13-й штаб

Оценить
13-й штаб
Алексей Навальный назвал Саратов ударным волонтерским городом

Встреча Навального с волонтерами, запланированная на два часа дня, началась с задержкой на 20 минут. На проходе через «вертушку» в «Слове» полиция досматривала всех входящих, опасаясь провокаций. В итоге помимо наручников и кляпа профессора Афанасьевой было изъято: четыре ножа, девять баллончиков с перцовым газом, отвертка, щипчики для ногтей, дезодорант, два флакона с нашатырем (знакомый почерк. – А.М.) и килограмм сахара.

Алексей Навальный лично встречал всех на входе. Жал руки. Обещал сфотографироваться после выступления. Стульями в зале отгородили место для прессы, а также выставили первый ряд – чтобы толпа не напирала на сцену.

– Когда я увидел зал в первый раз, я подумал: зря взяли такой большой. Будет пустовато, – уже потом делился своими сомнениями в своем блоге Навальный.

Но зал оказался в самый раз. На открытие 13-го регионального штаба пришли порядка 570 волонтеров.

– О, вот наши главные избиратели! – поприветствовал Навальный чуть опоздавшую молодую маму с двумя детьми – десятилеткой и годовалым.

Встреча длилась час – всё это время Алексей и координатор федерального штаба Леонид Волков объясняли схему работы с волонтерами, ставили перед собравшимися рабочие задачи, а затем отвечали на вопросы.

Конечно, Навальный – это политик до мозга костей. Умный, осторожный, умеющий работать с аудиторией. Он легко завладел вниманием зала – а это больше чем полтысячи человек, пусть и его сторонников. И держал его целый час. Он отвечал на самые разные вопросы, в том числе и неудобные. Прекрасный прием – вернуть вопрос щекотливый, ответ на который может расколоть даже аудиторию единомышленников, – в зал.

– Как вы думаете, есть ли решение проблемы взаимоотношений России и Украины?

– А вы как думаете? Думаете, украинцы смогут с нами общаться после того, что происходит на Донбассе? – сбрасывает Навальный вопрос в зал.

Аудитория тянет негромкое, но скептическое «нет».

– И крымский вопрос не решится еще очень много даже не лет, а десятилетий, – заверяет Навальный. – Потому что в современном мире ни один территориальный конфликт не имеет решения.

Легко Навальный уходит и от ответа на довольно сложные вопросы, которыми должны заниматься специалисты. Например, вопрос – что делать с российским образованием? То, что с образованием в нашей стране беда, Алексей признает легко. То, что он хочет, чтобы эта ситуация была исправлена, тоже из ответа ясно – его дети учатся в московской школе, и он не собирается отправлять их за рубеж. То, что ЕГЭ себя дискредитировал, он тоже признает. Но рецептов, как эту ситуацию исправить, не называет.

С вопроса – что делать с наркотизацией страны, с трафиком синтетических наркотиков из стран Средней Азии и Китая – Навальный съезжает на тему водки, стоимость которой в сравнении с ценами на другие продукты осталась прежней, а то даже и снизилась.

– Если сравнивать цены на продукты в восьмидесятых и сегодня, то в сравнении мы видим, что масло подорожало, крупа подорожала, мясо подорожало, и только цена водки не изменилась. Я не сторонник конспирологических теорий, но тут я уверен, что идет сознательная алкоголизация страны. Потому что им не нужны люди – им нужны скважина и труба, а для того, чтобы их обслуживать, много людей не требуется. А что происходит с молодым человеком в тридцать лет: работает на износ, квартиру себе позволить не может, машину – не может, нормальный отдых – не может. Перспектив нет. Он приходит домой и начинает пить.

Но в остальном пламенный трибун был хорош: уместно шутил, где нужно, был серьезен, легко откликался смехом на шутки из зала.

Пока Алексей рассуждал про дачу Вячеслава Володина, которая попала в одно из расследований ФБК, кто-то из зала крикнул: «Саратовская область – дача Володина».

Понятно, что сторонников интересовало, как сможет Алексей победить коррупционную гидру, даже если займет главный пост в стране – ведь люди на местах останутся те же самые. Те же самые учителя и директора школ, те же самые начальники тюрем, те же судьи, которые работают по «позвоночному» праву.

Жить по совести, работать по закону и посылать эти сигналы вниз – такой у политика рецепт борьбы с коррупцией. Собственным примером. А нынешних коррупционеров будет сажать суд – честные, открытые суды присяжных.

– Вы думаете, силовикам – полицейским, уфсиновцам, следователям – нравится то, что происходит в стране? – задал он вопрос в зал. – Меня когда забирают – а завтра меня тоже заберут, – сажают в машину, потом оборачиваются ко мне и начинают жаловаться на жизнь. Потому что у них тоже маленькая зарплата, невозможность купить квартиру. Всё то же самое, что и у нас с вами.

Встреча со сторонниками завершилась по сигналу Леонида Волкова, еще минут сорок Навальный фотографировался со всеми желающими, жал всем руки. После чего подошел к группе дальнобойщиков, с которыми обсудил ситуацию по «Платону». (Кстати, вчера, 27 марта, началась всероссийская стачка дальнобойщиков, и саратовские водители большегрузов тоже приняли в ней участие.)

А потом началась пресс-конференция.

