Рентабельное предприятие сохраняет село

Оценить
Рентабельное предприятие сохраняет село
Председатель СХПК Крутоярское Сергей Мелёшин
Риск спас Крутояр от безработицы

Зимнее солнце заливало ослепительным светом снежные поля. Пуховые подушки снега маскировали ямы в асфальте и смягчали прыжки автомобиля. Деревья с обеих сторон дороги, примороженные, в инее, словно из сахарной пудры, образуя сказочную белую галерею, вели нас в село с былинным названием Крутояр, Екатериновского района. 11 лет назад здесь был создан сельскохозяйственный производственный кооператив «Крутоярское».

Село Крутояр – это, без преувеличения, страница истории губернии, 80-летие которой отмечается в уходящем году. В 1967 году в этих краях образовался совхоз «Коммунист», и все окрестные села вошли в его состав с центральной усадьбой в Крутояре. У совхоза было 23 тыс. га пахотных земель. Здесь возвели самый крупный в районе овцекомплекс на 12 тыс. голов, животноводческий комплекс на 2 тыс. голов крупного рогатого скота, построили водопровод, около 200 жилых домов, новую школу на 320 учащихся, медпункт, магазины, два мехтока. В начале 1980-х годов село газифицировали, заасфальтировали центральную улицу Крутояра. Через три десятка лет с момента основания совхоза от него почти ничего не осталось...

Новичкам везло

Сергей Мелёшин родился в соседней с Крутояром Ушаковке. С детства его тянуло к технике, работать пошел рано, стал механизатором. Когда в 1990-х начался развал хозяйств, 13 работников «Коммуниста» вместе с Мелёшиным организовали фермерское хозяйство буквально на пустом месте в Ушаковке. Совхоз поддержал как мог, дал старый «Алтаец» и грузовик «ГАЗ-51». В Ушаковке были склады и мехток. Поскольку Сергей Мелёшин проявил инициативу создать фермерское хозяйство, то ему и пришлось брать на себя роль и ответственность руководителя.

– Мы принимали имущественные паи, в том числе и от родственников, – вспоминает Сергей Васильевич. – Не все родственники нам доверяли. Многие думали, что мы не потянем, разоримся. Земли у нас оказалось 1130 га. Под залог паев мы взяли еще технику в кредит. Посеяли. Порой наши мужики, убежденные атеисты, молились, когда не было дождей. Риски были очень высокие.

«Ушакам» везло, дожди все-таки шли, предприятие получало урожай. Расплачивалось с пайщиками. Хозяйство нуждалось в дизтопливе. Заработанные «живые» деньги требовалось снова пускать в оборот. Решали всё сообща. Работники хозяйства думали о личных нуждах: детей тоже надо было кормить, одевать, потом купить машины, ремонтировать дома. Развернуться никак не получалось. Приходилось снова брать кредиты, в том числе и на дизтопливо. Купили «КамАЗ», новый «Алтаец-Т4», «Беларус», автобус.

– Фермерское движение в то время только начиналось, в народе не любили фермеров, – продолжает Сергей Васильевич. – Нужно было оправдать надежды пайщиков и работников предприятия, при этом остаться человеком.

Кредит с недоверием

Некоторые пайщики забирали свои паи из «Ушаков», одна из выплат превысила 1 млн рублей. Фермер выполнял свои обязательства. Сергей Васильевич искал подход к людям, понимал, что, возможно, кто-то обижался, и второй раз пройти такой же путь сейчас Мелёшин вряд ли согласился бы. Он обращался за советом к руководителю ТОО «Крутоярское» (образовавшегося на месте «Коммуниста», позже СХПК), а теперь начальнику управления сельского хозяйства администрации Екатериновского района Евгению Егорову. В «Ушаках» учились на своих ошибках. Несмотря ни на что, Сергей Мелёшин продолжал заниматься любимым делом:

– Пашешь или сеешь весь день до позднего вечера. Утром смотришь и получаешь удовольствие от того, что это твоя работа. Весь район в то время использовал сортовые семена подсолнечника. Не помню, как получилось, по какой причине мы перешли на гибрид. Наверное, кто-то предложил, а мы, долго не раздумывая, скорее от недостатка знаний, согласились. В тот год в других хозяйствах подсолнечник давал 10–12 центнеров с гектара, а у нас 27–30! Руководитель района Александр Васильевич Курбатов заинтересовался нашими результатами, приезжал посмотреть.

