Материнское счастье

Оценить
Материнское счастье
И ее боль, забота и суматоха дней

Ко Дню матери чиновники и депутаты различных уровней поблагодарили женщин за их самоотверженный труд. Думается, они представляют, о чем говорят. «Газета Недели» прожила один день с тремя обычными, но необыкновенными мамами нашего региона.

Быть мамой даже на работе

Светлана Понусова хотела растить девочку, но судьба подарила ей и родине троих сыновей. Сейчас в родительском доме остался только младший, учащийся выпускного класса. С учебой у него не ладится, но парень увлекается греко-римской борьбой и смешанными единоборствами и занимает в соревнованиях призовые места. На летних каникулах ездил навещать среднего брата, который служит по контракту в Санкт-Петербурге, и вернулся с уверенностью, что в армию нужно идти.

Старший сын уже отслужил в армии, женат и воспитывает дочку Анастасию. «Мой старший жалуется: «Настя тебя скоро забудет. Вторая бабушка, которая живет в деревне, чаще приезжает навещать внучку», – рассказывает Светлана Андреевна. – А я ему отвечаю: «Сынок, у меня вот уже две недели нет выходных».

Каждый день Светлана Андреевна просыпается в 4 утра, и к 5 часам она уже на рабочем месте в призывном пункте в Елшанке. Маленькая худенькая женщина надевает фартук и шапочку и становится у огромной кастрюли с откидной крышкой, напоминающей люк в бункер. Завтрак по расписанию начинается с 7 утра, обед – с 13:00, ужин – с 18:00. Сегодня нужно накормить 355 человек, они будут заполнять столовую в четыре захода. Как правило, в конце призывного периода здесь всегда большой ажиотаж – мобилизуют тех, кого недомобилизовали. Редкий выходной у повара может выпасть только в том случае, если новобранцев в какой-то день будет меньше, чем обычно.

Сегодня на завтрак в меню у начинающих солдат чахохбили, каша овсяная, консервы овощные закусочные, масло коровье, яйцо, кофе растворимый с сахаром, сыр плавленый, хлеб, карамель. Обед всегда состоит из первого, второго, третьего, закуски и компота; при чтении меню на ужин тоже текут слюнки. Меню тщательно спланировано, а военные командиры проверяют блюда на качество и соответствие гарнизонным требованиям. Помните, было время, когда на армейской кухне дежурили сами солдаты, но с 2012 года на военных объектах стали работать гражданские: повара, посудомойщицы, уборщицы. «Сейчас в армии мальчики вообще как в детском саду: у них должен быть послеобеденный сон, убираться они не должны, картошку чистить не должны», – отмечает Светлана Андреевна. Сама она с этим решением согласна: армия все-таки предназначается для овладения воинской профессией, «а не чтобы тряпкой махать. А если он будет отираться на кухне и чистить картошку, вместо того чтобы учиться стрелять, то, извините меня, не дай бог война – кто нас защищать будет?» – считает собеседница.

На работе у Светланы Андреевны есть принцип: готовить как своим детям и даже лучше. Чтобы расставание с родительским домом и вступление в армейскую жизнь не сопровождалось для ребят психологической травмой. Она отмечает, что «мальчики все сплошь воспитанные» и за заботу ее всегда благодарят. Вчера, например, один призывник сказал: «Ну, если так в армии кормят, то я, наверно, из нее не уйду!» Светлана Андреевна бережно, словно это старинная реликвия, достает и показывает помятую книгу отзывов (они здесь заполняются очень быстро). На серых страницах солдаты оставляют записи на сухой воинский манер: «Спасибо за приготовленную пищу», «Спасибо за работу по организации питания». Есть и более эмоциональные: «Благодарю за незабываемые завтраки, шикарные обеды и превосходные ужины!» или «Спасибо за вашу ласку».

«Иногда призывники мне говорят: «Нас так дома не кормят!». А я им отвечаю: «Не переживайте, и я своих детей так дома не кормлю», – рассказывает Светлана Понусова. – Я ведь целый день на работе. Когда прихожу домой после восьми вечера, нет времени готовить полноценные блюда – только сварганить что-то легкое и быстрое, чтоб накормить мужа и сына. И когда выдается редкий выходной, я сыну говорю, например: «Ваня, ты достань курицу размораживаться». Он: «Ура, у мамы наконец выходной! А то ведь надоело целыми днями бутерброды жевать».

