Народно-военные гулянья

Оценить
Народно-военные гулянья
23 февраля на саратовском ипподроме прошел «Фестиваль патриотизма»

Какое-то немыслимое количество народу собрал этот фестиваль: организованные школьники – классами, с учителями и парой родителей, неорганизованные школьники, кадеты, семьи с детьми, зеваки, чиновники. Фестиваль патриотизма, тут надо уточнить – исключительно военного, больше походил на народные гулянья.

Официальный спектакль про терроризм

К полудню распогодилось: солнце порвало белые дымчатые облака и стало нагревать обнажившийся асфальт. Дорога к ипподрому с остановки «поселок Северный» оставляла желать лучшего: пешеходы один за другим шлепают по жидкой грязи. У ворот ипподрома дежурят полицейские. Трое. Полиции вообще много. А еще много солнца, воды и снега. На самом ипподроме не столько грязно, сколько мокро. В подтаявший снег проваливаешься по щиколотку – без специальной обуви тут несладко. Ближе к ограждению, за которое никого, кроме прессы и официальных лиц, не пускают, сотни ног месят настоящую грязь.

С поля уже несутся поздравления организаторов с 99-й годовщиной образования Рабоче-крестьянской Красной армии и с Днем защитника Отечества. Там же – целый парад тяжелой техники – внедорожники, бронетранспортеры, да еще и мотоциклы. Масса людей в форме – времен гражданской войны, времен Великой Отечественной, в амуниции современной российской армии. Среди красноармейцев затесались подозрительные военные – бородатые и в арафатках. Смысл присутствия террористов в рядах доблестной российской армии стал понятен позже.

Из динамиков лились поздравления – министра общественных связей и национальной политики Сергея Зюзина, генерал-майора Григория Усынина, чьи-то еще.

– Мы с вами едины, а значит, мы вместе, – звонко выговаривала заместитель главы администрации города по межнациональным отношениям Юлия Михайловна. – А значит, наш город будет процветать.

Я мрачно разглядываю свою обувь, изрядно пострадавшую на пути к ипподрому.

Поздравления закончились, начался парад: бах – и дымовая завеса заволокла поле – дымило сильно, вонюче и в основном на зрителей. В этом дыму мимо нас строем прошла колонна тяжелой техники. В лучах солнца, пронизывающих сизую мглу, выплывающие из искусственного тумана бронетранспортеры с военными в камуфляже на борту выглядели эффектно. Теперь спектакль.

– Восточная! Восточная! – кричит рядом со мной девушка-организатор в ярко-зеленом жилете. Начинается представление: в лагерь международных террористов, который расположился где-то на южных рубежах (и ничего, что вокруг снега по колено), привозят пленного российского солдата – натурально волоком тащат привязанного тросом к машине. На авто вместо номерного знака надпись «бандит». А то ведь непонятно. Привезенного солдата бородатые мужики в арафатках очень правдоподобно бьют ногами. Появляется отважная бригада «наших». Стрельба, пальба, громкие хлопки выстрелов, автоматные очереди, от которых хочется забиться куда-нибудь – так страшно. Но зрителям нравится: школьники с интересом наблюдают, аплодируют, переживают. Родители сажают повыше малышей и хлопают за них их же ладошками.

Перестрелка заканчивается в пользу вояк в белых камуфляжных костюмах, которые на стороне добра. То есть не бандиты. Пленные освобождены, террористы повержены. Наконец официальная часть закончена, полиция освобождает проходы, и вся толпа радостно ломится на поле.

За кашей и копьём

Все, кто предусмотрительно обул резиновые сапоги или массивные непромокаемые «говнодавы», имеют преимущество: тут и там сплошные лужи по щиколотку. А где тяжелая техника еще не проложила колеи, там снег по колено, и уже под снегом – вода.

Первое, к чему стремятся зрители – это котлы полевой кухни. Три точки раздачи гречневой каши тут же обступают со всех сторон.

