Как «супружеский надзор»

Оценить
Как «супружеский надзор»
Саратовские судебные приставы обещали навести у коллекторов порядок и пригласили жаловаться

В Саратовской области еще ни одно коллекторское агентство не получило право на общение с должниками. Как рассказал глава регионального управления Федеральной службы судебных приставов (УФССП) Олег Ткаченко, документы на оформление лицензии и внесение в реестр коллекторских агентств подала только одна компания, но решение по ней еще не принято. Поэтому если к вам придут (позвонят, напишут) неизвестные и потребуют вернуть, например, просроченный кредит, знайте – это «бандиты-мошенники», и вы можете жаловаться на них приставам, прокурорам, полицейским.

Мелкое сито

Закон, регулирующий деятельность коллекторов и обязывающий их получать разрешение на работу и регистрироваться в специальном ре­естре, начал действовать в России с января текущего года. Его долго ждали в надежде, что он поможет справиться с беспределом выбивателей долгов, портящих не только имущество граждан, а также физическое и психическое их здоровье.

В законе, например, дано более-менее четкое определение коллектора или «частного взыскателя долгов». Сказано, что с должником взаимодействовать с целью возвращения долга может только непосредственно кредитор (кроме микрофинансовых организаций, ломбардов и прочих мелких компаний) или «лицо, действующее от его имени или в его интересах». Под этим «лицом» законодатель понимает организацию, которая специализируется на возврате просроченной задолженности. Но одной специализации мало. Организация должна иметь интернет-сайт, определенное программное обеспечение для записи и хранения файлов, средства записи телефонных переговоров и прочее. Кроме того, ей придется доказать наличие капитала стоимостью не менее 10 миллионов рублей, а также оплатить пошлину в размере 100 тысяч рублей для регистрации в госреестре. Это своего рода сито, сквозь которое, по замыслу законодателей, пройдут только серьезные солидные компании, а «шарашкины конторы» отсеются.

Прописаны в законе и запреты для коллекторов. Им, например, нельзя никоим образом давить на должника и его родственников: круглосуточно названивать (можно только в светлое время суток и не чаще двух раз в неделю) или подкарауливать у подъезда и где бы то ни было еще (личная встреча возможна не чаще раза в неделю). Напоминать гражданину о долге можно не раньше, чем через четыре месяца с даты просрочки платежа. Угрозы покалечить должника или его близких, порча имущества и прочие излюбленные методы – это вообще уголовно наказуемые деяния и даже не обсуждаются в качестве допустимых. Коллекторы обязаны представляться – называть имя, отчество и фамилию, должность и организацию. По этим сведениям должник может проверить легальность коллектора.

Кстати, коллекторам нельзя требовать возврата долгов от индивидуальных предпринимателей по кредитам, взятым на развитие бизнеса. Долги по ЖКУ – тоже запретная тема.

Затаились и выжидают

Олег ТкаченкоСколько так называемых коллекторов работало в Саратовской области до вступления закона в силу, никто сказать не может. Олег Ткаченко, руководитель УФССП по нашему региону, говорит, что их никто не считал. Понятно только, что компании такие были, и было их немало. Но сейчас они не дают о себе знать. «Видимо, хотят присмотреться к новой ситуации, повременить, – предполагает Ткаченко. – Сейчас и в целом по России в реестр коллекторских агентств внесено всего 66 компаний, филиалы которых есть в том числе и в нашей области».

О том, что коллекторы притаились и пока чего-то выжидают, судить можно и по отсутствию жалоб на них со стороны населения. По словам Олега Ткаченко, с начала года, то есть за последние полтора месяца, была только одна жалоба на принуждение к возврату долга, но и та оказалась не про коллекторов. «Человеку расписали входную дверь. Мы выезжали с проверкой, брали соскобы краски, отпечатки пальцев, – в общем, в результате этих следственных действий выяснилось, что это был не коллектор, а сосед пострадавшего, который испытывал к нему личную неприязнь», – сообщил Олег Ткаченко.

«Нас мало, но мы в тельняшках»

Федеральная служба судебных приставов назначена контролером и надзирателем за деятельностью коллекторов. Именно приставы теперь будут выдавать свидетельства (лицензии) и вносить коллекторские агентства в госреестр. В региональном управлении ФССП новые полномочия приняли с готовностью. Говорят, что будут следить за коллекторами денно и нощно: «Представьте, что ваша супруга держит руку на пульсе и ежечасно разговаривает с вами, интересуется, где вы, что вы делаете, каковы результаты вашей деятельности. Такой супружеский надзор не позволит вам нарушать какие-то правила. Вот и мы так же будем надзирать за коллекторами».

