Сезон посадок. Позади или впереди?

Оценить
Сезон посадок. Позади или впереди?
Олег Тополь подозревается в злоупотреблении должностными полномочиями
Какие высокопоставленные и не очень чиновники, преподаватели и силовики отправились под арест за прошедший год

Тополь в Марксе, Юсупов в Саратове (он из МЧС), как минимум три прокурорских работника, преподаватели вузов: всё это, и не только – уголовные дела по выявленным фактам коррупции, открытые за прошедший (и часть нынешнего) год в Саратовской области. На федеральном уровне скандалы один другого громче: губернаторы, министр и большой начальник из федеральной службы охраны. Это реальная борьба с коррупцией или передел сфер влияния? Внутривидовая борьба, где выживают сильнейшие, а проигравшие отправляются под арест? Мы решили вспомнить о самых громких коррупционных делах 2016 и начала 2017 года как в России, так и в Саратовской области.

Анна Мухина

На федеральном уровне

В начале прошлого года в цепкие лапы закона попал губернатор Сахалинской области Александр Хорошавин. Следствие предъявило губернатору официальное обвинение в получении взятки. Своей вины Хорошавин не признал до сих пор. Удивило, что за восемь лет общие семейные доходы Хорошавиных составили более 55 млн рублей, а имущества было приобретено на сумму более одного миллиарда рублей. Да еще и на банковских счетах и дома завалялось 750 млн. Но удивило еще больше то, что сей факт стал одной из причин расследования.

Вторым был Никита Белых, губернатор Кировской области. Его застали с поличным 24 июня – при получении взятки в 400 тысяч евро в одном из ресторанов Москвы. В деле Белых много нестыковок – и взятка маловата, и странно, что губернатор «берет» наличными и в ресторане. Многие эксперты трактовали этот арест как устранение «неудобного» губернатора.

Впрочем, и делу Хорошавина, и делу Белых далеко до громкого ареста главы республики Коми Вячеслава Гайзера. Его, правда, арестовали целых полтора года назад – в сентябре 2015-го. И 18 человек из его ближайшего окружения. Уголовное дело было возбуждено по статьям, ни много ни мало, «Организация и участие в преступном сообществе», «Мошенничество» и «Легализация денежных средств».

А дальше пошли дела, про каждое из которых пресса пишет «уникальный случай». Во-первых, полковник МВД Дмитрий Захарченко. Его, исполняющего обязанности начальника управления «Т», арестовали 10 сентября 2016 года, обвинили в получении взятки. Беспрецедентной была сумма, которую Захарченко хранил в специально приобретенной для этого квартире (ее-то оперативники и обыскали): более 120 млн долларов и 2 млн евро, что составляет около 9 млрд рублей в рублевом эквиваленте. Для сравнения: бюджет Саратова на текущий год – около 11 млрд рублей.

15 ноября арестовали министра экономического развития России Алексея Улюкаева по статье «Получение взятки лицом, занимающим государственную должность РФ, с вымогательством взятки и в особо крупном размере». И вымогал министр не у кого-нибудь, а у Игоря Сечина, главы «Роснефти» и друга Путина. Это надо быть совсем сума­сшедшим, чтобы вымогать у такой фигуры. А Улюкаев мало похож на психа.

24 ноября задержали Геннадия Лопырева, главу Службы охраны ФСО на Кавказе. Тоже по подозрению в коррупции. И не просто задержали, а еще и отправили в СИЗО. С силовиками такого уровня подобного не происходило никогда.

Более 300 тысяч нарушений законодательства в сфере противодействия коррупции было выявлено в 2016 году. По материалам прокуроров возбуждено 37 тысяч уголовных дел. (По данным Генпрокуратуры РФ)

Мы не отстаем

Между тем, в Саратове на поле борьбы с коррупцией тоже тихо не было: 25 мая становится известно об аресте Павла Беликова, бывшего саратовского министра и директора ФГУП «Консервный завод ФСИН России» в Энгельсе, тоже бывшего. Версия СК РФ – Беликов похитил более 350 млн рублей при реализации 441 госконтракта почти на 1,5 млрд рублей.

