Криминальный гипноз

Оценить
Криминальный гипноз
Цыганки-гадалки, как утверждают специалисты, тоже пользуются приемами гипноза для одурачивания «клиентов»
Как пенсионеры в состоянии транса подписывают кредиты на покупку ненужных товаров

В преддверии Нового года мы ставим новые цели, хотим изменить свою жизнь или хотя бы чуточку улучшить ее качество. Сделать кожу ухоженной, а сердце здоровее обещают с разных сторон «центры красоты и здоровья», на деле оказывающиеся мошенническими организациями. Их жертвами, как правило, становятся самые беззащитные слои населения. Доказать факт применения гипнотического воздействия трудно, так же как и привлечь мошенников к ответственности.

Время подумать о себе

Галина Павловна (все имена героев материала по их просьбе изменены) вышла замуж в 18 лет. Муж пил, денег в семье всегда не хватало. Прошло ровно 20 лет с тех пор, как супруга убил собутыльник. Галина Павловна осталась с двумя детьми в тесном кругу проблем и ограниченного общения.

Дочь Галины Павловны с внучкой живут в коммуналке, где неисправно газовое оборудование. «Варить негде, я каждый день варю и вожу», – объясняет Галина Павловна. Младшему сыну на момент смерти отца было всего восемь. Ребенок заболел аллергическим дерматитом, потом началась пузырчатка. Лечение было долгим и тяжелым. Но и по сей день здоровье ее 31-летнего сына, который глотает по 24 таблетки преднизолона в сутки, – основная боль для матери. Из-за нее она меньше обращает внимания на собственную головную боль (у Галины Павловны хроническая ишемия головного мозга 2-й степени и артериальная гипертензия 3-й степени).

65-летний пенсионер Николай Степанович страдает хронической ишемией головного мозга 1-й степени, ишемической болезнью сердца, хроническим обструктивным бронхитом. Вдобавок Николай Степанович ухаживает за престарелой матерью. У нее парализована правая сторона тела, она слабо осознает происходящее и нуждается в уходе. «Она без конца стонет, – описывает состояние больной Николай Степанович, – я сам готовлю, сам стираю, всё делаю сам. Но я рад, что она жива, потому что когда-то она обо мне заботилась, а теперь моя очередь».

Николай Степанович был женат, но развелся в 45 лет, потому что жена, по его словам, «принесла грязь в постель». «20 лет без жены, и от мамы не оторвешься, и нет близкого человека...» – сетует Николай Степанович.

Петру Ивановичу 58 лет, по образованию он педагог, работал в школе учителем труда. Вышел на пенсию по выслуге лет. Был женат, но развелся. Какое-то время жил один, а потом встретил Валентину Ивановну. Он вполне доволен семейными отношениями, жена отвечает ему заботой и вниманием. Петр Иванович – человек ответственный, решительный, сдержанный в поведении и немногословный. И внешне он – крепкий, широкоплечий русский богатырь. Ему бы, кажется, заниматься и заниматься физическим трудом, без которого раньше он не представлял свою жизнь – но головные боли ограничивают его активность. Тот же недуг, частый спутник старости – хроническая ишемия головного мозга. Особенно усиливается головная боль во время нервного напряжения, сильной концентрации внимания. По высказыванию его лечащего врача-невролога, «рановато изношенность сосудов проявилась».

«Это Путин распорядился, дай бог ему здоровья»

Что объединяет этих трех людей? Вообще-то много чего, включая один случай в биографии, ставший роковым.

Как-то раз каждому из них позвонили по телефону и предложили пройти бесплатную диагностику сосудов и бесплатную косметическую процедуру. Поскольку Галине Павловне позвонили накануне выборов 18 сентября этого года, возникла мысль: «Это Путин распорядился, дай бог ему здоровья». Тем, кто не смог попасть в клинику с первого раза, звонили еще и еще – отказывать было как-то неудобно.

На входе в помещение попросили паспорт и медицинский полис. «Значит, это бюджетное медицинское учреждение, и тут действительно лечат бесплатно по полису», – уверился каждый из пенсионеров.

Но то, как встретил клиентов персонал, разительно отличалось от обслуживания в государственной поликлинике: вокруг вежливые, обаятельные, грамотные профессионалы, готовые помочь. Одна из сотрудниц учреждения оказалась давней знакомой Галины Павловны. «Ты медик?» – спросила, усомнившись, пенсионерка. «Да, я переучилась», – ответила ей знакомая. Петру Ивановичу с супругой сделали компьютерное обследование состояния вен (состояние оказалось ужасным), разъяснили, что нужно беречь свое здоровье и любить себя, в каждой ситуации есть выход, «ничего и никого не подавляйте, а ищите во всем хорошее», и жизнь обязательно изменится в лучшую сторону. А Николаю Степановичу в течение часа втирали в кожу лица крем и заодно «втирали очки».

