шестнадцатилетнему подростку голову дубинкой при задержании.