Саратов, которым я горжусь!

Оценить
Саратов, которым я горжусь!
570 волонтеров Навального и антикоррупционная прогулка трех тысяч горожан

Нашему городу уже лет двадцать не снилось то, что он пережил за эти выходные. В субботу, 25 марта, на встречу с Алексеем Навальным собралось порядка 570 волонтеров. Сам Навальный у себя в блоге потом написал, что это была самая массовая встреча.  (В Саратове открыли 13-й по счету предвыборный штаб Навального.)

Незадолго до начала мероприятия сторонники и противники Алексея устроили на крыльце «Слова» потасовку: дерущихся разняла полиция. Зачинщиков драки (это были «противники») полицейские задерживать не стали. А вот организаторов прогулки свободных людей (это случилось уже 26 марта, в воскресенье) – Сергея Рыжова, Сергея Окунева, Эльнура Байрамова, ведущего «Открытого канала» Александра Никишина и еще нескольких человек задержали сразу после завершения мирной акции протеста.

26 марта в погожий день по своему городу большую прогулку совершили почти три тысячи человек (пусть полиция называет цифру – 400 участников, как очевидец события могу сказать – от головы колонны не было видно ее хвоста, а люди шли по бульвару на улице Рахова очень плотно). Такого не было даже в декабре 2011 года. Это был мирный протест против коррупции, пожирающей наше государство и наш город.

Акция была несогласованной: несмотря на заранее поданное уведомление о проведении митинга, администрация Саратова в последний момент организаторам отказала, не предоставив альтернативной площадки. Митинг запрашивали в сквере Борцов революции 1905 года – это саратовский так называемый гайд-парк, специальная площадка для свободных дискуссий. А отказали – еще 22 марта – по причине банальной: «Саратовводоканал» проводит на месте будущего митинга вскрышные работы. Конечно,
22 марта никаких вскрышных работ у борцов революции никто не проводил. Зато 23 марта в гайд-парке внезапно потекла труба, и вода залила буквально осенью отремонтированный сквер. Понятно, что все три дня протечку никто не устранял. Впрочем, когда саратовцев останавливала грязь?

 

Navalny day

 «В субботу саратовцев ожидает штормовой ветер и дождь со снегом» – так звучал прогноз погоды на 25 марта от саратовских метеорологов. Пришлось лезть в Яндекс.Погоду – после внезапных раскопок в сквере Борцов революции в такой прогноз верилось уже с трудом. Но Яндекс подтвердил – погодка будет не ахти.

Подняв воротник пальто, иду по пешеходной Волжской. Моросит мелкий, противный дождь, ледяной ветер забирается за шиворот и в рукава. В половине десятого утра на пешеходке тихо и пусто. У издательства «Слово» дежурят два полицейских и трое неизвестных – молодой парень и две юных девушки. Смотрят в сторону издательства и активно копаются в телефонах. Они так и будут «пасти» вход в течение трех с половиной часов, несмотря на ливень, ветер и мерзкую погоду.

– Кого вы уже сорок минут под ливнем ждете? – спрашиваю.

– Подругу. Опаздывает. Пробки.

Парень все три с половиной часа ждет девушку. Но и ему не судьба – свидание сорвалось.

На 10 утра в Волжском районном суде назначено заседание по иску Окунева, Рыжова и Байрамова к администрации Саратова – организаторы оспаривают отказ в проведении завтрашнего митинга. Дело ведет судья Бжезовская. Мы оставляем там корреспондентов «Свободных новостей» и «Открытого канала» и идем на разведку.

У «Слова» всё так же дежурят двое полицейских, на Соборной у Липок припаркован «ПАЗик» полиции. За трамваем Семеном стоит роскошная синяя казахская юрта, прямо под дождем организаторы Наурыза монтируют палатку для продажи «пирожков», а рядом с юртой идет монтаж сцены.

На Театральной, 3/1 – по этому адресу расположен предвыборный штаб Навального – у арки дежурит машина ДПС. В ней сидит один полицейский. И, кажется, очень скучает.

Возвращаемся на Волжскую – к 11 утра дождь заканчивается. И народу становится чуть больше. Кто есть кто, непонятно: кто сторонник, кто противник, кто провокатор? Все смотрят друг на друга с подозрением. Очень много юных лиц.

Молодой человек в желтой куртке держит пачку листовок.

– Дай посмотреть?

– На.

На листовке – волгоградская Родина-мать с зеленой рукой и зеленым лицом. Фотошоп, конечно, но в листовке об этом ни слова. Про извинения от Навального и его команды за неудачный коллаж, размещенный в социальной сети «ВКонтакте», тоже ничего.

