Олег Савельзон: Трамп-триумф: виноваты не люди, а система. Хотя и люди тоже

Оценить
Олег Савельзон: Трамп-триумф: виноваты не люди, а система. Хотя и люди тоже
Америка в шоке, Европа в шоке, Россия – хотя, казалось бы, ей-то какое дело – тоже в шоке. Правда, не вся, но демократической частью своего общества. На выборах в США победил рес­публиканец Дональд Трамп.

Америка в шоке, Европа в шоке, Россия – хотя, казалось бы, ей-то какое дело – тоже в шоке. Правда, не вся, но демократической частью своего общества. На выборах в США победил рес­публиканец Дональд Трамп. Еще накануне выборов, как тогда казалось, всё было ясно – безоговорочную победу одержит кандидат демократов Хиллари Клинтон... Где-то в половине третьего ночи я посмотрел свою твиттер-ленту: в Кентукки и Индиане побеждал Трамп. «Ничего страшного, – утешали комментаторы, – эти штаты цитадель республиканцев, дальше всё пойдет на лад». Не пошло. Понятно, когда ты испытываешь некое сильное потрясение, возникает предположение, что и остальные находятся в таком же состоянии.

Потому первый вопрос Олегу Савельзону был такой:

– Олег, ты тоже в шоке?

(Тут необходимо сказать, что постоянный собеседник нашей газеты, руководитель исследовательского проекта центра «Лев» в Иерусалиме Олег Савельзон начиная с 1998 года, иногда подолгу, работает в США. Понятно, что и по причине своего опыта, и в силу профессии – он занимается теорией принятия решений и ее приложениями в политике и управлении – он сможет хоть как-то объяснить ситуацию.)

– Нет, я не в шоке. Ну все же знают, что в Америке выбирали между плохим и очень плохим. Вот если бы выбирали между хорошим и плохим и плохое победило, тогда, возможно, был бы шок. А так, из плохого и очень плохого выбрали очень плохое – досадно, но не более. Гораздо хуже то, что выборы между хорошим и очень хорошим сейчас нереальны.

– Почему? Разве нет приличных кандидатов?

– По-настоящему приличные люди просто не попадут в число кандидатов при нынешней демократической системе выборов. Представительная демократия существенно не меняется уже более ста лет – устарела, тормозит развитие общества. Знаю, что российские демократы мечтают о выборах по стандартам западной демократии как о панацее от всех российских бед, но думаю, они ошибаются.

– Как так? Обеспечь нашим выборам максимальную честность и открытость, избавь их от фальсификаций и административного ресурса...

– Надеюсь, что ты по своей привычке иронизируешь. Я постараюсь объяснить. Поговорим о процедурной рациональности принятия стратегических решений.

– Ну-ну, ковбой вновь оседлал своего мустанга, и перед ними распахнулись бескрайние прерии...

– Можешь ерничать сколько угодно, но читателям вашей газеты может быть небе­зынтересен оригинальный взгляд на выборы. Давай для определенности рассмотрим президентские. Что на них, по идее, происходит при демократии? Первое: народ нанимает на работу по управлению государством кого-то из граждан страны. Второе: кандидаты на эту должность состязаются между собой, чтобы избраться. Третье: законно избранный получает официальный допуск к деятельности по управлению государством.

Давай посмотрим на выборы как на процедуру принятия решения о найме на творческую работу (каковой президентство, безусловно, является). Обычно рациональный наниматель начинает с уяснения и постановки задач, для разрешения которых ему нужен работник. Отсюда следуют требования к качествам, необходимым для работы. Затем к конкурсу привлекается как можно больше потенциально подходящих кандидатов на выполнение работы, и каждый проверяется на наличие дельных идей по разрешению поставленных задач и обладание требуемыми рабочими качествами. После чего выбирается лучший кандидат. Если процедура осуществляется компетентно, то со значительной вероятностью приводит к высококачественному решению – найму эффективного работника.

На выборах процедура принятия решения нанимателя (в данном случае народа) исковеркана – ему подсовывают варианты выбора. Да и компетентностью наниматель не блещет. Поэтому нанять эффективного работника маловероятно. По итогам выборов ситуация вообще встает с ног на голову – работник делается выше работодателя и не несет ответственности за свою неэффективность. Что мы и наблюдаем в западной демократии в последние несколько десятков лет – нет по-настоящему эффективных лидеров.

