Саратовский хендмейд в период кризиса

Оценить
Саратовский хендмейд в период кризиса
Мастер Свят Вершинин за работой
Как зарабатывают саратовцы, продавая украшения, сладости и даже мыло собственного изготовления

С начала кризиса покупательские способности россиян заметно упали – это бизнес успел ощутить на себе в полной мере. Однако голодные времена пока не настали, поэтому люди продолжают баловать себя чем-то сверх нормы прожиточного минимума. Держится спрос и на хендмейд – авторские изделия ручной работы. Саратовцы изготавливают и продают оригинальные украшения, предметы интерьера, мыло «с любовью» и варенье из лепестков роз. А некоторым хэндмейдерам кризис даже помог в профессиональном росте.

Спрос рождает украшения

Пожалуй, самый широкий сегмент хендмейд-бизнеса – производство аксессуаров: браслетов, серег, кошельков и пр. Как подтверждает сооснователь творческой мастерской «Panda&Panda» (украшения и аксессуары из кожи и дерева) Агата Вершинина, в 2015–2016 годах эту отрасль действительно постигло снижение спроса: «Очень сильно почувствовалось падение покупательской способности населения». От кризиса пострадал и бизнес семьи Вершининых: снижение спроса вкупе с ростом арендной ставки привели к закрытию магазина, через который Агата с мужем реализовывали свои изделия.

«Кризис никуда не делся, но всё равно много людей уходят в хендмейд»

«В определенный момент мы поняли, что работаем уже не в плюс и не тянем такую аренду в центре города», – пояснила собеседница. Несмотря на это, остальная часть семейного бизнеса – творческая мастерская – продолжает успешно действовать. Только теперь пара реализует свои изделия через сторонние магазины. Дела идут настолько неплохо, что в 2016 году семья полностью перешла на доходы от мастерской. «Для нас 2016 год был очень удачный. Несмотря на кризис, у нас были крупные заказы. Мы осваиваем новые техники, делаем новые изделия. Как-то это нашло отклик среди покупателей», – поясняет Агата.

Серьги мастерской Panda&Panda
Серьги мастерской Panda&Panda

Вершинина отмечает, что есть мастера, которых кризис действительно подкосил, и им пришлось оставить хендмейд как источник заработка. Но есть и те, кого кризис, наоборот, подстегнул: чтобы быть более конкурентными, они повысили свой уровень мастерства. По наблюдениям Агаты, несмотря на сложности, в последнее время на рынке появляется много новых мастеров. «Кризис никуда не делся, но всё равно много людей уходит в хендмейд», – говорит она.

Сделано в Саратове

Саратовский хендмейд пользуется спросом не только внутри региона. Труды наших мастеров хорошо продаются в Москве и Санкт-Петербурге, где людей больше, а уровень благосостояния – выше. «Для них наши саратовские цены – это не деньги. В Москве вообще считают, что мы очень дешево продаем», – объясняет Агата.

Вершинины успели поездить со своими изделиями по городам России. По их наблюдениям, дело с производством хендмейда в разных регионах обстоит примерно одинаково – дефицита в мастерах нет. А вот в плане сбыта товара Саратов отличается, и, к сожалению, не в лучшую сторону. Так, по уровню организации хендмейд-ярмарок наш город несколько отстает от таких соседей по ПФО, как Самара и Казань. Саратовские ярмарки, как правило, организованы довольно просто и ориентированы на случайного покупателя (людей, которые проходят мимо). «Те ярмарки, которые у нас проводятся, дороговаты по соотношению цена-качество, – поясняет Вершинина. – Я имею в виду цену аренды стола и качество привлечения людей».

Для сравнения, в Татарстане проводятся целые хэндмейд-фестивали с развлечениями и мастер-классами, которые длятся по два-три дня и сопровождаются широкой рекламной поддержкой. На них стараются собрать лучших мастеров России. На таких фестивалях другая обстановка, чем на ярмарке в торговом центре, объясняет разницу Агата. По ее наблюдениям, на подобные мероприятия люди ходят целенаправленно. Для них это настоящий праздник и возможность купить уникальное изделие.

В результате в этих регионах у мастеров больше стимула улучшать свои навыки. «Потому что там проводятся очень крутые мероприятия, люди варятся в этой обстановке. Они видят работы друг друга, и для них это повод совершенствоваться, – говорит Вершинина. – В Саратове же немножко такой застой получается. Мне кажется, у нас здесь больше любительский уровень, чем в более крупных городах».