В конце вежливые медработники указали, где ставить подпись ради спасения собственного здоровья и личной жизни. «Что вам, жалко какие-то три тысячи рублей?» – вопрошал менеджер, имея в виду плату в месяц (а полную стоимость ни разу не назвал). Николай Степанович задумался: «Неудобно как-то, меня ведь обслужили... вообще-то, можно и потратиться, а не будет денег – можно и не приходить сюда...» Указали, где поставить подпись, и вручили целый чемодан ухаживающих средств. За Галину Павловну замолвила словечко ее знакомая, и ей предоставили выгодную скидку. На момент подписания договора у пожилой женщины как раз случился приступ головной боли – пришлось выпить таблетку. Вдобавок очки забыла, но сотрудники указали, где расписаться. Петр Иванович засомневался было в необходимости покупки в кредит «уникального оздоравливающего матраса» за 140 тысяч рублей, но состояние здоровья его супруги признали опасным – близкого человека нужно спасать!

«Иду по улице домой, улыбаюсь, такой обновленный, окрыленный – и не понимаю, почему окружающие не замечают этого!» – описывает свое состояние после выхода из «центра красоты и здоровья» Николай Степанович. Прочитал внимательно дома договор – словно мир рухнул. Пенсионер подписал договор о кредите с малоизвестным банком со ставкой 33 процента годовых! До этого он никогда в жизни не брал кредит, но знал, что кредиты выдают в банках, но никак не в клиниках.

Глупый брат общается, пока умный спит

В практике эксперта саратовского Департамента судебной экспертизы (СДСЭ) Александра Пантелеева набрались десятки дел обманутых покупателей, все они похожи друг на друга. Заключают контракты на приобретение баснословно дорогостоящих услуг и товаров в кредит (будь то фильтры для воды, биодобавки, средства для похудения и т.д.), как правило, люди самого скромного достатка, возраста старше 45 лет, находящиеся в трудной жизненной ситуации и имеющие проблемы со здоровьем. Эти люди в силу возраста и физических, психологических страданий внушаемы, доверчивы, утомляемы, тяжело приспосабливаются к новой ситуации.

В каждом деле Александр Пантелеев пытается доказать применение в отношении жертв работниками «центров красоты и здоровья» приемов гипноза. «Существует два вида гипноза: директивное, используемое в психотерапевтических целях, и непрямое, мягкое воздействие – так называемый эриксоновский гипноз. Если в первом случае человека предупреждают о гипнотическом сеансе, то во втором воздействие осуществляется без его ведома – то есть фактически производится психологическое насилие над человеком. Это метод «внушения наяву» – когда обращаются к подсознанию, минуя сознание, – поясняет психолог. – Приведу известное сравнение: сознание – это умный брат, а подсознание – доверчивый, глупый брат, который верит абсолютно всему, что ему говорят. Умный брат следит за тем, чтобы никто не обманул его доверчивого брата, потому что, как только доверчивый брат войдет в контакт с кем-либо, он больше не услышит предостережений умного брата, он будет слушать и подчиняться другому».

Доказать факт использования гипноза сложно. Например, одна из фирм привлекла к рассмотрению дела в суде психиатра, который опроверг результат судебной психологической экспертизы: мол, истец на тот момент был вменяем, никакого гипноза не было.

Не всегда находится понимание ситуации и у судей. «Да я бы эту подушку ни за что на свете не купил бы за такие деньги!» – уверял на одном из заседаний судья. «Купили бы. На всё просто нужна подходящая обстановка, место, время, психологическое состояние», – пересказывает свои слова Александр Пантелеев.

Как правило, компании нанимают штат опытных юристов, успешно отстаивающих их интересы в суде. Другие «медицинские салоны» и «центры красоты» не боятся проигрывать дела. Получить с них назад деньги по решению суда вряд ли удастся – компании закрываются в одном месте и открываются под новым именем в другом. По рассказам, работает также схема «добрый-злой следователь»: когда покупатель приходит вернуть навязанный ему товар или услугу, его встречает доблестный юрист, готовый уладить вопрос возврата. Допустим, за свои услуги он берет скромные 30 тысяч рублей. Покупатель возвращает матрас и забирает деньги, а компания получает через своего юриста 30 тысяч рублей и снова пускает в оборот свой матрас.