Весь год и даже больше в нашем регионе страшно не везло прокурорским работникам: в августе 2015 года по подозрению во взятке, мошенничестве и злоупотреблении служебными полномочиями под арест отправляют бывшего прокурора города Энгельса Владимира Зубакина. 9 июня прошлого года задерживают заместителя прокурора Ершовского района Дмитрия Волкова (его подозревают в получении взятки в размере 400 тысяч рублей).

14 июня во время просмотра футбольного матча задерживают 29-летнего старшего помощника прокурора города Энгельса Антона Юрова (покушение на мошенничество в особо крупных размерах).

И, наконец, 29 августа районный суд в Нижнем Новгороде на два месяца заключил под стражу высокопоставленного сотрудника прокуратуры Саратовской области Владимира Чечина, который был задержан 25 августа в Саратове сотрудниками ФСБ и СК РФ. По версии следствия, с одного из саратовских бизнесменов Чечин потребовал 10 тысяч долларов США за помощь в закрытии уголовного дела, находившегося в производстве МВД, а еще 750 тысяч рублей – за решение вопроса об отмене определения арбитражного суда.

Бурную осень сменила суровая зима – 20 января уже 2017 года Волжский районный суд Саратова отправил под арест главу Марксовского района Олега Тополя. Бывший глава подозревается в том, что он при посредничестве водителя своей жены продал два земельных участка и получил от сделки 360 тысяч рублей.

За 800 тысяч рублей, собранных с сотрудников МЧС (это были денежные премии, ранее выплаченные им ко Дню спасателя и по итогам работы), попал под следствие начальник финансово-экономического отдела ГУ МЧС майор внутренней службы Рушан Юсупов. Незаконный «сбор средств» в ходе спецоперации выявили региональное следственное управление и УФСБ по Саратовской области. Напомним, возглавляет областное МЧС Игорь Качев.

Под руку закона попали не только взяткобратели, но и взяткодатели: 21 января заключен под домашний арест бывший директор саратовского филиала «Т Плюс» Александр Федоров. Он собирался дать крупную взятку.

Помимо этого, снова во весь рост встал вопрос о поборах в школах области. Из-за выявленных фактов уже пришлось уволиться директорам двух саратовских школ. А прокуратура области ждет от жителей региона жалоб на незаконный сбор средств в учебных заведениях. То есть собираются продолжать борьбу.

Периодически всплывает информация о пойманных за руку взяточниках-профессорах. Заведено уголовное дело в отношении экс-заведующей кафедрой управления персоналом и психологии ССЭИ РЭУ им. Г.В. Плеханова Оксаны Бондаренко. На прошлой неделе стало известно, что в деле есть еще один фигурант – 64-летний теперь уже бывший профессор той же кафедры. Ему инкриминируется получение взятки по предварительному сговору. По данным следствия, Бондаренко и профессор потребовали от бывшего преподавателя передать им 180 тысяч рублей за то, чтобы внести в зачетные книжки и ведомости положительные оценки четырем знакомым ему студентам.

Шлюз борьбы с коррупцией открыт?

Можно ли говорить о какой-то единой системе коррупционных разоблачений, происходящих с конкретной целью, или это разрозненные между собой эпизоды, происходящие спонтанно? Есть ли их связь с предстоящими выборами губернатора и президента? Как сказываются такие события на политической устойчивости региона, какую оценку они получают у федеральной власти? Комментируют известные саратовские политологи и политтехнологи.

Игорь СеменовИгорь Семенов:

КТО И КАК БУДЕТ ПОСАЖЕН – АКТУАЛЬНЫЙ ВОПРОС

Безусловно, единая система коррупционных разоблачений присутствует, потому что на определенные действия правоохранительных органов дан сейчас зеленый свет. С другой стороны, это не исключает того, что в рамках общей тенденции под девизом «пора уже вытаскивать коррупционеров на свет» можно решать личные, локальные задачи: наказать людей, которые нарушили установленные правила, или перераспределить в свою пользу ресурсы. Кто и как будет посажен – актуальный вопрос. Допустим, в Марксе и Энгельсе дорогая земля – если рассматривать этот клубок, то можно понять, кто и зачем вступает в игру, кого лишают ресурса, а кто будет приобретать.

