Право на право

Оценить
Право на право
Обманутые дольщики с улицы Шелковичной опасаются остаться без закрепленных за ними квартир

В Саратовской области назревает очередной громкий скандал. 15 участников строительства дома по адресу ул. Большая Садовая, угол Шелковичной, в отчаянии написали письмо прокурору Сергею Филипенко. Если прокурор постарается разобраться в случившемся, то на свет вылезут неприятные подробности про этот саратовский долгострой, где правоохранительные органы годами не видели повода возбудить уголовное дело по факту пропавших денег участников строительства, чиновники из минстроя саратовского правительства, имитируя бурную деятельность, по сути, давали людям ложную надежду на завершение строительства, а внешние управляющие получали судебные решения в зависимости от благосклонности к ним судебной системы.

Судья Шкунова так спешила, что никого не известила

Судья Арбитражного суда Саратовской области Елена Шкунова 25 августа нынешнего года отдала право на 25 квартир в строящемся доме неизвестно откуда взявшемуся молодому человеку Илье Богомолову. Ранее право на эти квартиры было закреплено определениями того же Саратовского Арбитражного суда за 25 участниками строительства на основании договоров участия и платежных документов. Этих людей, обнадеженных закреплением своих прав, судья Шкунова даже не известила о том, что на их квартирные права нашелся другой охотник. Люди узнали о сделке постфактум.

На собрании, которое застройщики, попавшие в непонятное положение, экстренно устроили в конце сентября, они говорили о том, что уведомлений о судебном заседании, где должно было слушаться дело о процессуальном правопреемстве, им не присылали. Между тем в решении судьи Шкуновой о переходе права несколько раз отмечено, что всех заинтересованных лиц известили о процессе. Как это было на самом деле, будет теперь решать апелляционная инстанция. Там же предстоит выяснить верность позиции судьи Шкуновой по спорной сделке. Зная судью Шкунову по другим процессам, могу предположить всякое, даже то, что банкротное дело, которое она вынуждена рассматривать, будет запутываться лет десять, да так и умрет нераспутанным.

Всё началось с проигрыша в борьбе за землю

На данном недострое столкнулись интересы нескольких сторон – кредиторов ЖСК «Молодость-94», которые начинали строительство, и ООО «Поволжье Газэнергостройсервис», что было создано с единственной целью стать генподрядчиком строительства. Это ООО тоже продавало квадратные метры в недострое. И у него, соответственно, тоже есть свои кредиторы из числа обманутых дольщиков.

Несколько лет назад, после того как президент Владимир Путин приказал региональным властям завершить все свои долгострои и снять проблему обманутых дольщиков, дом на углу улиц Большой Садовой и Шелковичной вроде бы взяли под свой контроль чиновники. После множества совещаний, проведенных в минстрое, было решено банкротить оба предприятия – и ЖСК «Молодость-94», и ООО «Поволжье Газэнергостройсервис». В ходе банкротства предполагалось утвердить реестры кредиторов из числа пострадавших участников строительства. А потом создать новый кооператив, в который перейдут и все имеющие права на квадратные метры, и земельный участок под незавершенной стройкой вместе с ней.

Внешние управляющие двух организаций, которые должны были банкротиться ноздря в ноздрю, чтобы не потерять в судебной процедуре интересы дольщиков и пайщиков, не ладили друг с другом из-за обоюдного недоверия. И чиновники, курирующие процесс вывода долгостроя из комы, и участники строительства понимали, что на последнем этапе процедуры банкротства нужно выйти на одного конкурсного управляющего, чтобы у всех была твердая уверенность в том, что можно нести доплату и приступать к достройке дома. Но в судебных комнатах что-то тоже пошло не так, и арбитражных управляющих все-таки осталось два: Сергей Морозов у ЖСК «Молодость-94» и Антон Ефремов у ООО «Поволжье Газэнергостройсервис».

