«Изучая в рисунке животных»

Оценить
«Изучая в рисунке животных»
Художница 35 лет прожила в Саратове

В 1944 году в наш город приехали художник-график Елена Морозова и скульптор Эмиль Эккерт. После блокады супруги потеряли квартиру в Ленинграде и в Саратов отправились вынужденно. Здесь жили родственники и, главное, можно было найти работу в художественном училище.

Елена родилась 14 августа 1903 года в семье лесоведа, ботаника и географа Георгия Морозова. Детство будущей художницы прошло в «профессорском» доме Лесного института. Однажды, ни у кого не спросив разрешения, Лёшка, как по-домашнему называли девочку, расписала стену в детской, вдохновляясь иллюстрациями к «Жизни животных» Брема. С тех пор отец с особенной гордостью показывал гостям именно эту комнату.

Взрослая жизнь Елены началась в Крыму, в Симферополе. В летние месяцы она работала на уборке винограда и на заработанные деньги отправилась в Петроград. В 1921 году Елена Морозова поступает в Высшие художественные мастерские, где пытается научиться буквально всему: графике, живописи, скульптуре. Кроме того, посещает занятия в Географическом институте, работает в питомнике, «изучая в рисунке породы животных». В это время девушку часто можно было видеть в мужском костюме. В кармане брюк у нее лежал кастет, это позволяло увереннее ходить по неспокойным петроградским улицам.

Работать Елена начала в коллективе художников Детского государственного издательства (ДЕТГИЗ), редактором которого был Самуил Маршак. Интерес и любовь к миру животных определили специализацию молодой художницы, она иллюстрирует произведения Виталия Бианки. Ее приглашают делать обложку и иллюстрации к первому номеру легендарного журнала «ЁЖ», вдохновителем которого был Николай Олейников, а авторами его друзья – обэриуты.

В ДЕТГИЗе молодым авторам иногда поручали создание книги с собственными иллюстрациями. Для Елены Самуил Маршак придумал книгу об экзотической Мексике, первой стране на американском континенте, признавшей Советскую Россию. Елена вместе с мужем, скульптором Эмилем Эккертом отправляется в Мексику. Супруги поселились в пригороде столицы – Кайокане, путешествовали, познакомились со знаменитым художником Диего Риверой. После того как Мексика расторгла отношения с Советским Союзом, заспешили в Россию.

После возвращения о поездке предпочли забыть, поскольку сам ее факт мог обернуться большими неприятностями. К тому же в 1931 году были арестованы и сосланы Даниил Хармс и Николай Олейников. Некоторых детгизовских художников публично назвали «пачкунами» и подвергли разгромной критике. Был арестован и осужден один из близких родственников Елены. Книга о Мексике так и не состоялась.

В 1933 году Морозова вступает в Союз художников и начинает заниматься печатной графикой. Она много ездит по стране, делает зарисовки, а потом создает цветные литографии и офорты, которые с успехом экспонируются на выставках.

Когда началась Великая Отечественная война, художница, как и многие ленинградцы, становится членом команды местной противовоздушной обороны, дежурит, тушит зажигалки, помогает готовить к эвакуации экспонаты коллекции Эрмитажа. В конце февраля 1942 года Елена Георгиевна и Эмиль Фридрихович эвакуировались через Ладогу по дороге жизни. Оказались в Омской области, через несколько месяцев отыскали дочерей Иоганну и Энрику, живших в интернате в Курганской области.

В 1944 году семья обосновалась в Саратове. Уже осенью работы Морозовой экспонируются на выставках. В апреле 1945 года она выступает с творческим отчетом в редакции газеты «Коммунист», в августе показывает свои работы на выставке в Радищевском музее, помогает мужу в организации детской художественной школы, оформляет книги областного книжного издательства.

Как обычно, акварельные рисунки предшествовали печатной графике. Но работать на станке было уже не всегда легко, давали о себе знать последствия блокадной зимы и времени, проведенного в эвакуации. Она начала заниматься анималистической скульптурой: небольшие фигурки телят, жеребят, гусей, индюков, слонят, верблюжат. Избежать упреков в безыдейности помогало определение «колхозные», оно указывало на прямое отношение симпатичных персонажей к социалистическому животноводству. По моделям Морозовой скульптуры изготавливались из фарфора, майолики, металлов на известных российских производствах.

В 1979 году Елена Георгиевна переселилась в Тулу к старшей дочери.