Я вижу связь этой обширной антикоррупционной кампании с выборами президента, которые пройдут в будущем году (не с губернаторскими выборами). До Саратовской области общефедеральная волна уже дошла. Коррупция – уязвимое место власти, по которому бьет из года в год тот же самый оппозиционер Алексей Навальный. Эту тему отдавать на откуп Навальному не хотят, ее должен взять на себя президент, и он уже это делает. Не могу сказать, что население, узнавая о таких событиях, проявляет бурную радость (да какая может быть радость в разгар кризиса?!) – скорее, удовлетворение. По оценкам международных наблюдателей, наша страна занимает одно из лидирующих мест в мире по разнице доходов между верхним и нижним сегментом. На этом фоне все коррупционные разоблачения будут идти с успехом, кого бы ни посадили. Хотя люди порой ставят вопросы: а почему именно этого человека посадили, что с остальными, куда более похожими на больших казнокрадов?

Если отвечать на вопрос, как сказываются коррупционные разоблачения на устойчивости региона, тут важно, до какого уровня эти истории доходят. Пока они не затрагивают губернатора и непосредственно его ближайшее окружение, негативного эффекта не будет, но если в рамках этой кампании некие заинтересованные лица или силы дотянутся выше – вот тогда это будет удар по имиджу губернатора. Я думаю, в Москве поощряют наказания для чиновников низшего уровня районного звена или начальников отраслевых ведомств. В какой-то степени это происходит с подачи или разрешения нашего главного для региона лица. По крайней мере, это точно касается конфликта в Марксе.

Самое важное – во-первых, эта кампания будет иметь определенные временные сроки, а во-вторых, будет иметь границы, которые будут простираться не слишком далеко. Например, когда дошли до министра экономического развития Улюкаева – это уже перебор. Допустим, когда сажают губернатора, представителя «Единой России» – у населения целого региона неизбежно возникают вопросы о проблемах всей системы региональной власти, да и федеральной тоже. То есть нижнее звено бить можно всегда, среднее звено – под ударом сейчас, а что касается верхнего звена – тут уже более сложный расклад, без заинтересованного участия конкурирующих между собой элит здесь не обходится. Коррупционных скандалов федерального масштаба в Саратовской области ждать не стоит, наша область – не поле для элитной борьбы, конкуренция на региональном уровне тут давно закончилась. Если только не будет задействован ее уже федеральный, кремлевский уровень.

Александр ПантелеевАлександр Пантелеев:

ПРИ НЕКОНКУРЕНТНОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЕ КОРРУПЦИЯ БУДЕТ ПРОДОЛЖАТЬ РАЗВИВАТЬСЯ

На мой взгляд, система борьбы с коррупцией как раз таки не просматривается. Возможно, есть какие-то определенные критерии «отбора», которыми руководствуется наша высшая власть, но она их не раскрывает. Однако всё же больше наблюдается такой принцип: кто попался, того и взяли. Единой стратегии борьбы с коррупцией у нас в стране как не было, так и нет. На днях прошла новость о том, что Россия среди стран мира занимает 131-е место с хвоста по индексу коррупции. Эта тенденция сохранится.

Полезное это дело, конечно – коррупционеров ловить, но глубинно при нынешней политической системе вопроса коррупции это не решает. Громкие коррупционные дела нужны власти для того, чтобы создать в обществе мнение: «А-а, борются, а-а, сажают. Так и надо им, проклятым коррупционерам!» Людей, которые не обладают развитым политическим сознанием, эта мысль утешает, греет душу. Мало кто из населения осознает, что при такой видимости борьбы с коррупцией она будет продолжать жить и развиваться. Посадили Улюкаева – здорово, но кроме пиар-акции здесь ничего нет.

Что было бы нормальным для борьбы с коррупцией? Во-первых, необходимы соответствующие общественные силы, которые были бы заинтересованы в том, чтобы коррупции не было. Эти силы появятся только тогда, когда в России появится конкурентная политическая система. Российская проблема – отсутствие достойной альтернативы существующей плохой власти (вот сколько процентов может набрать Навальный при условии, что его не посадят перед выборами – 15–20%, не больше?). А неконкурентность политической системы означает, что те протестные голоса, которые раздаются по поводу возможного проявления коррупции, будут тонуть. Во-вторых, уже при конкурентной политической системе нужно проводить антикоррупционную профилактику, формировать здоровое отношение чиновников и общества к коррупции.

