Боже, Его храни

Оценить
Боже, Его храни
Зачем в России восстанавливать монархию? Она и так за сто лет никуда не исчезала

В славном городе Лиссабоне, в самом его центре, есть площадь Реставраторов (Praça dos Restauradores). Звучит – не выговоришь – Рестаурадориш. Я по наивности своей решил, что жители португальской столицы назвали ее в честь людей, которые восстановили свой город после разрушительного землетрясения 1755 года, превратившего его в руины и погубившего практически все население – около восьмидесяти тысяч человек. Однако вечером в отеле интернет подсказал, что в честь совершенно других реставраторов названа эта прекрасная площадь. А именно в честь реставрации португальского королевства 1 декабря 1640 года. Отчего это вспомнилось? Оттого, что реставраторы – именно в португальском смысле – вдруг объявились в нашей стране.

 

Осторожный монархист Вассерман

Чем-то навеяло. То ли столетней годовщиной отречения последнего русского самодержца от престола – она приходится на 15 марта по новому стилю. То ли роскошными – сплошь золото и хрусталь – интерьерами кремлевских залов для приемов. Может, вообще не было никакой причины, а просто в голову взбрело. Но, так или иначе, глава Республики Крым Сергей Аксенов считает, что России необходима такая форма правления, как монархия. Об этом он заявил в эфире телеканала «Первый Крымский»«.

Правда, для начала он отверг такую форму правления, как демократия: «Нам такая демократия, в том виде, в котором она преподносится западными СМИ, не нужна». И далее: в условиях, когда у России есть «внешний враг», демократия – «это лишнее». После чего выдал традиционную мантру, что имеет в виду не демократию, как ее «понимают нормальные люди», а «вседозволенность, как многие трактуют режим демократии». И вообще, в России «свои традиционные православные, духовные ценности». И добавил, как гвоздь в стену забил: «Сегодня, на мой взгляд, России нужна монархия».

Можно было бы вообще не обращать внимания, мол, крымские, они все с чудинкой. Например, депутат Государственной думы Наталья Поклонская то с портретом Николая Второго на акцию «Бессмертный полк» выйдет, то травит режиссера Алексея Учителя за еще не показанный фильм «Матильда», то объявляет о мироточении бюста последнего императора, установленного у крымской прокуратуры. Можно сказать, что российские власти Крыма издревле монархисты: недаром государи-императоры любили отдыхать во дворце Ливадии. Вот и передалось. И вообще получается так, что сторонники монархии у нас всё больше с юга. Вот новоиспеченный россиянин – уроженец Одессы Анатолий Вассерман – тоже за монархию, правда, с оговорками.

Вассерман на телеканале «Царьград» (это очень специфическое место) заявил: монархия хороша тем, что вынуждает высшее руководство страны думать на перспективу, чтобы передать страну своим потомкам в наилучшем состоянии.

«В современной России восстановить монархию несложно: большинство граждан так хорошо относятся к деятельности Владимира Владимировича Путина, что открытым текстом настаивают на ее продолжении». Но есть у записного эрудита некоторые сомнения: «Кто придет на его место, когда неизбежно кончится его жизнь? Полагаю, в обозримом будущем лучше все-таки выборный глава государства».Еще господин Вассерман в свое время предлагал для установления наследственной монархии переженить потомков Путина и Лукашенко для получения качественных наследников трона. Возможно, это одесский юмор.

 

Прохладные отношения

Но на самом деле интересна не только реакция представителей высших эшелонов российской власти на смутные речи Сергея Аксенова. Интересно, что власти вообще сочли необходимым реагировать. Но мы узнали, что президент Владимир Путин «прохладно относится» к идее установления монархии в России. По словам его пресс-секретаря Дмитрия Пескова, Путину неоднократно задавали этот вопрос. Интересно, кто эти люди? Наверное, как писал Михаил Лермонтов, «жадною толпой стоящие у трона». Но, как выяснилось, Владимир Путин привержен идее народо­властия. «Президент без оптимизма относится к подобным идеям. Его неоднократно спрашивали, и он весьма прохладно относится к таким дискуссиям», – уточнил Песков. Надо ли понимать это так, что гарант нашей Конституции не отвергает категорически антиконституционные предложения с гневом и яростью, а лишь отмахивается от них?

Одновременно пресс-секретарь заинтриговал заинтересованную публику, сказав: «Монархии в отдельно взятом регионе быть не может». И сразу же возник вопрос: а что, кто-то уже захотел? Сам Аксенов? Кто-то еще из региональных начальников? А забавная картина бы получилась: герцогство Самарское, княжество Калмыцкое, королевство Иркутское, царство Саратовское – словом, то, что в учебниках истории называется периодом феодальной раздробленности.

Журналисты попросили прокомментировать монархические настроения в Крыму и председателя Государственной думы Вячеслава Володина. Ответ спикера доказал прежде всего широту его политического мышления: «Мы живем в свободной стране. (Неужели? – Д.К.). Поэтому каждый может высказывать самые разные точки зрения. Но надо, наверное, смотреть в будущее, а не в прошлое». Кстати, обратите внимание – и в ответе Володина нет категоричности: «Надо, наверное, смотреть в будущее». Неужели все-таки господа начальники оставляют некий шанс для реставрации?

