Их водила молодость

Оценить
Их водила молодость
У Эдуарда Багрицкого было так: «Нас водила молодость в сабельный поход, нас бросала молодость на кронштадтский лед». Наших героев молодость ни в какой поход не бросала, если она их куда и кидала, то только по разным кабинетам власти.

У Эдуарда Багрицкого было так: «Нас водила молодость в сабельный поход, нас бросала молодость на кронштадтский лед». Наших героев молодость ни в какой поход не бросала, если она их куда и кидала, то только по разным кабинетам власти. Но иногда – жизнь сурова – выкидывала из этих кабинетов вон.

Теперь необходимые уточнения. Молодые в нашем понимании это группа членов «Единой России», которые в период правления Валерия Радаева резко пошли вверх по служебной лестнице. Но потом некоторые спустились по этой же лестнице так стремительно, будто кто-то придал им ускорение движением ноги. Уточнение второе: в нашем случае молодость относительное понятие: нашим персонажам от тридцати до сорока лет. Самыми яркими представителями политической молодежи считаются Александр Гайдук, Денис Фадеев, Сергей Нестеров.

В их биографиях много общего: путевки в жизнь им выдала «Молодая Гвардия». Они мало работали на конкретных понятных работах. Разве что Фадеев полтора года преподавал в школе. В основном же чем-то руководили, трудились в аппаратах больших начальников, депутатствовали. Самая богатая трудовая биография – у Сергея Нестерова, но мы к этому персонажу еще вернемся. Еще к этой же компании можно причислить Романа Грибова, тоже достаточно заметную личность. То он объявлял Радаева «народным губернатором», то пугал журналистов ФСО и посылал их по матери. Однако в органы власти Грибов не пошел (не взяли?), сосредоточился на партийной работе, и потому останется за рамками нашего короткого рассказа.

Пребывание молодых у власти было достаточно продолжительным. Но первым с высот скатился Денис Фадеев. В начале лета прошлого года вице-губернатор Фадеев был переведен в Петровск уездным головой. Ошибок на своем поприще Фадеев допустил немало, достаточно вспомнить пугачевский бунт, но последней каплей, переполнившей чашу губернаторского терпения, стал инициированный им запрет студентам СГУ на общение с иностранцами. Даже в Москве удивились такой глупости. Но надо заметить, что, оказавшись в Петровске, Фадеев не стал жить тихой сельской жизнью, нет, он учится в Сколково (чему там могут научить?) и периодически делает громкие заявления о грядущем явлении в Петровск крупных инвесторов. Вполне возможно, что учеба в Сколково и блестящая работа с инвесторами помогут Денису Фадееву выбраться-таки из прекрасного города Петровска и снова попробовать себя на руководящих должностях областного масштаба.

Вторым с высот власти слетел областной депутат Александр Гайдук. В думе он был довольно заметен – участием в различных сварах и склоках, по многим темам солидарно с известным депутатом Курихиным. Много говорили о союзе Курихина и «молодых» против думских ветеранов. Но не это оборвало депутатскую карьеру Гайдука, а череда скандалов в Марксе, депутатом от которого числился Гайдук. И даже не сами скандалы, а то, что они проникли в публичное пространство. Понятно, что Гайдук не пропадет, такие не тонут. Но очень может быть, что его карьера продолжится вдали от саратовской земли.

Но вот за чью судьбу совершенно не стоит тревожиться, так это за судьбу Сергея Нестерова. Из молодых политиков он самый непотопляемый. Саратовскую политтусовку давно мучает мысль, кто он – чей-то племянник, внебрачный сын? Кто ворожит ему, кто ведет по жизни крепкой рукой? Но нет ответа, а принять мысль, что всего в этой жизни Сергей Нестеров добился сам, тусовка не может. Уж слишком специфическим набором знаний и умений обладает этот гражданин.

Два образования – инженер сельхозмашин и менеджер государственного управления – с таким багажом Сергей Нестеров вступил в жизнь. И тут же стал начальником мочалок и тазов в должности директора «Банно-прачечного хозяйства» Саратова. Нельзя сказать, что при нем банное хозяйство сделало хоть какой-то шаг вперед. Потому Нестерова решили попробовать в другом направлении. Сразу после бани он стал – на четыре месяца – председателем исполкома реготделения ЕР. И там что-то не срослось. И нашего героя бросили на укрепление провинции – главой Хвалынского района, но почему-то через полгода поспешили убрать его на повышение. Он стал министром по делам окраин (официально – министр по делам территориальных образований области).

Помню, как в этой должности Нестеров и тогдашний зампред Юрий Моисеев выезжали на традиционное петровское наводнение. В пальтишках нараспашку, в фуражках, на особый фасон пошитых. Песня «Любэ» вспомнилась: «Шагаю в кепочке малокозырочке, а у самого темени дырочка». В общем, министром Нестеров побыл около года, потом оказался депутатом областной думы, где он, к всеобщему шоку, сменил Леонида Писного на посту председателя комитета по жилищной, строительной и коммунальной политике.

Есть твердая уверенность, что в вопросах строительства Нестеров понимает ровно столько же, сколько в вопросах банного хозяйства и территориальных образований. Также есть вероятность, что эта многогранность познаний позволит Сергею Анатольевичу сделать еще один шаг вверх. Хотя куда уж выше.

Не получится у него, придут другие. Их много развелось сейчас, юношей с холодными глазами, говорящих о грядущем величии страны и мечтающих о пентхаусах во Флориде.