Вырезая людей

Фигурка работы Алексея Савкина
Фигурка работы Алексея Савкина

Кроме привычных украшений саратовские хендмейдеры занимаются и элементами декора – интерьерными куклами, вязаными корзинами, фоторамками и прочим. И, похоже, не страдают от дефицита спроса и здесь. Например, владелец мастерской «Woodman park» Алексей Савкин начал изготавливать своих забавных деревянных человечков только три месяца назад, однако уже успел получить заказы на месяц вперед. Несмотря на то, что основную часть доходов Алексею приносит совсем другой вид деятельности, производство рекламных конструкций, зарабатывать на поприще производства сувениров, по его оценке, вполне реально: «Я пока себя этим прокормить не могу, но думаю, это возможно. Я даже уже встречал людей, которым это удается. Они изготавливают разные вещи: шкатулки, кресла».

«Я пока себя этим прокормить не могу, но думаю, это возможно»

Продажа фигурок пока не приносит значительных доходов, ведь отпускная цена одного изделия составляет только тысячу рублей, в то время как на его изготовление уходит не менее 30 часов. «Работа трудоемкая. Настолько трудоемкая, что рентабельность сводится к мизеру», – поясняет Савкин. Однако в будущем мастер планирует увеличивать цену, попутно повышая уровень исполнения товара.

По оценке Савкина, ареал сбыта хендмейд-товаров в Саратове растет: «Количество мест, где можно выставить изделия, увеличивается. Регулярно проходят выставки как на коммерческой основе (в торговых центрах), так и на некоммерческой (в парках, местах отдыха). Есть передвижные выставки». При этом одна неделя работы на выставке позволяет не только реализовать часть товара, но и способна загрузить мастера новыми заказами еще на месяц.

Сладкое дело

Варенье Натали Харченко
Варенье Натали Харченко

Саратовский хендмейд можно не только потрогать, но и попробовать на вкус. В городе есть свои производители авторских сладостей. Одна из них, Натали Харченко, варит весьма необычное варенье под брендом «Forget-me-not» (о подробностях своего дела Натали уже рассказывала «Газете Недели» – интервью в номере от 20.12.2016 г.). Этот продукт заметно отличается от привычного для многих россиян домашнего варенья с односложным составом. Например, в ассортименте Натали такие оригинальные смеси, как «грецкий орех и морковь», «красная смородина и тимьян лимонный», «кокос и ром». Есть даже варенье из лепестков роз. Некоторые виды варенья можно использовать не только как десерт, но и как соус к мясу или дополнение к сырной тарелке. На местном уровне продукт претендует на звание уникального. Как поясняет Натали, в Саратове конкурентов она пока не встречала. Да и в целом по России их, по всей видимости, немного. «Не очень сильно это распространено. По крайней мере, не настолько, как вырезание каких-то фигурных панно. Варенье встречается в разы реже», – делится наблюдениями Харченко.

Как и в случае с другими видами хендмейда, авторский подход к производству варенья вполне способен противостоять кризису. По словам Натали, спрос на ее продукт вполне стабильный, покупатели разбирают всё: «Иногда спрос даже больше, чем я могу предложить. Поэтому не могу сказать, что я страдаю от кризиса».

По мнению Харченко, если авторским вареньем заниматься серьезно, на вырученные деньги вполне можно существовать. Но стоит иметь в виду, что это занятие требует значительных трудозатрат и отнимает почти всё время. Большую часть ингредиентов Натали, например, выращивает сама. «Заниматься этим имеет смысл, если у тебя как минимум есть частный дом и сад, а также время, – говорит собеседница. – Летом, чтобы сварить адекватную партию варенья, на которой можно заработать, нужно полностью отказаться от других видов деятельности. Не все могут себе это позволить». А еще нужно всегда быть на виду у потенциального покупателя: «Для того чтобы получать полноценную прибыль, нужно этим заниматься постоянно. Раскручивать себя, везде участвовать, привносить что-то новое».

Мыло с рук

Косметику и мыло ручной работы в Саратове тоже можно найти. Например, мыло с расцветкой и ароматом по желанию клиента предлагает мастер Татьяна Стеценко. «Ручная работа предполагает, что в таком мыле максимально минимизированы ингредиенты, используемые при промышленном производстве и способные вызвать аллергическую реакцию, – объясняет преимущества продукта Татьяна. – Например, для смягчения кожи я использую не глицерин, а персиковое масло».

«Достаточно зайти в любой магазин мыловарения, купить ингредиенты и варить»

По словам Стеценко, чтобы варить мыло, необязательно иметь какое-то специальное образование. Достаточно зайти в любой магазин мыловарения, купить ингредиенты и варить.

Татьяна занимается мыловарением около двух лет, однако распространяет свой продукт только среди друзей. «Это требует много времени, а мне как раз его не хватает – у меня маленький ребенок», – поясняет причины мыловар. Как и другие хэндмейдеры, она считает, что если заниматься своим ремеслом серьезно, на полученные доходы вполне можно существовать. «По-моему, на ручную работу сейчас идет спрос, – говорит Татьяна. – И это касается не только мыла. Видимо, людям надоели штамповки из Китая, и они, наоборот, хотят индивидуальную работу, выполненную с любовью».