Еще одна забавная деталь: комментируя неуклюжие речи крымского начальника, и председатель думы, и пресс-секретарь президента уточнили, что это личное мнение, что «каждый может высказать самые разные точки зрения». Смогут ли согласиться с этими словами тысячи журналистов, гражданских активистов и просто инакомыслящих людей? Вячеслав Володин в своем свободомыслии пошел еще дальше. Незадолго до монархической инициативы в пикировке с министром сельского хозяйства Александром Ткачевым спикер заявил, что источником власти в стране является народ. Точнее, так – депутаты Государственной думы, которые и представляют народ. Хорошо бы поставить об этом в известность не только министра сельского хозяйства, но и сам народ. Боюсь, народ этого не знает.

И главное – государственный чиновник публично предлагает изменить государственный строй в стране. Если это не экстремизм, то что это? Крымский центр противодействия экстремизму, прокуратура, возле которой мироточит бюст императора, уже начали расследование? Очень интересно – до каких пределов у нас расширилось поле высказываний, правда, только для отдельных лиц. Но всерьез к словам Аксенова отнесся только Сергей Митрохин: руководитель московского отделения партии «Яблоко» потребовал отрешить Аксенова от власти.

Глава Крыма тут же начал отрабатывать назад. В беседе с журналистами он сказал, что настаивает всего лишь на пожизненном президентстве Владимира Путина. Да, это тоже является нарушением Конституции, или уж бог с ней совсем? Но, согласно Аксенову, любая альтернатива «может повлечь за собой определенные изменения, которые могут носить необратимый характер». Косноязычно, но в целом понятно. Зачем хотеть то, что есть?

Самое печальное в этой ситуации, что Аксенов, по сути, прав: народ хочет Путина навсегда. Не весь, конечно, народ, и даже не 86 пресловутых процентов, но такие люди есть, их немало, и закрывать глаза на это нельзя. Недавно довелось посмотреть сразу два опроса о продлении правления Путина, один из Краснодара, второй провели журналисты нашего «Открытого канала». Все опрошенные в Краснодаре и большинство в Саратове за то, чтобы Путин правил или всегда, или как можно дольше. Экзальтированные краснодарские пенсионеры не стесняются в выражениях: «ангел», «Иисус Христос наших дней». Саратовцы спокойнее, они даже знают (с подсказки корреспондента), что Конституция ограничивает число президентских сроков. Но тоже считают, что «с этой Конституцией надо что-то делать, как-то ее подправить». Удивительно правовое государство мы построили!

Но самое интересное в этой ситуации то, что весь этот шум абсолютно никому не нужен. Зачем нынешнему президенту корона и скипетр, разве кто-то ограничивает его хоть в чем-то? Наш так называемый парламент, политические партии? Полноте, не смешите. Власть Владимира Путина и без этого является абсолютной, всё остальное – партии, дума, всякие советы по правам – лишь необходимые декорации. О крымском монархисте Аксенове и смысле его инициатив дня два писали много. Лучше всех, по-моему, обрисовал ситуацию публицист Антон Орех в своем блоге на «Эхе Москвы». Цитатой из этого блога и закончим:

«...по факту монархия в нашей стране практически и не переставала никогда существовать! Разве не был царем Дедушка Ленин? А разве Иосиф Виссарионович не был абсолютным монархом и диктатором? Должность Генерального Секретаря и его полномочия превосходили царские масштабы. Даже Борис Николаевич – и тот был царем-батюшкой, хотя и с демократическими замашками, с элементами любви к своему народу и невиданными прежде свободами. Но все-таки и Ельцин тоже был самодержцем, и власть передал по наследству, пускай и не по родственной линии. Ну, а уж про Владимира Владимировича и говорить нечего. Чего там этот Аксенов со своими хотелками выступает!

Путин и без него разберется, чего ему делать. Путин и без рекомендаций всяких оболтусов намерен править столько, сколько пожелает. Только не надо кричать об этом на весь мир. Это должно произойти естественно, как бы само собой. Не нужно устраивать коронацию и называть публично диктатором хорошего человека и мудрого правителя».


[Кстати сказать]

Тоже Наполеон

Наполеон БонапартМежду прочим, история знает немало случаев, когда избранный руководитель страны тем или иным способом становился монархом. Не будем погружаться в дали античности, Юлий Цезарь и другие. Вспомним относительно недавний пример – полуторавековой давности.

В 1848 году Шарль Луи Наполеон Бонапарт был избран президентом Французской республики. Племянник великого Наполеона, он мечтал, чтобы всё стало как при дяде. Зимой 1851 года президент организовал военный переворот и объявил себя императором Наполеоном Третьим. В Париже и нескольких городах вспыхнули восстания, но они были быстро подавлены. Наполеон оказался воинственным самодержцем: воевал с Австрией, зачем-то с Мексикой, в союзе с Англией и Турцией разгромил Россию в Крымской войне (опять Крым) и, наконец, затеял войну с Пруссией – в 1870 году. Был жестоко бит пруссаками, захвачен в плен и умер в эмиграции. С тех пор монархических поползновений во Франции не было.