Суть заключается в том, что участники строительства раздроблены сейчас на две группы. (Раньше были вообще на три – права на квартиры людям выдавало еще и ООО «Универсалдомстрой», которое к настоящему времени уже успешно обанкрочено с переводом обманутых людей в реестр ЖСК «Молодость-94»). У «Поволжья» дольщиков больше. Может быть, именно поэтому именно за ООО суд оставил право на аренду земельного участка. Внешний управляющий Сергей Морозов не смог оспорить сделку ЖСК «Молодость-94», по которой земля эта вблизи от центра города была передана несколько лет назад генподрядчику за 50 тысяч рублей. Задним числом и людям, и работникам прокуратур разных уровней понятно, что, запутавшись в денежных обязательствах, руководитель ЖСК «Молодость-94» Николай Якимов спасал так свою шкуру, «улаживая» претензии строителей, готовясь уйти. Но привлечь его к ответственности за это прокуроры не смогли (или не захотели). А суд решил так, как решил. Даже несмотря на то, что «Поволжье» признало иск о том, что передача была незаконной.

Есть юридический казус, и есть 7-й параграф ст. 9 закона о банкротстве

Распрощавшись с надеждами вернуть землю «Молодости», Сергей Морозов был вынужден предпринимать какие-то действия, чтобы участники этого жилищно-строительного кооператива не остались за бортом строительства дома.

«Мы были врагами с Ефремовым, – рассказывал Морозов участникам сентябрьского собрания. – Бились за землю, понимая, что кому она уйдет – «Молодости» или «Поволжью» – тот будет впереди. Я был уверен, что выиграю эту землю. Но когда земля перешла в реестр «Поволжья», стало понятно, что в ходе нашей борьбы с Ефремовым могут пострадать люди, которые входят в реестр «Молодости». И тогда возникло предложение, что люди из «Молодости», которые могли перейти в «Поволжье», должны туда перекочевать. Дальше произошел юридический казус».

Казус, по словам Сергея Морозова, заключается в том, что соглашение о переходе участников строительства из реестра в реестр дало возможность конкурсному управляющему «Поволжья» заявить о том, что перевод людей подразумевает встречные обязательства. И что теперь «Молодость-94» имеет перед ними долг. Суд поддержал эти требования Ефремова. Морозов обжаловал решение в Двенадцатом арбитражном суде и в Казани. Но тройки судей подтвердили решение первой инстанции, что данный договор – не партнерский, а возмездный, и что конкурсный управляющий Антон Ефремов обязан был подать требования на аналогичное право требования. В результате «Молодость-94» оказалась должна «Поволжью»... чужие, не построенные, но оплаченные квартиры.

Возможно, понимая, что данным решением он навлекает на себя гнев и ненависть 25 человек, с которыми ему еще закрывать дело о банкротстве, Антон Ефремов продает право требования этих квартир Илье Богомолову – за полмиллиона рублей. И судья Елена Шкунова признает эту сделку законной, ни разу не подумав о том, что если уж такой «юридический казус» и случился в ее деле о банкротстве ЖСК «Молодость-94», то она должна в первую очередь защищать права участников строительства как непрофессиональных инвесторов. Если бы Елена Викторовна вспомнила седьмой параграф девятой главы закона о банкротстве, то она могла бы передать Илье Богомолову денежные требования, а не оплаченные конкретными людьми конкретные квартиры. И тогда он автоматически попал бы в четвертую очередь кредиторов, где уже есть требования на несколько миллионов рублей от иных кредиторов.

Не такой уж Богомолов и неизвестный

Откуда у саратовца Ильи Богомолова, 1982 года рождения, нашлись свободные полмиллиона, чтобы перекупить права на 25 квартир – не наше дело. У него находилось и больше. И прокуроры при желании могут покопаться в банкротстве двухлетней давности, когда на торгах по продаже имущества ЖСК «Дельфин и К» Илье Анатольевичу как единственному покупателю досталось нежилое сооружение – водоем объемом 3300 кубов по адресу: г. Саратов, 13-й Шелковичный проезд, дом 1. Изначально этот лот предполагалось продать за 14 млн рублей. Но Илье Богомолову водоем достался за 2,5 млн. Арбитражным управляющим ЖСК «Дельфин и К», кстати, был Антон Ефремов. Правда, к моменту продажи лота № 1 по такой цене в качестве управляющего работал уже Алексей Кручинин.