Коллеги политика не щадили. За час было задано 16 вопросов по самой разной тематике – и про аварийное жилье, и про Саратовскую область – территорию, где обкатываются все технологии фальсификаций, и даже про какую-то вскрытую переписку сотрудников штаба. А от истории с покупкой губернаторского кресла, которую мы напомнили нашим коллегам, а Алексей услышал ее, судя по всему, впервые, он пришел в ужас.

Напомним ее и вам: несколько лет назад в Саратове произошла история, которую назвали «покупка кресла саратовского губернатора». В ней были замешаны нынешние депутаты Саратовской областной думы от «Единой России» Сергей Курихин, Леонид Писной и помощница последнего Елена Денисова, а посредник в переговорах Михаил Ланин был убит под Ниццей. Цена вопроса составляла 20 миллионов евро. Несмотря на судебное решение, в котором были установлены факты таких переговоров, сбора денег, помещения их в банковскую ячейку, ни прокуратура, ни МВД, ни ФСБ проверку не провели.

Мы поинтересовались у Навального, сможет ли он сделать работу силовиков более прозрачной? Сможет ли сдвинуть эту гору?

– Конечно, – заявил политик. – Это же никому не нравится. Все эти силовые ведомства, они могут это расследовать, но только не делают этого, потому что, как я говорил на встрече, люди же не могут посадить сами себя. Нельзя продавать губернаторские или мэрские места без того, чтобы в это не была вовлечена большая группа народа на самом высшем уровне. Они все прослушиваются, все друг на друга стучат. Верхушка отлично знает, как это всё работает. Кремль отлично знает, как продаются губернаторские места в России. Есть десятки тысяч людей, которые вовлечены в это всё. Но на самом деле это никому не нравится. Вам не нравится, мне не нравится, этим силовым структурам это не нравится. Было бы желание. Нужно просто дать команду: «Ребята, материал у вас лежит. Возбуждайте уголовное дело, привлекайте к ответственности. Отправляйте дело в суд». Всё, что нужно, – это немного политической воли. И вообще в борьбе с коррупцией нужна просто политическая воля на этом этапе. Больше ничего.

Еще в самом начале своего общения с волонтерами Навальный заявил, что эти, как он выразился, «ханурики», собравшиеся внизу, несут вполне определенный месседж: не смейте даже думать, что вы можете что-то изменить. Верное наблюдение. Точное. Попадающее в настроение. К Навальному можно относиться как угодно – он сложная личность, некоторые его взгляды и убеждения весьма неоднозначны, спорны (впрочем, это нормально, и с ним можно спорить, в отличие от Путина или даже губернатора Радаева). Но! То, что он умеет зажечь своим оптимизмом – факт. Заходя на встречу, я очень сложно относилась к нему как к политику и как к человеку. И не верила, что можно что-то в нашей стране при нашей жизни поменять. После нее моя оценка как работы, так и личности Алексея Навального не претерпела изменений. Но теперь мне уже казалось, что мы можем всё изменить.

 

Крестовый поход детей

В Саратове антикоррупционный митинг так и не согласовали – в пять вечера, уже когда Алексей Навальный покинул место встречи с волонтерами, судья Бжезовская вынесла решение: в удовлетворении исковых требований организаторам в полном объеме отказать. Но саратовцы всё равно пришли – просить ответа у власти и у одного из ее главных представителей – Дмитрия Медведева.
Фильм-расследование Фонда борьбы с коррупцией «Он вам не Димон», собравший более 13 миллионов просмотров, заставил всех нас задать себе несколько вопросов – почему на те налоги, которые мы платим, они покупают себе яхты, дворцы, дачи, кислотные кроссовки в количестве 13 пар в месяц. Сооружают домик для уточки. А на лечение детей с онкологией (и не только) деньги собирают благотворительные фонды?
Больше тысячи человек собралось в сквере Борцов революции 1905 года, несмотря на текущую под ноги воду. Очень разные все: молодая мама с коляской, дедушка со значком «Свободу узникам шестого мая», подросток с гитарой, наигрывающий «Всё идет по плану» Егора Летова, мужчина средних лет с резиновым утенком на палке.
Потом внезапная прогулка – от Борцов революции до Театральной площади по маршруту улица Рахова, Аллея Роз, проспект Кирова, улица Радищева. Уже три тысячи человек почти без лозунгов и плакатов, под аплодисменты самим себе, под одобряющие сигналы автомобилистов, с кричалками «Молодцы», «Саратов», «Россия будет свободной» мирно прогулялись по своему городу. Сначала было страшно и весело: автобусы подвозили всё новых ОМОНовцев. Бойцы отработанными жестами натягивали перчатки, перехватывали поудобнее дубинки и шли к колонне мирно гуляющих граждан. Но никто никого не трогал.
На площади перед консерваторией у нас появилась возможность охватить взглядом гуляющих: люди заполнили всё пространство между музыкальным фонтаном и консерваторией. И всё подходили и подходили. Сейчас все те, кто просматривает видеоролик «Открытого канала» с антикоррупционной прогулки свободных людей, удивляются – лиц моложе тридцати там большинство. Конечно, там самый разный возраст – и пенсионеры, и те, кому за тридцать. Но процентов семьдесят – студенты и старшие школьники. Мальчишки и девчонки.
В сети эти митинги, прошедшие 26 марта почти в ста городах России, уже окрестили «Крестовым походом детей». Потому что везде соотношение участников было приблизительно одинаковым – 70 процентов гуляющих – это парни и девушки в возрасте от 16 до 21 года. Новое поколение.

(Подробный репортаж с воскресной антикоррупционной прогулки читайте на сайте ИА «Свободные новости».)