Что касается конкретно Саратовской области, я считаю, она не является инициатором борьбы с коррупцией, это согласованное с федеральным центром мероприятие. Есть, в конце концов, люди в администрации президента, которые отвечают за внутреннюю политику. Скомандовали открыть шлюз борьбы с коррупцией – его открыли, скомандуют закрыть – закроют.

Дмитрий ОлейникДмитрий Олейник:

ЭТО НОРМАЛЬНАЯ РАБОТА ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ

Как только идут подряд какие-то резонансные дела, связанные с именами чиновников, тут же начинаются разговоры: это что, новая метла пришла в область? Это единая кампания? Новый виток борьбы, перестройка элит?

На мой взгляд, ответ намного проще: это нормальная работа системы правоохранительных органов, начиная от ФСБ и заканчивая прокуратурой и полицией. На то указывает статистика коррупционных дел – их раскрываемость сейчас выше, чем в среднем в предыдущие годы. Я не склонен считать, что по каждому такому поводу надо искать какие-то скрытые дополнительные политические мотивы. И вообще, с моей точки зрения, у нас всё меньше политизированы правоохранительные органы и суд. Если в 90-е годы мы наблюдали большую зависимость право­охранительных органов от власти, бизнес-структур, то сейчас они полностью самостоятельны.

Практически по всем делам ведется наблюдение в течение достаточно долгого периода. По всей России раскрываются коррупционные преступления и за 2014, и за 2015 год и чиновники несут наказания. Я думаю, что продолжение раскрываемости коррупционных дел будет, потому что сейчас достаточно жесткая позиция на этот счет у правоохранительных органов на федеральном уровне. Поэтому тот, кто нарушает закон, безусловно, рискует больше, чем раньше – если не сегодня, то завтра он обязательно будет наказан.

Всех не пересажаешь

Большинство опрошенных саратовцев не видят реальной борьбы с коррупцией в череде громких разоблачений чиновников и руководителей

Мы спросили у жителей города, утешают ли их новости о пойманных на взяточничестве высокопоставленных лицах? Становится ли экономика и политическая система от этого здоровее? И можно ли что-то предпринять, чтобы победить коррупционное зло?

Гульмира Амангалиева

Сергей ВладимировичСергей Владимирович, мастер по изготовлению ключей, пенсионер:

ЧТОБЫ КОРРУПЦИЮ ПОБЕДИТЬ, НУЖНО ЭКОНОМИКУ В ЦЕЛОМ ПОДНЯТЬ. СИРИЯ СИРИЕЙ, А КУШАТЬ-ТО ХОЧЕТСЯ

Слышал, что задержали Тополя из Марксовского района, но специально не отслеживал. В принципе, любой глава района повинен в коррупции и может быть пойман. А как иначе, если весь бизнес зависит от него?! Зависит, даст ли он разрешение кому-то что-то открывать, строить и сколько будет такое разрешение стоить. А Тополь просто кому-то не угодил, вот и всё. По-настоящему рулят там коррупционеры крупнее. Самые слабые из них вляпываются, потому что оказались не в то время не в том месте, кому-то помешали. А деньги-то всё равно исчезли!

Ну и где она, борьба с коррупцией? Нет ее. Для того чтобы коррупцию победить, надо экономику в целом поднять, без нее не будет ничего работать. Зарплаты нормальной нет ни у кого. Подумаешь, увеличат пенсию раз в год на 500 рублей – и что?! Вон, подачку 5 тысяч рублей дали – «живите, ребята, ни в чем себе не отказывайте»! Хоть бы червонец дали диван купить... В магазин зайди, на двоих человек купи продукты – сколько уйдет? Если извернуться, то минимум 500 рублей уйдет, и так каждый день! А еще надо коммунальные оплатить, лекарства купить и одеться. На одного человека пенсия должна быть минимум 20 тысяч рублей.

У нас вообще ништяк, политика обалденная! Помимо внешней политики должна же быть какая-то внутренняя. Сирия Сирией, блин, а кушать-то хочется.