Второе: выборы – состязательная отборочная процедура. Рационально, если состязательный отбор для какой-то деятельности устроен так, что его успешно проходит лучший кандидат. Например, идут отборочные соревнования для участия в чемпионате мира по прыжкам в длину – кандидатам дают прыгнуть и отбирают того, кто показал лучший результат. В нашем случае соревнуются в рассказах о том, как они умеют прыгать, и в мастерстве опорочить соперников. Сейчас на выборах состязание конкурентов происходит в ходе предвыборной кампании, а превалируют взаимная ругань, обман, подкуп, запугивание... Поэтому побеждает лучший манипулятор. То есть кандидат, обладающий качествами, противоположными тем, что нужны для эффективного управления обществом в интересах людей.

Есть универсальный закон: если процесс выработки чего-то сложного плох, то и результат окажется плохого качества. Процедура демократических выборов не просто плоха, она после появления современных манипулятивных технологий стала трижды абсурдной.

– Значит, к глубокому разочарованию наших либералов, президент Путин или спикер МИД Захарова были правы, когда называли американские выборы «состязанием компроматов, кто и с кем спал», «глобальным позорищем» и так далее?

– А что? С ними трудно не согласиться – всё это имело место. Только этим господам надо бы вспомнить пословицу о бревне в своем глазу и признать, что большего позорища, большего выхолащивания самого принципа выборов, чем выборы в России, не существует. Впрочем, есть еще Северная Корея.

– Спасибо, так сказать, за комплимент. Впрочем, спорить не буду, потому что полностью согласен. Но есть ли выход из ситуации? Америку имею в виду, о нас потом как-нибудь поговорим.

– Его ищут. Наиболее популярных предложения два – «прямая демократия» и «партисипативная демократия» – демократия участия. Обе они предполагают расширить: первая – круг властных процедур, в которых могут участвовать рядовые граждане, вторая – участие граждан во всех общественных, политических процессах, происходящих в стране. То есть выход видят в количественных изменениях (резкое увеличение либо числа процедур, либо числа участников). Мне это представляется малопродуктивным. Я предлагаю качественные изменения – «рациональную демократию». Она предполагает совершенно другие, чем нынешние, рациональные процедуры выборов и референдумов. Но это не для короткого интервью. Кому интересно, можно посмотреть, например, в sites.google.com/site/raopsoc/g.

– Уговорил. Но по поводу системы выборов у меня есть еще один вопрос. Россияне сейчас с большим рвением изучают американскую систему, и, надо прямо сказать – такой ее институт, как коллегия выборщиков, приводит их в некоторое изумление. Зачем она нужна вообще? Тем более когда стало известно, что выборщики не отражают мнение американских избирателей: за Клинтон более 58 миллионов голосов. А за Трампа меньше, но за него больше выборщиков.

– Система с участием выборщиков потеряла эффективность, когда в США сформировалась партийная система и выборщик стал по существу просто голосом, который будет подан в пользу определенного партийного кандидата. На заре американской демократии в первых штатах выбирали самых уважаемых, авторитетных, патриотичных людей в качестве выборщиков. Они собирались в одном месте, всесторонне обсуждали возможных кандидатов и из самых достойных выбирали лучшего. В процедуре не было предвыборной кампании, никто из кандидатов не мотался по стране с предвыборными гастролями, не восхвалял себя и не порочил оппонентов. Титаны – Джордж Вашингтон, Томас Джефферсон, Джеймс Мэдисон – величайшие политические деятели, предопределившие процветание Америки, были избраны именно независимыми выборщиками.

– Спорить не буду. Лучше перейду к главному для моих соотечественников вопросу. Социологи подсчитали, что 90 процентов россиян в той или степени интересовались выборами в Америке.

– 90 процентов?! Знаешь, вот это действительно шокирующие данные. Понятно, что российское телевидение привлекало к этому неадекватное внимание. Но чтобы девять из каждых десяти поддались... В России своих проблем более чем достаточно. Болезненных явлений и мрачных перспектив. О них надо думать.

– Видишь ли, стараниями того же телевидения россиянам внушали мысль, что президент Клинтон – это чуть ли не мировая война, а вот Трамп практически свой парень. Он придет, он всё наладит, не будет безобразничать в наших подъездах.

– Что не так с подъездами?

– Не обращай внимания, это такая русская шутка.

