Ворох задач и несбывшиеся ожидания

Оценить
Ворох задач и несбывшиеся ожидания
Хотя фестиваля памяти Олега Янковского в прошлом году не было, но памятник Олегу Ивановичу – Тому самому Мюнхгаузену – установили в сквере перед театром драмы
Культурные итоги года. Основной тренд – смена министров

Конечно, сложно, да и как-то странно рассуждать о культуре, когда область живет разговорами о том, куда в следующий раз покатятся шары с Волжской и останутся ли они у кого-нибудь, кроме «Семёна» (ничего плохого – так называется ретро-трамвай у «Липок»). Но не шарами едиными жива наша 80-летняя область. Иногда в ней проходят культурные мероприятия и меняются министры.

Соображаем на троих

Давненько за один календарный год у Саратовской области не было сразу трех министров культуры. Формально даже четырех, поскольку один день в статусе и. о. министра пребывал Владимир Баркетов – человек, без которого сложно представить профильное ведомство – кажется, он работал там всегда.

Почти всю первую половину года, до 21 июня, культурой в области рулила Светлана Краснощекова. Ее работе наша газета посвятила материал «Пожароопасная должность» в № 22 от 28 июня, а потому повторяться не будем, отметим лишь, что деятельность ее была противоречивой. Что же касается будущего экс-министра, то она вернулась в филармонию на должность замдиректора. А на ее место, вопреки изначальным прогнозам, назначили директора цирка Ивана Кузьмина.

Я бы мог, но мне не дали

Фигуру Кузьмина изначально восприняли благодушно – на посту директора цирка он зарекомендовал себя блестяще и оказался явно на своем месте. О том, что Иван Георгиевич уже был министром культуры при Аяцкове, вспоминали единицы, да и, скорее, пытались вспомнить, поскольку из памяти те события успели выветриться.

Первые шаги Ивана Георгиевича на старом-новом посту тоже создавали ему положительный имидж: о предшественнице принципиально не высказывался, команду пообещал не менять. Да и к работе приступил рьяно: тут же начал заниматься делом дольщиков ЖСК имени Боголюбова, которые вот уже много лет не могут вселиться в дома за Художественным училищем, а еще занялся поиском потенциального покупателя Дома кино (об этой ситуации чуть позже). Первоочередными же задачами для себя Кузьмин назвал завершение реконструкции старого ТЮЗа и ремонт театра оперы и балета.

Но довольно быстро ситуация поменялась: через полтора месяца, 10 августа, Ивана Георгиевича назначили заместителем председателя правительства по социальной сфере вместо уволенного из-за пассивности Михаила Горемыко, и стало понятно, что пребывание Кузьмина на министерском посту заканчивается. Сменщика, правда, не объявили, так что до 6 сентября Ивану Георгиевичу приходилось тянуть сразу две должности.

По традиции, Кузьмин ушел с министерского поста, не оставив особых поводов для обсуждения своей деятельности. Другое дело, что в сознании многих он и на посту зампреда остается своеобразным министром культуры – ничего не поделаешь, слишком уж тянет его в эту сферу, и многие мероприятия по-прежнему сложно представить без его пламенных речей.

На всех подмостках страны

Кузьмина прогнозируемо сменила заместитель главы администрации Вольского района по социальным вопросам Татьяна Гаранина. Прогнозируемо даже не потому, что ее фамилия уже муссировалась в СМИ, когда уволили Краснощекову, но и потому, что после назначения Кузьмина Татьяна Анатольевна сразу же переехала в Саратов, став первым заместителем Ивана Георгиевича.

К моменту своего назначения Гаранина не была совсем уж темной лошадкой для нашего города. Во-первых, Вольск занимает далеко не последнее место в медиа­пространстве области. Во-вторых, Татьяна Анатольевна занималась организацией фестиваля театров малых городов России, который стал одним из главных культурных событий года для нашего региона и по-своему послужил карьерным трамплином не только для Гараниной, но и для главы администрации Вольского района Игоря Пивоварова, ставшего вице-губернатором.

Культурная столица Поволжья?

Судить о работе Гараниной пока рано – как и к Краснощековой, видимо, первое время к ней нужно будет просто присматриваться. Да, при ней был наконец-то сдан после реконструкции старый ТЮЗ. Да, губернатор недвусмысленно намекал, что если 15 декабря театр не откроют, то полетят головы. Но, что ни говори, вопрос с ТЮЗом решался еще до прихода Гараниной.

Если открытие восстановленной филармонии в 2014 году было однозначно самым важным культурным событием года, то в 2016-м всё не так очевидно. Во-первых, потому, что реконструкция ТЮЗа не вела к восстановлению полноценной деятельности театра, во-вторых, потому, что судьба помещения была не до конца решенной – то ли оставят его прежним владельцам, то ли будут делать некий центр для детей. Оказалось, что второе.

Впрочем, восстановление ТЮЗа не стало главным культурным событием года скорее по другой причине – слишком много было проведено других знаковых для области мероприятий. Во-первых, всё тот же фестиваль театров малых городов в Вольске, во-вторых, «Хвалынские этюды» на родине Петрова-Водкина, которому там же установили памятник. Заметьте, когда еще два крупных культурных мероприятия, претендующих на титул главных событий года, проходили не в Саратове и даже не в Энгельсе и Балакове?

