«Зиновий Гердт»

Оценить
«Зиновий Гердт»
Самим фактом своего существования на свете Гердт опровергал расхожие антисемитские мифы: о еврейском несметном богатстве, о национальной скаредности, о привычке укрываться за русским псевдонимом и о природной трусости.

Книга Матвея Гейзера «Зиновий Гердт» (СПб., «Амфора», 2016) – об уникальном актере, чьи интонации знала, без преувеличения, вся страна: его голосом говорили конферансье Эдуард Апломбов в знаменитом спектакле театра Образцова «Необыкновенный концерт», рассказчик в любимом приключенческом фильме «Фанфан-Тюльпан», капитан Врунгель в культовом мультипликационном сериале, а также многие кинозвезды на наших экранах – Юри Ярвет, Донатас Банионис, Тото, Луи Де Фюнес, Питер О'Тул и другие. Звездная роль Михаила Паниковского в экранизации «Золотого теленка» срослась с актером так крепко, что когда в Киеве решили поставить памятник персонажу Ильфа и Петрова, то у придуманного писателями мнимого слепца Михаила Самуэлевича оказалась внешность реального Зиновия Ефимовича.

Самим фактом своего существования на свете Гердт опровергал расхожие антисемитские мифы: о еврейском несметном богатстве (актер, много работавший и в театре, и в кино, не купался в деньгах), о национальной скаредности (бессребреничество Гердта было общеизвестно), о привычке укрываться за русским псевдонимом (сценическое имя актера, ставшее паспортным, выглядело столь же «еврейским», сколь и имя, полученное при рождении, – Залман Храпинович) и о природной трусости (Гердт честно сражался на фронтах Великой Отечественной, был тяжело ранен, едва не потерял ногу и вернулся с войны инвалидом).

Подобно мэтрам французского кино Жану Габену или Лино Вентура, Гердт впечатался в массовое сознание отечественного кинозрителя уже немолодым человеком, причем с каждым годом он, как хорошее вино, набирал благородную выдержку, превращаясь в символ «коленонепреклоненного» (если вспомнить эпиграмму Валентина Гафта) достоинства и несуетливой ироничной мудрости. Недаром так органично смотрелась на актере кипа Арье Лейба – его он сыграл в двух экранизациях Бабеля.

Журналист Матвей Гейзер, выпустивший в ЖЗЛ первый вариант книги о Гердте, относится к герою с несомненной симпатией и следует биографическому канону: детство – отрочество – юность – зрелость – старость – кончина – заслуги. Биограф перечисляет этапы творческого пути героя. Первые детские стихи, первая театральная роль (Веня Альтман в спектакле «Город на заре»), война, ранение, инвалидность, работа в театре кукол Сергея Образцова, первые роли в кино (самая заметная – Паниковский в экранизации романа Ильфа и Петрова «Золотой теленок»). К сожалению, журналистская скоропись Гейзера порой идет во вред книге, но ее герой так обаятелен, что автора прощаешь.