Синие киты

Оценить
Синие киты
Выходные прошли, и ничего, слава богу, не случилось. А что могло случиться, спросите вы. Да много чего.

Выходные прошли, и ничего, слава богу, не случилось. А что могло случиться, спросите вы. Да много чего. Например, часть родительского сообщества была буквально введена в панику некими сообщениями, что зловещие «группы смерти» под названием «синие киты» в интернете готовят массовое – чуть ли не пяти тысяч человек – самоубийство. То ли в Самаре, то ли в Тольятти. В существование этих пресловутых групп смерти у нас верят практически безоговорочно. Но есть одно соображение по теме, подкрепленное личным опытом, пусть и небольшим.

Когда-то давно покончил с собой мой одноклассник, уже после школы было дело, он на втором курсе учился. Несколько лет мы с другом навещали его мать и сестру, помогали чем могли. Так вот – его мать ни за что не верила, что роковое решение могло прийти ему в голову самостоятельно. Она была уверена, что не обошлось без внешнего влияния, каких-то мифических людей, которые и заставили парня пойти на этот шаг. И мы не отговаривали ее, хочется ей так думать – что же, пусть думает. Но у самого парня еще со школы, класса с восьмого было прозвище Угрюмый, он не принимал многих реалий жизни и, как бы сейчас сказали, пребывал в состоянии перманентной депрессии.

Но – безотносительно той давней истории – если кто-то из близких решается на уход из жизни, нам так хочется винить в том кого-то посторонних и потусторонних, но не самих себя. Мы-то делали всё что могли и даже больше. Как пелось в одной английской песне: «Мы (о родителях идет речь) покупали ей всё, что можно купить за деньги». И как часто этого оказывается совершенно недостаточно. Что же до «синих китов», то хочу заметить: в Юбилейном поселке есть торгово-развлекательный центр «Синий кит», и решительно никого это не подвигло на сведение счетов с жизнью.

Вирусное распространение панических новостей в сети напомнило одну очень давнюю историю из жизни нашего города. В самом начале шестидесятых по городу стали распространяться слухи о том, что в троллейбусах и трамваях пассажиров колют иголками. Сначала говорили о банде хулиганов, потом – о том, что уколотые заболевают страшными и неизлечимыми болезнями. В трамваях и троллейбусах стало ощутимо просторнее. Пассажиры с подозрением смотрели друг на друга и старались, чтобы вокруг было хотя бы минимальное пространство, что практически невозможно в условиях транспортной давки. Дошло до того, что областная газета «Коммунист» помимо рапортов о развитии социалистического соревнования и рассказов об успехах животноводов была вынуждена напечатать суровую заметку «Болтовня об уколах». История эта завершилась так же неожиданно, как и началась.

Или, к примеру, заметили, что неожиданно куда-то делись педофилы? Бывали времена, когда казалось, что извращенцы, сбившись в стаи, заполонили наши города и села. Потом – хоп – и куда-то подевались: то ли переловили их всех, то ли сами перековались. Теперь вместо педофилов скромная девушка Диана Шурыгина. Вся ТВ-смотрящая публика горячо обсуждает, кто больше виноват в изнасиловании в туалете ночного клуба – сама жертва или ее насильники. Честно признаюсь, не слежу за этой, несомненно, высокоинтеллектуальной дискуссией, но кажется, что общественное мнение склоняется к аксиоме «Если кто-то не хочет, кто-то не вскочит». И так далее.

Не сочтите меня сторонником теории заговоров, но мне представляется, что всё перечисленное и многое за рамками перечисленного внедряется в широкие народные массы и раздувается специально. Для чего? Ну, хотя бы для того, чтобы не обсуждать действительно серьезные темы. Например, Сирия, где давно и победоносно наступает наша армия. Кто-нибудь рассказал подробно – ради чего? Чтобы спасти Башира Асада? Тогда объясните, пожалуйста, чем он так дорог. Думаете, это не интересно аудитории? Так есть простой и действенный прием – рассказать людям, сколько денег из нашего кармана уходит на каждый снаряд, выпущенный в Сирии. Что можно было бы сделать в России на 60 миллиардов, которые потрачены на сирийскую операцию.

Точно так же поступить с прекрасным планом газификации Киргизии. Понятно, есть какие-то геополитические задачи, есть нестареющие желание снова склеить какое-то подобие Советского Союза – зачем только? Но не об этом надо говорить, а о том, сколько российских сел можно газифицировать на эти деньги. Или, например, рассказать народу о предполагаемой пенсионной реформе и индивидуальном и пенсионном коэффициенте. Думаете, будет скучно, не станут смотреть и слушать? Будут, еще как будут! Особенно когда узнают, что согласно одному из предложенных планов работающий гражданин сам будет отчислять до 6 процентов зарплаты на возможную пенсию. А для тех, кто не надеется до пенсии дожить или не верит государству (что вполне понятно после фокусов с накопительной частью пенсии), приготовлен сюрприз. Им могут увеличить подоходный налог. (См. подробнее.)

Но обо всем этом не говорят и говорить не будут. Недавно заместитель министра связи и массовых коммуникаций Алексей Волин объяснил молодым журналистам – не интересно всё это людям, они хотят о Шурыгиной и «синих китах». Так потому не интересно, что большинство просто не подозревает о существовании всех этих проблем. Так спокойней жить им самим, а прежде всего – их начальникам.