В Саратове же, не считая уже привычных, повторяющихся из года в год мероприятий, по-настоящему уникальных культурных событий было не так уж много: установка памятника Олегу Янковскому, всероссийский семинар молодых драматургов «Авторская сцена», кинофестиваль «Гагарин.doc». Можно было бы сказать, что на новый уровень вышел книжный фестиваль-ярмарка «Волжская волна», но только если отбросить первое слово: выбор книг на ярмарке был и правда чудесный, а вот организация хромала. Масштабный «Литературный теплоход», который бы перево­зил саратовских деятелей культуры по городам Поволжья и о котором так мечтал экс-губернатор Дмитрий Аяцков, вообще не состоялся. Да и не он один – можно вспомнить про то, что фестиваля памяти Янковского в этом году тоже не было.

А теперь вопрос на засыпку: можем ли мы стать культурной столицей Поволжья, если даже в пределах области должны конкурировать с Вольском и Хвалынском?

Кино без кинотеатров

Приведем еще один характерный пример.

Татьяна Гаранина на торжественной церемонии закрытия Года отечественного кино не без удовольствия говорила о том, что в 2016 году в малых городах региона были введены в эксплуатацию семь новых кинозалов более чем на 530 мест. И еще 8–9 современных откроются в 2017 году. Еще было 250 открытых кинопоказов и почти десяток фестивалей. И вроде всё хорошо, если бы не два «но»... Называются они «Пионер» и Дом кино.

Многие годы считалось, что если в каком-то из кинотеатров и могут случиться проблемы, то точно не в «Пионере». Прекрасное расположение, известность, нацеленность на массового зрителя плюс популярность кинотеатра для арендаторов делали его, на первый взгляд, привлекательным для потенциального зрителя. Но, видимо, конкуренция с мультиплексами дала о себе знать – еще в начале года директор «Пионера» Алексей Колесников жаловался, что кинопоказы – планово убыточный бизнес, и каждый месяц он теряет примерно сто тысяч рублей. Пришлось от такого бизнеса отказаться. Теперь «Пионер», вернее, его кинозалы – это «Центр современного искусства», где проходят выставки и лекции. Вроде как обещают и концерты.

С Домом кино ситуация еще сложнее. Из-за долгов здание Дома кино перешло в собственность банка. Иван Кузьмин еще за несколько дней до назначения на пост министра возмущался этим фактом и требовал отменить продажу кинотеатра, а потом, как было сказано выше, занялся вопросом уже как зампред. Но история с Домом кино так ничем и не закончилась: какое-то время о нем говорили в СМИ, младогвардейцы зачем-то проводили пикет, Кузьмин суетился... А потом всё как-то сошло на нет.

Андрей Наймушин, директор Дома кино, в комментарии нашей газете сказал, что ситуация не изменилась и, по всей видимости, в ближайшее время не изменится – Дом кино продается, и кто станет его собственником, пока не известно. И что будет с Домом кино, понятное дело, тоже вопрос. Вопрос с единственным, напомним, кинотеатром, где ставка сделана на арт-хаус.

Зато у нас семь новых кинозалов в области!

Мы всё сами сделаем

Может сложиться впечатление, что с культурой в области всё плохо. На самом деле нет. И самое удивительное заключается в том, что из года в год всё больше культурных проектов становятся частными инициативами. Если в прошлом году мы радовались появлению галереи современного искусства «ИМХО», то в этом году сразу несколько проектов дают повод для гордости:

Фестиваль современного искусства в «Триумф-Молле», организаторы которого всячески подчеркивали, что власти к ним не имеют никакого отношения.

Установление мемориальных досок выдающимся артистам Валентине Ермаковой и Александру Галко по инициативе Евгения Миронова.

Запуск проекта «Порталы истории» по преображению пространства исторических арок на Набережной Космонавтов. Проект осуществляется на деньги уроженца Саратова, футболиста Федора Смолова. И к нему имеет отношение не только известный спортивный журналист Станислав Гридасов, но и другой саратовский культурный проект – «Саратовская крепость: Рассредоточенный музей истории города», который в течение долгого времени анализировал пространство исторического центра города в поисках новых знаковых мест. Среди главных достижений проекта – признание дома художника Гектора Баракки памятником архитектуры. Поможет ли это спасти стремительно разрушающееся здание, покажет время, но надежда есть.

Громадье планов

По большому счету, 2016 год стал переходным для культуры. Событий было много, но главное выделить сложно.

Просто перечислим факты: 80 лет исполняется филармонии, 125 лет – музею Федина, 100 лет – ТЮЗу и Балашовскому драматическому театру, который, к слову, должен наконец-то получить собственное помещение (Володин уже назвал это своим личным проектом, а значит, Гараниной нужно будет очень внимательно отнестись к вопросу). Уже обозначено и строительство нового Дома культуры в Дергачах на 450 мест.

А ведь еще никуда не исчезли проблема ремонта театра оперы и балета, передача одного из корпусов Поволжского института управления музею Радищева – здесь, вероятно, появится музей русского авангарда. И, наконец, одна из главных проблем последних лет (которая, в том числе, сыграла роковую роль для Краснощековой) – это создание на базе провиантских складов Рейнеке музея современного искусства. Здесь, впрочем, Гаранина не дает смелых прогнозов: 2017 год, скорее всего, уйдет на решение бумажных вопросов, и только в 2018-м министерство сумеет открыть музей. Главное – не затянуть.