Интересным для правоохранительных органов может быть и то, что те же два арбитражника банкротили некое ООО «Новис». И тот же Илья Богомолов претендовал там в 2015 году на покупку оранжереи общей площадью 406 кв. метров, двух земельных участков площадью 1084 и 1423 кв. метра и засолочного пункта общей площадью 477 кв. метров. Начальная цена этого лота № 2 составляла почти 9 млн рублей. Илья Богомолов подключился к торгам в качестве единственного участника, когда цена снизилась до 2,3 млн.

Можно успокоиться, а можно и расстроиться

Что будет делать Богомолов со своим правом на квартиры в недострое на Большой Садовой – Шелковичной, можно только предполагать. Сергей Морозов, например, в сентябре высказал измученным всяческими перипетиями застройщикам свое успокоительное предположение. Он предполагает, что появление Богомолова в этом деле, «скорее всего, является смывной урной для дебиторской задолженности». Он рассказал примерную логику: «Смотрите, в реестре «Поволжья» «Молодость» является кредитором на 28 миллионов рублей. Что с ними делать? Я должен оценить задолженность и выставить ее на торги. Оценщик мне скажет, что это не 28 миллионов, а 1200 рублей. И я из своих денег заплачу человеку, чтобы он 28 миллионов выкупил с торгов, зная, что не получит ничего».

Но верить такой, имеющей право на существование логике мне, например, не позволяет одно обстоятельство. Договор цессии между ООО «Поволжье Газэнергостройсервис» и физическим лицом Ильей Богомоловым был заключен 25 июля 2016 года. А 15 июля 2016 года Богомоловым был зарегистрирован жилищно-строительный кооператив «Федоровская». Теперь представим себе, что частное лицо перепродает свое право требования этому ЖСК. И этот же ЖСК, например, выкупает на торгах дебиторскую задолженность «Молодости», которую еще предстоит продавать. И никто же не может исключить того, что в арбитражном суде снова случится какой-нибудь «юридический казус» или «юридическая многозначность», по которым эта задолженность превратится в конкретные квадратные метры. Ну а потом, чем черт не шутит, Антона Ефремова могут выбрать председателем кооператива «Наш дом на Шелковичной», куда он, как конкурсный управляющий «Поволжья», обязан был передать по решению суда в апреле право собственности на объект незавершенного строительства (площадью более 16 тысяч кв. метров, степенью готовности 41%) и право аренды земельного участка общей площадью 4618 кв. метров на пересечении улиц Большой Садовой и Шелковичной. И «Наш дом на Шелковичной» под его руководством или под началом близкого ему человека (там сейчас нет утвержденного председателя) вполне ведь может отказаться или от сегодняшнего генподрядчика-банкрота ООО «Поволжье Газэнергостройсервис», или от кредиторов «Молодости», или от всех сразу, но объединиться, например, с ЖСК «Федоровская» и начать достройку дома с чистого листа, забыв о людях, что когда-то поверили сначала Николаю Якимову, потом министерству строительства саратовского правительства? Это мое личное мнение. Но похожие смутные подозрения есть и у людей.

Рискнули привлечь внимание и...

Дольщики и пайщики злополучного строительства дома на Шелковичной уже убедились, что «к сожалению, наш закон многогранен», и, упреждая новые закавыки на своем пути к новоселью, решили бороться. Кроме письма прокурору Саратовской области на минувшей неделе они подали два заявления в областной Арбитражный суд. В одном просят признать недействительным договор цессии от 25 июля 2016 года, потому что он затрагивает их права, в другом – отстранить от обязанностей конкурсного управляющего Антона Ефремова. Он только с согласия собрания кредиторов мог приступить к продаже прав требования должника, но люди ведь не давали ему разрешения распоряжаться правами требования на закрепленные за ними квартиры в строящемся доме.

Возможно, их опасения напрасны. Но лучше сделать и ошибиться, чем жалеть, что не сделали. Они уже слушали чиновников минстроя, убеждавших поверить председателю ЖСК Николаю Якимову и позволить ему достроить дом, не обращаясь в правоохранительные органы. А когда Якимов был отстранен от дел и они пошли в суды искать, куда он дел собранные деньги, им сказали, что всё доказывается классно, но срок исковой давности уже прошел, и никто Николая Якимова за пропавшие у него 13 миллионов чужих рублей не накажет.

Выиграют или нет люди на этот раз, осмелившись бить во все колокола, никто не знает.