В это, правда, мало кто верит. К деятельности самих приставов по взысканию долгов тоже накопилось немало претензий. При этом сам же Ткаченко говорит о высокой текущей нагрузке на сотрудников службы (в 2016 году было исполнено 1,2 млн судебных производств) и о нехватке кадров. Да и будет ли за кем ФССП следить? «Держать руку на пульсе» и ежечасно вести «супружеский надзор» приставы могут лишь за теми, кто попадет в реестр. А у нас в регионе таковых еще нет. Только одна компания подала документы на регистрацию в УФССП по Саратовской области, и они еще проверяются.

Тем не менее, глава регионального УФССП Олег Ткаченко заявляет, что его ведомство справится с любой дополнительной работой, в том числе по выявлению «липовых» коллекторов и привлечению их к административной ответственности (штрафу до 2 млн рублей). По его словам, сегодняшнее затишье – явление временное. Фирмы, специализирующиеся на возврате задолженностей, не смогут прекратить свою деятельность, потому что микрофинансовые организации (МФО) продолжают активно выдавать займы, суммы долгов перед ними постепенно нарастают, и кредиторы непременно захотят вернуть свои деньги.

«Мы будем реагировать на все заявления о нарушении законов. Если увидим, что где-то будет совершено деяние, похожее на действия коллекторов, мы это не пропустим, – уверяет Олег Ткаченко. – Будем проводить мероприятия, выезжать на место преступления, опрашивать фигурантов, осматривать место, изымать следы преступления. Будем действовать по правилам криминалистики. Я думаю, мы совместно с прокуратурой наведем порядок».

Проводить проверки УФССП обещает не только планово, но и внепланово – по жалобам граждан (присылать которые, кстати, можно на электронную почту службы или приносить в дежурную часть УФССП на ул. Театральную, 11) или по публикациям в СМИ.

Жаловаться на требования неизвестных вернуть непогашенные долги можно не только приставам, но и в ГУ МВД России по Саратовской области, и в СУ СК РФ по Саратовской области, и в органы прокуратуры.

Не причина, а следствие

Станет ли порядка больше от того, что в дело борьбы с «черными коллекторами» вступили судебные приставы, устрашатся ли те нового ограничительного закона – всё еще большой вопрос. Основные претензии к закону, которые высказывались и на стадии обсуждения документа, и сразу после его принятия, так и не сняты.

Эксперты отмечали, что, пытаясь ввести дополнительные ограничения на деятельность коллекторских агентств, законодатели упорно не хотят видеть главного. Коллекторство в том виде, в котором оно существует в России, – это следствие узаконенного ростовщичества. И вместе с ограничением деятельности коллекторов ограничивать нужно деятельность микрофинансовых организаций с их ставками под 800 процентов годовых, навязанными страховками и скрытыми комиссиями. Коллекторство, как говорят эксперты, – это следствие закредитованности нищающего населения страны. А именно эта проблема в России никем и никак не решается.

Тот же Олег Ткаченко, главный судебный пристав Саратовской области, отмечал в своем выступлении, что микрофинансовые организации используют финансовое неблагополучие российских граждан в своих корыстных целях, и именно поэтому суммы долгов перед МФО в сотни раз превышают суммы займов.

Официальная статистика это подтверждает. По данным Национального бюро кредитных историй, популярность микрофинансовых организаций постепенно растет. Количество займов за четвертый квартал 2016 года увеличилось на 10 процентов. Услугами МФО уже пользуются больше 10 миллионов россиян. При этом сумма займов по состоянию на январь 2017 года составила почти 121 миллиард рублей.

Одними ограничениями для коллекторов ничего не исправить. И практика это показала. Еще в 2014 году вышел закон о потребительском кредите, где коллекторам, то есть взысканию долгов, посвятили один из разделов. Было, например, запрещено беспокоить должника с 22.00 до 8 утра в рабочие дни и с 20.00 до 9 утра в выходные. Коллекторов обязали представляться и давать свои координаты. За нарушение этого порядка полагался штраф от 5 тысяч до 10 тысяч рублей. И никакого положительного эффекта эти меры не возымели. Они так и остались на бумаге. В течение двух следующих лет деятельность коллекторов прославилась поджогами, увечьями, доведением до самоубийства.

Да и наши саратовские правоохранители еще летом прошлого года на одном из совещаний в общественной палате Саратовской области признавали, что новый закон и ограничение – не большое подспорье в борьбе с коллекторами. Статей Гражданского и Уголовного кодексов было вполне достаточно. Недостаточно было только компетенции сотрудников полиции. Что ж, может быть, компетенции судебных приставов помогут.


[Кстати сказать]

Коллектор римского права

Профессия коллектора известна со времен Римской империи, и это вовсе не выбиватель долгов, как мы привыкли думать, а финансовый консультант, который помогает должнику-клиенту найти всех устраивающий выход из трудной ситуации. Его задача – подобрать и объяснить заемщику схемы выплат по погашению долга, спланировать бюджет и помочь изыскать возможность выделения денежных средств для оплаты счетов кредиторов.