Возвращал цену, добывал смысл

Оценить
Возвращал цену, добывал смысл
О прелести свободной распрямленной человеческой чистопородности

Этот человек никогда не был популярной фигурой, хотя в профессиональных кругах пользовался известностью и непререкаемым авторитетом. Евгений Калмановский – автор книг и статей о литературе и театре, долгое время преподавал в Ленинградском институте театра, музыки и кинематографии, оставил немало учеников. Больше года он сотрудничал с режиссером Олегом Ефремовым, который, прочитав рецензии Калмановского на спектакли нарождающегося «Современника», пригласил его заведовать литературной частью театра.

Отец Евгения Соломон Моисеевич был талантливым хирургом, мать служила по экономической части. Родившийся 20 июня 1927 года Евгений принадлежал к поколению предвоенных саратовских мальчишек.

Учился в 19-й школе, которая в 1943 году, с введением раздельного обучения, стала мужской. Среди самых ярких впечатлений поры взросления – приезд в эвакуацию Московского художественного театра, игравшего спектакли на сцене ТЮЗа:

«Я, четырнадцати-пятнадцати­летний, любил после школы сидеть на уличной скамейке у гостиницы «Европа». В ней как раз жили мхатовцы. Боже, выходившие из гостиницы или возвращавшиеся в нее, как они были прекрасны! Удивительные лица. Прелесть свободной распрямленной человеческой чистопородности. Осанка, походка, взгляд – все красивые, все изумительные. Во всяком случае, для меня, который рос весьма небогато, больше всего среди грубой, тесной, тупой простоты, в фантастической коммуналке, набитой разным людом. А тех людей, тех актеров взращивали Станиславский, Москвин, все, кто еще знал Чехова, кто впитал в себя лучшее из былой жизни и всем своим существованием нес весть о том поздним поколениям».

Школьная приятельница Евгения Наташа Долинина однажды пригласила юношу домой, в небольшую квартиру на Цыганской (ныне – ул. Кутякова), неподалеку от университета, и познакомила с отцом. Это знакомство стало для молодого человека поистине судьбоносным. Талантливый филолог Григорий Александрович Гуковский вместе с семьей был эвакуирован в Саратов с Ленинградским университетом. От него Калмановский узнал главную истину, которая сопровождала его в течение жизни, о том, что «культура связывает воедино книги и человеческое житье».

В 1945 году Евгений окончил школу и стал студентом русского отделения филологического факультета СГУ, учился в одной группе с двумя будущими известными «филологинями» Галиной Полищук и Герой Макаровской. Осенью 1948-го не без стараний Гуковского перевелся в ЛГУ. Когда в 1949 году Гуковский был арестован как вредитель и шпион, Евгению пришлось пережить немало по-настоящему драматичных минут, связанных с опалой любимого учителя. Он нашел в себе силы не участвовать в публичном осуждении профессора-космополита, за что едва не поплатился отчислением. В апреле 1950 года Гуковский скончался от сердечного приступа в тюремной больнице. В этом же году Евгений Калмановский все-таки сумел окончить университет и, благодаря хлопотам своей тетки, заслуженной учительницы, распределился в Саратов. Сначала преподавал русский язык и литературу в своей родной 19-й школе, а с 1952 по 1953 год работал в Театре юного зрителя помощником главного режиссера (Юрия Петровича Киселёва) по литературной части.

Потом жизнь Евгения Калмановского уже навсегда будет связана с Ленинградом-Петербургом. Последним местом его работы станет Александринский театр, где он служил заместителем директора по репертуару. В 1996 году Калмановский умер и был похоронен на знаменитом Комаровском кладбище под Петербургом. Прекрасные слова сказала о нем одна из учениц: «Калмановский был из числа тех людей, кто возвращает цену и добывает смысл».