Ограждать своих детей от злых сил

Зимой жительница поселка Тепловского Перелюбского района Алена Далиева может понежиться в постели подольше – до половины шестого. Корову с первой зарей доить и отгонять в стадо больше не надо. Летом утром нужно также собрать сепаратор, отделить сливки и обезжиренное молоко дать теленку, накормить птиц. Зимой требуется всего лишь два раза в день кормить и поить домашнюю скотину.

Вернувшись с супругом утром из сарая, Алена готовит завтрак, будит и собирает в школу первую категорию детей – школьников 13 и 11 лет Алину и Жаслана. Потом наступает время подъема дошкольной группы: двойняшек Ерлана и Аслана (им по 6 лет) и полуторагодовалого Мансура.

После завтрака все расходятся кто куда, и в большой интернациональной семье начинается еще один насыщенный суматошный день. У мамы – белье, кастрюли, игрушки, сено, детский плач. Дети подрастают и начинают помогать. Алина – правая рука мамы на кухне, Жаслан моет посуду, убирает за младшими братьями игрушки.

На следующий год двойняшки пойдут в первый класс. Родители уже сейчас думают о том, как собрать их в школу. Глава семейства работает ветеринаром, зарплата 6 тысяч рублей. Алена как многодетная мать получает от государства 5400 рублей. Но и этому радоваться осталось недолго, потому что после того, как младшему сыну исполнится 3 года, соцвыплаты составят примерно 2 тысячи. «Спасибо» государству Алена должна сказать и за 300 рублей детского пособия на каждого ребенка.

Земельный участок многодетной семье никто никогда не обещал. В этом году случилась беда – сгорел сеновал, и Алена попросила поддержку из регионального бюджета, полагающуюся семьям в трудной ситуации. В помощи ей отказали – чиновникам, наверно, виднее. Даже новогодние подарки Деды Морозы из перелюбского райсобеса вручают тем детям, кто единственный ребенок в семье, у кого есть мамы и папы, дедушки и бабушки – а на остальных не хватает. В этом году на патриотическое воспитание в детский лагерь в Крым ездили дети из семей, у кого родители, дяди-тети или знакомые родителей – уважаемые в поселке люди, верящие только делам. Выходцы из многодетных семей узнали о такой возможности только по восторженным рассказам своих более удачливых одноклассников.

«Но мы стараемся, – подытоживает Алена. – Чем хорошо жить в деревне – мы ничего, за исключением хлеба и круп, в магазине не покупаем». Вместо кондитерских изделий Алена печет печенье, пироги, баурсаки (казахское мучное изделие). Лето напролет взрослые и дети возятся на огороде под девизом «что потопали, то и полопали». В этом году был хороший урожай абрикосов – получилось много варенья и компотов. Лапшу хозяйка делает домашнюю, и даже томатная паста в щах – собственного изготовления. Молоко, сметана, масло, творог, яйца, мясо – тоже из собственного подворья.

Далиевым по силам содержать одну корову, десяток овец, 15 кур. Разводить домашних животных можно было и больше, но смущает цена на корм: одна площадка сена стоит 7 тысяч рублей, тонна зерна – 8 тысяч. За выпас одной коровы нужно ежемесячно платить пастуху 300 рублей. Весенняя вакцинация скота тоже больно ударяет по семейному бюджету.

Плата за коммунальные услуги в сельской местности сравнительно невелика: за свет 300–400 рублей, за воду 200 рублей. Только газ в холодное время года дороговат – набегает по полторы тысячи рублей. «Бирюков Николай Иванович (техник по учету газа ООО «Газпром межрегионгаз Саратов». – Прим. авт.) у нас такие вещи с газом вытворяет в районе! – восклицает Алена. – У него если настроение плохое, он может отрезать газ».

Перед выборами местный газпромовский начальник послал своих работников проверять по деревням показания счетчиков. «А вы знаете, что у вас 200 рублей задолженность?» – обрадовали две женщины из газовой компании. «Да, скоро погасим. Сентябрь ведь еще не закончился», – ответила Алена Далиева. Но тетеньки-газовички всё же на всякий случай решили поставить заглушку на трубу и навесить пломбу, чтобы перекрыть газ. «Вы в курсе, что у меня пятеро детей? Со мной нельзя так поступать!» – отреагировала Алена и с убежденностью, что не позволит оставить своих детей без газа, выгнала кричащих женщин из двора. Сказала, что откроет им калитку, только если они покажут решение суда или придут в сопровождении прокуратуры. «Я вся трясусь, у меня слезы... – рассказывает героиня. – Как успокоилась, позвонила в Саратов Ольге Всеволодовне Лубковой (председателю регионального отделения «Всероссийского женского союза – Надежда России». – Прим. авт.), она стала разбираться. Бирюков потом оправдывался, что это его работники самовольничали, а он тут ни при чем».