На мальчишку набрасываются журналисты с вопросами: что это? Почему информация не вся? Скажи, что ты думаешь по этому поводу?

Парень пытается сбежать. Идущая рядом с ним девушка из его же команды втягивает голову в плечи, лицом зарываясь в шарф.

– Да отстаньте вы от меня. Я просто поддерживаю всю эту херню! – взрывается парень, и его оставляют в покое.

Человек в красном – футбольный фанат Сергей «Малыш» Шамиев – прохаживается по Волжской напротив издательства. Народу вокруг уже много: казахи начали празднование Наурыза, девушки в национальных костюмах танцуют национальные танцы, рядом крутятся представители чеченской диаспоры, футбольные болельщики, поближе к крыльцу стягиваются волонтеры Навального.

– Дорогие товарищи! – «Малыш» орет в неизвестно откуда взявшийся мегафон. – Я сейчас шел мимо памятника Чернышевскому. И там умирала собака! Мучительной смертью. Ее отравили. А подростки снимали это на телефон. А вот в Волгограде раскрасили Родину-мать! Зачем Навальный идет в президенты? Вот мне, может, тоже много что не нравится, но я же не хочу стать президентом. Я же понимаю, что у меня мозгов на это не хватит! (хохот). Ну, кто со мной?

Часть пришедших – в основном это выходцы с Северного Кавказа – становятся рядом с «Малышом».

Полицейский, которому указывают, что Шамиев, по сути, проводит несанкционированный митинг, отвечает: «Ачотакова?» Но потом парни в форме все-таки принимают орущего в мегафон футбольного фаната и уводят его с улицы.

Минут через двадцать он появляется снова – с мегафоном и подписанным разрешением на митинг.

– Наш Саратов чистый город! – орет мне в ухо какой-то дядя, сторонник «Малыша». И тычет пальцем в плитку Волжской. Я задумчиво смотрю на свою обувь – она вся грязная: за пределами пешеходки не забалуешь. – Не надо нам ничего менять!

– Навальный, выходи, если мужик! – скандирует толпа под предводительством Шамиева.

То тут, то там образуются группы дискутирующих сторонников и противников.

– Да если Навальный придет к власти, голубые будут ходить по городу! – орет юный «противник» с бородой.

– Ну и что, а сейчас они не ходят, дома сидят? – возражает ему «сторонник».

– Зачем они раскрасили памятник? Ну и что, что в фотошопе! Сейчас в фотошопе, а завтра в реальности! – это противники.

– Ну и как вы себе это представляете? Вертолетом они туда бочку краски поднимут? – это сторонники.

– Ноги покрасят! – не унимается юный парень с бородой.

Попытки нормального аргументированного диалога со стороны сторонников Навального разбиваются о крики и лозунги противников. Аргументы давят голосом. Стоит шум. Толпа у издательства четко разделяется на две половины.

Сторонники Навального, стоя на крыльце «Слова», внезапно начинают скандировать:

– Стадо! Стадо! Стадо!

Невысокий мужичок в национальном головном уборе, с бородкой, подходит к самому старшему из них и со словами «ты у меня за свои слова ответишь» сдергивает его с крыльца за одежду. Парень падает на одно колено, к нему кидаются остальные противники и уже хотят бить.

– Отсекай его, отсекай! – это кричит полицейский.

Толпа раскачивается, на пятачке у крыльца уже две потасовки. Минут пять они мутузят друг друга. Очень страшно, что начнется давка – те, кто не дерется, уклоняются от ударов. Стражи порядка выхватывают из толпы драчунов и оттаскивают их куда-то. Потасовка заканчивается.

На площадке у входа в издательство на столе рядом с полицейскими лежат наручники и кляп – по виду, из интим-магазина. Их только что извлекли из сумки профессора СГУ Веры Афанасьевой. Она потом объяснила, что хотела повесить их на себя, если ее не пропустят на встречу с Навальным. Но она прошла и прекрасно разместилась в первых рядах. Так что наручники не понадобились.

– Я коллекционер, они мне когда-то попались на блошином рынке. И я их купила, – оправдывается профессор. – Нет, забирать не буду. Это безделушка. Они мне не нужны.

Полиция начинает пропускать волонтеров на встречу с Навальным. Противники, развернув плакаты, всё еще стоят и скандируют: «Выходи, если мужик».

К моменту начала встречи Волжская пустеет.

– Ребят не стали про­длевать, – шутит координатор избирательного штаба Алексея Навального Леонид Волков. (Подробнее о встрече Навального с волонтерами и прессой, а также эксклюзивное интервью политика «Газете недели в Саратове» читайте на стр. 3, 4.)