Не успели наладиться дела в Ушаковке, потребовался руководитель в СХПК «Крутоярское» в 2005 году. Проблемы там копились давно, как и во многих хозяйствах в 1990–2000-е годы. Мелёшин не хотел возвращаться к тому, с чем, казалось бы, уже безвозвратно расстался. Но Александр Курбатов уговорил. Сергей Васильевич переживал за местную землю, как бы паи не ушли к пришлым, чужим людям и земля не осталась бы вовсе без хозяина и без ухода. И всё сначала. Мелёшин сразу обратился в банк за кредитом для «Крутоярского», думал, по «Ушакам» ему уже доверяют. Но не тут-то было. Всё имущество сельхозкооператива оказалось под залогом. Сергей Мелёшин смог найти банк, который без залога, практически под «честное слово» предоставил кредит хозяйству. Снова рисковал. Но благодаря этому имущество «Крутоярского» не арестовали. Предприятие оплатило счета и набежавшие пени по штрафным санкциям. Худо-бедно после сбора урожая смогли выкарабкаться из тяжелой долговой ситуации.

На погоду надейся, а сам не плошай

Вовремя засеять поля, успевать чинить технику, которая может ломаться в самый неподходящий момент, и находить в дождливую осеннюю пору окна с солнечными просветами, чтобы выветривались поля, а затем возобновлять уборку урожая – всё это непросто.

– В этом году в нашей местности техника тонула, никак не могла начать работу на полях, поэтому многие фермеры засеялись поздно, – поясняет председатель «Крутоярского». – В Ушаковке и Крутояре земля посуше весной была. И надо сказать, несмотря на большой объем наших площадей, около 10 тысяч гектаров, когда у других тонули иномарки, мы на «Кировцах» вовремя вспахали и засеяли. Меня критикуют, наоборот, за торопливость – рановато убираю подсолнечник. У меня терпения не хватает ждать милостей от природы. Знаю, что будут благоприятные дни, а сомнения гложут, вдруг не успеем убрать. Поэтому семена бывают влажные. Сушилкой своей еще не обзавелись. Мы сдаем урожай на хранение на элеватор, там нам и высушивают семена. На погоду можно надеяться, но надо рассчитывать и на свои силы. В этом году неважные цены на зерно. Но большую часть урожая мы продали, кредиты закрыли.

Особого желания говорить о животноводстве у Сергея Васильевича нет, потому как и нет цели стремиться в этой убыточной отрасли к каким-то показателям. 345 голов крупного рогатого скота вообще легко можно было бы перевести, но не поднимается рука руководителя сделать это. Как на селе без здоровых продуктов?! Животноводство, ни много ни мало, – рабочие места для населения Крутояра. Срок амортизации фермы, построенной в 1970-х годах, уже давно закончился. С потолка отваливались куски многослойной кровли, которую чинили бесконечно. На строительство нового помещения необходимо было 36 млн рублей. Сергей Мелёшин нашел выход: рабочие сняли старую крышу и закрыли ферму профлистом. И всего-то за 3 млн рублей!

– В какой-то год наше хозяйство получило более миллиона рублей субсидий на молочное животноводство, – рассказывает Сергей Васильевич. – Потом эта сумма снизилась до 500 тысяч, до 300 тысяч рублей. А сейчас бухгалтер больше бумаги тратит, чтобы оформить помощь от государства в 20–30 тысяч рублей. Чтобы получать субсидии, надо делать несоизмеримые вложения в животноводство, купить охладитель, его стоимость около миллиона рублей. Может, и не надо нам помощи особенной, – машет рукой Сергей Мелёшин. – Дизтопливо было бы подешевле. Да цены на зерно не падали бы низко.