Отдавать им всю себя без остатка

Дети Ольги Пахомовой те еще сони, просыпаются не раньше 9 часов утра. Первым поднимается старший сын Богдан – а это значит, всем солдатикам команда вставать. Богдану 6 лет, весит он около 18 килограммов, но мама привычно берет его на ручки. Мальчик самостоятельно не ходит. Существует такое редкое неизлечимое заболевание со сложным названием «этилмалоновая энцефалопатия», в России им болен только один человек – это Богдан. Пока младшая трехлетняя дочка спит, мама кормит Богдана завтраком. Его нужно уговорить есть и накормить из ложечки, потому что если сам будет кушать, то долго и неумело.

Затем просыпается Арина, которую тоже нужно обнять, взять на ручки и покормить.

После завтрака Ольга делает с сыном специальную гимнастику. Потом – то поездка к логопеду, то визит педагога на дом. Маме Богдан может сказать «не хочу, не буду, давай поиграем в машинки!» – мама есть мама, ребенок знает, что можно найти слабинку. С педагогом Богдан более дисциплинирован. Они вместе делают аппликации, занимаются творчеством, изучают окружающий мир.

Ольга Пахомова

Младшую дочь на семейном совете решили в детский сад не пускать до весны – болеть ОРВИ не хочется, а Богдану болеть вообще нельзя. Но Арину уже отдали в детскую школу искусств: два раза в неделю ее нужно водить на занятия. И тут на помощь спешит бабушка, которая сидит с одним ребенком, в то время как мама отлучается с другим. Бабушка раньше жила в другом городе, но вынуждена была продать квартиру и переехать в Саратов, чтобы помогать. Без нее можно было бы с ума сойти. Но и у бабушки здоровье сдает – она гипертоник.

Ближе к обеду мама собирает двоих детей на прогулку. Когда дочка была совсем маленькая, нужно было выкатывать из дома две коляски: сначала одну, потом вернуться за другой – и так до каждой двери, отделяющей квартиру от улицы.

Когда дети просыпаются после дневного сна, нужно снова увлечь их занятиями. «Это такая ответственность, как если бы в семье был грудной ребенок, которому нужно отдавать всё свое внимание. У мальчика страхи, ему нужно, чтобы мама всегда была с ним в комнате, его не оставишь ни на минуту. Сейчас, правда, стало немного легче – сестренка подрастает, и какое-то время они могут поиграть одни, пока я пытаюсь что-то приготовить на кухне», – рассказывает Ольга.

Вечером, когда приходит с работы глава семейства, семья садится ужинать. Папа – единственный кормилец в семье, работает до семи часов вечера. Он индивидуальный предприниматель и дает себе один выходной день в неделю по воскресеньям. Папа устает. Иногда – например, когда нужно ехать в больницу – он отлучается с работы, но лишний раз его стараются не беспокоить. Потому что знают, что если папа не будет работать, у Богдана не будет лекарств. Одна упаковка лекарств, необходимых сыну, стоит 16 тысяч рублей, и хватает ее на 10 дней. Вот уже 8 месяцев семья приобретает препарат за свои деньги, а Богдану нужно пить его всю жизнь. Постоянно покупать лекарства семья Пахомовых вряд ли сможет.

По вечерам, когда глава семейства общается с детьми, мама занимается домашними делами. Свободное время? Только после того, как дети уложены в кровать, у Ольги иногда находится свободный часок почитать книгу или посмотреть фильм перед сном. Плюс по воскресеньям, когда у супруга выходной, она может позволить себе съездить за покупками, если в семье нужны какие-то вещи. «Как-то хочется отвлечься от своих мыслей... – как бы извиняясь, объясняет Ольга. – Бывает трудно. Иногда и руки опускаются, но потом я одергиваю себя и говорю: я – сильная мама, и мы справимся».

Подробнее об истории Богдана Пахомова мы расскажем в одном из следующих выпусков нашей газеты.