Валентин ПетровичВалентин Петрович, пенсионер:

ПУСКАЙ ЧАЩЕ ИХ ЛОВЯТ!

Конечно, это правильно, когда ловят коррупционеров – сколько денег они воруют! Все они виноваты, раз их застукали. Это маленечко оздоравливает экономику. Пускай чаще их ловят! Хотя, боюсь, их полным-полно, всех не переловишь.

ЕвгенийЕвгений, продавец:

«Я С УДОВОЛЬСТВИЕМ ОТСИДЕЛ БЫ ПАРУ ЛЕТ, ЗАТО СЕБЯ ДО КОНЦА ЖИЗНИ, ДЕТЕЙ И ВНУКОВ ОБЕСПЕЧИЛ БЫ»

Неворующих руководителей не бывает, бывают те, кто попадается, и кто нет. Не знаю, с чего там начинается. Понятно, что у них круговая порука. Может, не поделился с кем-то, вот его и ловят.

Помню случай с Захарченко, или как там его... Куда ему одному столько денег, он что их... ест?! Недавно вот человека поймали на взятке – сколько там было, 12 миллионов рублей, 2 миллиона долларов? Подумаешь, дадут им 10 лет колонии, а они какие-то несчастные 2 года переждут, когда шумиха пройдет, а потом выходят. Сам депутат, не помню его имени, говорит: «Я с удовольствием отсидел бы пару лет, зато себя до конца жизни, детей и внуков обеспечил бы». В этом и весь смысл.

ИринаИрина:

НАДО ДРУГИМ ГОСУДАРСТВОМ НАЗЫВАТЬСЯ ИЛИ НОВОЕ ГОСУДАРСТВО СОЗДАТЬ, ЧТОБЫ ИСКЛЮЧИТЬ КОРРУПЦИЮ

У нас в стране коррупция была, есть и будет всегда. Сколько ни сажай, экономике от этого лучше не будет. Я не знаю, это надо другим государством называться или на ровном месте новое государство с нуля создать, чтобы исключить коррупцию.

АлександрАлександр, оператор уличного аттракциона:

НА МЕСТО ОДНИХ ВОРОВ ПРИХОДЯТ НОВЫЕ ВОРЫ

Я считаю, большинство этих пойманных на воровстве чиновников и руководителей действительно виноваты, но есть среди них и те, кто стал жертвой. Но, в любом случае, сажают – и правильно. Правда, народу от этого лучше не становится, потому что на место одних воров приходят новые воры.

Если понизить чиновникам зарплату, они всё равно будут воровать, потому что контроля-то особенного нет. Был бы контроль, смотрели бы, куда уходят бюджетные средства. А то приходят тут и начинают асфальт зимой класть. К весне его уже не будет. Ну и смысл? Надоела уже эта показуха. Каждый раз в конце года, когда сезон работ прошел, начинают осваивать финансы – меня вот это убивает. У нас вообще – полный дурдом! Единственное, что изменилось, – что воровать стали больше. И бумаг стало больше.

Наталья АнатольевнаНаталья Анатольевна, уборщица:

ВСЕ БЕРУТ, ОТ МЕЛКИХ ДО ШИШКАРЕЙ

У нас в России с взяточничеством вообще тяжелая ситуация. Все берут, от мелких до шишкарей. Хуже, когда не просто берут то, что им предлагают, а требуют с других людей денег.

Слава богу, я отношусь к самому низшему социальному звену и на работе не сталкиваюсь с вымогательством. Дочь у меня недавно окончила аграрный университет, экономическое отделение – за четыре года мы не заплатили ни рубля, сама на бюджете училась и стипендию получала. А старший сын когда-то в свое время учился в политехе – там, бывало, за экзамены платил. Хочешь не хочешь, а настойчиво «намекают». Из рассказов знакомых слышишь, что в универах, даже в колледжах, туда-сюда заплатили. Как послушаешь, сколько стоит одна курсовая работа или зачет – уши вянут... А в школах-то какие тарифы на краску, мел, горшки для цветов! Хорошо, что директоров школ в Саратове сейчас чуток припугнули увольнением за поборы.

Это я только про образование рассказала, а про медицину, думаю, многие знают, в какую копеечку влетает полежать в государственной больнице или попасть на операцию.