– Окей. Так о Трампе, ты же знаешь, какой образ нарисовали продемократически настроенные американские СМИ – расист, сексист, альфа-самец, мужлан. И в какой-то степени, наверное, так и есть. Но в то же время Трамп еще и бизнесмен. По-моему, сначала он попытается договориться с Путиным, заключить некие соглашения по самым острым вопросам. Но потом, и этим он отличается от либерального Обамы, он будет жестко контролировать все пункты этих соглашений. Практика последнего времени показала, что президент Путин не склонен к буквальному исполнению достигнутых договоренностей. И если это продолжится, то неминуемо новое обострение отношений. То есть так: сначала некая мини-разрядка, потом обострение.

– Еще один российско-американский вопрос. Наше телевидение, как уже было сказано, вовсю «топило» за Трампа.

– Топило?

– Не придирайся. Агитировало. Это каким-то образом сказалось на электоральных предпочтениях американцев? Отсюда казалось, что наши телепропагандисты просто отрабатывают очередной бюджет.

– Пожалуй, сказалось в двух группах: это либо пожилые американцы, вернее, россияне, давно уже приехавшие в США, но так и не сумевшие встроиться в американскую жизнь; либо люди разных возрастов, приехавшие недавно и еще не успевшие адаптироваться. Вот для них российские телеканалы реально были поводырем в американских выборах. Но, по-моему, это ничтожный процент.

– Еще вопрос на эту же тему. Наши СМИ с неким, я бы даже сказал, восторгом сообщали об очередных утечках из штаба демократов, о вскрытой переписке начальника штаба Клинтон Джона Подесты. Джулиан Ассанж – главный разоблачитель, и WikiLeaks – копье его.

– Да брось. Все эти сливы – лишь малая часть компромата, которым оперировали оба лагеря. Ушатом определенной субстанции больше, ушатом меньше – существенного значения это не имело.

– Не могу не спросить, почему социологи уверенно отдавали победу Клинтон, а на поверку вышел Трамп?

– Поскольку я не социолог, компетентно разобрать причину ошибки не могу. Могу только предположить, что роль сыграла неискренность некоторого малого (ошибка-то небольшая) числа американцев. Так же, как и в опросах по Brexit в Великобритании. Люди, как бы это сказать, не боялись, нет...

– Стеснялись?

– Да. В СМИ доминировали отрицательные преподнесения как Brexit, так и Трампа. И кое-кто из британцев и американцев не стал давать правдивый ответ, который причислял бы его к приверженцам того, что широковещательно объявлено негативом.

– Есть цифры, что американские президенты выполняют 70 процентов своих обещаний. Как будет с Трампом, с тем, что он обещает: стена с Мексикой, налоговая реформа, принуждение Ford и Apple к возвращению своих производств в США? Не обрушит ли это экономику США? Или правы те россияне, которые считают, что американские институты власти – конгресс, сенат, Верховный суд – не дадут Трампу развернуться во всю, как бы это сказать...

– Скорее правы последние. Я видел у многих российских экспертов громкие оценки выигрыша Трампа – «поражение истеблишмента», «победа над американской политической элитой», «перезагрузка системы»... Мне представляется более вероятным, что это была нехитрая двухходовка правого крыла республиканцев. Они увидели, что этот имидж Трампа – «борец с прогнившей верхушкой» – электорально очень привлекателен. И пустили его таким локомотивом, к которому «прицепили» кандидатом в вице-президенты своего Майкла Пенса.

У Трампа в политической сфере своих людей вообще нет, а ключевые фигуры администрации США утверждает Конгресс, поэтому и команда Трампа будет в основном из правых республиканцев. Значит, из существенных новаций сделать он сможет только то, с чем они согласятся. А если попробует продавить собственные, идущие вразрез с мнением политического истеблишмента затеи, получит импичмент, поскольку демократы это поддержат единогласно. И президентом станет Пенс. Думается, Трамп не победитель, а заложник истеблишмента.

Вспомни, каким «перезагрузчиком системы» подавал себя Обама в 2008-м. Какие тексты выдавал?! Нобелевскую премию за них через год получил. И сколько от них процентов выполнил? Не представляется мне Трамп фигурой, которая в одиночку способна существенно изменить курс такой махины, как США. Полагаю, американских избирателей опять, как выражаются в России, «кинули». В 2008 году было «кидалово» на тему либеральной «перезагрузки системы», а теперь реакционное на тему «возвращения величия». Так что в следующий раз им нужно действовать более рационально. А если к тому же и сама процедура выборов станет рациональной...

– Кто о чем...

– Вот увидишь, рано или поздно мир придет к этому.