– Валя, Валя, давай мне по блату без очереди! – какая-то женщина пробивается сквозь толпу непосредственно к раздаче. Повариха, орудующая черпаком на длинной ручке, смахивает с лица локон, выбившийся из-под платка. Коротко кивает и погружает черпак в котел, достает гречку и сноровисто кидает ее в белую пластиковую плошку, передает плошку своей подруге, той, что без очереди. Рядом еще один внеочередник – парень на костылях. Ему тоже достается гречки из котла.

Тяну носом воздух – а каша-то подгорела!

Соревнования кадетов: две команды мальчишек и полоса препятствий. Парни скидывают с себя куртки, застегивают на голове зеленые каски и так бегут: змейка, прыжок через барьер, выстрел по мишени, отжимание от земли – пять раз. Мальчишки падают голыми руками на снег, быстро отжимаются. Каска кренится набок и вот-вот свалится. Поправить ее движением руки, вскочить, схватить саперную лопатку, метнуть.

– Да их никто не научил, – объясняет дедушка своему шестилетнему внуку очередной «недолет» снаряда до цели. Зрителей у этих соревнований немного. – Надо с вытянутой руки кидать! Во-о-от, вот так, правильно! – это дед похвалил очередного участника забега, у которого получилось-таки метнуть снаряд правильно. Но лопата всё равно не врезалась в мишень, а по косой ее перелетела.

Два внедорожника с открытыми кабинами, похожие чем-то на «УАЗы»-козлики, занимают места на старте. Узкая извилистая трасса огорожена красно-белой заградительной лентой. Бах! Стартовал первый внедорожник. Спустя пять секунд – второй бах! Стартовал второй. Но что это? На очередном повороте первый внедорожник вдруг встает как вкопанный. Водитель газу! Колеса бешено крутятся, а джип ни в какую! Застрял. Еще пять секунд, и рядом с первым точно так же буксует второй.

– Да, жалобу напишите в администрацию, что снег не почистили, – желчно замечает коллега с фотоаппаратом, с изумлением наблюдающий эту сцену.

Круче всего под красным флагом «Колославы». Улыбчивые бородатые мужики в вышитых славянских рубахах, подпоясанных кожаными стилизованными ремнями, приготовили целый набор исконных славянских аттракционов. Метать копье, перетягивать канат, ходить стенка на стенку. Причем метать, тянуть и вставать в стенку можно всем, независимо от пола и возраста.

Схватиться руками за грубый канат, упереться ногами в снег и с такими же, как ты, парнями и девчонками, в такт громкому «Хей! Хей! Хей!» – рывком, рывком, рывком тянуть канат на себя. Не выдержать, поскользнуться, рухнуть в снег вместе с товарищами по команде. Нас перетянули. Обиды нет, есть отчаянная радость, которая выходит из тебя громким хохотом.

Стенка на стенку: две шеренги, подхватив друг друга под руки как можно крепче, участники отзываются на боевой клич ведущего:

– Гой, славяне!

– Гой!

И так вот – стенка на стенку – набегают друг на друга, пыхтят, упираются, теснят соперников, падают в снег и громко хохочут. Такой выброс адреналина!

На метание копья вообще стоит непреодолимая очередь.

Вся эта официальная часть с давкой осталась позади, и праздник военного патриотизма наконец-то превратился в народные гулянья. Саратовцы целыми семьями – с детьми мал мала меньше – перемещаются со станции на станцию. В какой момент мы сталкиваемся с молодым отцом, задним ходом перетаскивающим коляску с младенцем через громадную лужищу (я тоже отступаю откуда-то задним ходом). Но не ругаемся друг на друга, как было бы в какой-нибудь будний день на грязной саратовской улице, а смеемся. Светит теплое февральское солнце, с крыш капает, птиц распугал антитеррористический спектакль, а то бы и они орали как ненормальные. Отчаянно не хватает блинов и сожжения чучела зимы.