Есть прибыль – будет у людей работа

Главный агроном Владимир Федоров
Главный агроном Владимир Федоров

Когда была возможность воспользоваться выгодным кредитом, хозяйство приобрело два импортных комбайна «John Deere» и «Claas». Появились в Крутояре три новых «Агроса», новые «КамАЗы». Привели в порядок «Кировцы», там, где нужно, установили новые двигатели. Предпочтение Сергей Мелёшин отдает отечественной технике: она дешевле в обслуживании. Поэтому если приобретать, то только надежный «К-744». Можно купить, к примеру, импортную дорогую сеялку «Buhler». Она окупится за несколько лет, но с ней вполне справятся два человека, а трех-четырех работников можно смело отправлять домой.

В хозяйстве работает более 90 человек, в сезон – до 120, в основном местных, крутоярцев, средний возраст которых 40–50 лет. Некоторые пробуют свои силы в городе, но возвращаются. В «Крутоярском» работа есть всегда, поэтому и заработки стабильные и не низкие. Это не легкие деньги, но далеко не у каждого городского жителя есть возможность заработать их. В период с весны по осень комбайнеры получают до 120 тыс. рублей в месяц, доярки и пастухи – по 30–40 тыс. рублей. Потому и более молодые жители Екатериновского района оседают в хозяйстве.

Агроном Владимир Федоров из Екатериновки работает в «Крутоярском» уже 6 лет. Молодой, знающий, перспективный специалист, с характером: справляется с большой ответственностью, ведь в сезон в подчинении у Владимира Анатольевича до 70 человек, занятых на полевых работах. Опытные главный бухгалтер Галина Канышева и главный экономист Ольга Лапшина – опора руководителя сельхозкооператива. Третий год СХПК «Крутоярское» не берет кредиты на собственное развитие, а инвестирует в хозяйство собственную же прибыль. Динамика у предприятия положительная. Есть прибыль – значит, растут зарплата, налоги и отчисления. Деятельность экономиста и бухгалтеров во многом зависит от программиста Сергея Можарова, который отвечает за работу офисной техники и тоже ежедневно ездит из Екатериновки.

Главный экономист Ольга Лапшина
Главный экономист Ольга Лапшина

В сельхозкооперативе трудятся надежные специалисты, переживающие за общее дело, за землю, машины. Водитель, бригадир Николай Смоляков работает в Крутояре с 1992 года. Механизатор Алексей Сукманов пришел в «Крутоярское» намного позже, но также передает опыт начинающим комбайнерам. Водитель «КамАЗа» Олег Румянцев мастер на все руки – работает и на кране, к любой технике найдет свой подход. Доярки Ирина Блинова, Любовь Шкулова, Елизавета Поштару, Светлана Ситкалиева, Мария Каврук, скотники Георгий Мирча и Георгий Поштару – представители, к сожалению, вымирающих на селе профессий. По пальцам можно пересчитать сельхозпредприятия в Екатериновском районе, где осталось животноводство. Заведующая столовой Нина Рычева отвечает за то, чтобы на столе или в поле для работников хозяйства всегда был вкусный и горячий обед.

Сергей Мелёшин доверяет коллективу, он может обратиться за советом не только к руководителям служб, но и к любому работнику, потому что сам в душе обычный механизатор. В «Крутоярском» даже сохранены нормы выдачи продуктов, например, животноводам – мяса, сварщикам – молока, за вредную работу. Что и говорить, школа, детский сад, клуб не справились бы со своими расходами самостоятельно, если бы не «селообразующее» предприятие, которое еще и обеспечивает работу водопровода, качает воду из скважины и откликается на бесконечные просьбы администрации района и муниципального образования.

Больших планов Сергей Васильевич не может строить. Каждый год нужно решать какие-то текущие проблемы: то технику обновить, то подправить животноводческие помещения, то неурожай, то цена на зерно плохая, склады тоже надо строить. Важно, чтобы у людей была работа, а для этого предприятие должно быть рентабельным – об этом болит голова руководителя сельхозкооператива.