Сказали, что на всё хватит

Оценить
Сказали, что на всё хватит
Но как будем жить – вопрос открытый

Подавляющее большинство населения РФ не готово пока открыто признать, что жизнь стала тяжелее, беднее и бесперспективнее. Оно, большинство, все еще ждет, что все чудом изменится к лучшему. Между тем, министерство экономического развития российского правительства наконец-то определилось, что страна не только нащупала «дно» в своем экономическом падении, но и завязла там на долгие двадцать лет вперед. Истина же, как говорится, где-то рядом. И приблизиться к ней помогают бюджетные показатели. В минувшую пятницу в Государственную думу был внесен главный финансовый документ государственной власти страны – проект бюджета на 2017 год.

Следом начнутся обсуждения финансовых планов региональных уровней власти, еще чуть позже о своем финансовом положении будут сокрушаться муниципалитеты. В России, где выстроена вертикаль власти, каждый бюджетный уровень не может жить самостоятельной жизнью. Все, хотят они того или не хотят, вынуждены сначала изучить федеральные установки на предстоящий год. И уже от этой «печки» плясать. То есть планировать.

Самые важные цифры в главном финансовом документе страны

Минфин РФ ожидает, что доходы федерального бюджета в 2017 году составят 13,4 трлн рублей. Год назад, планируя доходы на 2016 год, Минфин надеялся собрать доходы на уровне 13,6 трлн рублей. Динамика исполнения показывает, что в реальности удастся собрать меньше – в лучшем случае 13,4 трлн рублей. Но за прошедший год даже официальная инфляция обесценила каждый рубль на 6 копеек, а каждый триллион – на 60 млрд рублей. А это значит, что реальная стоимость денег в федеральном бюджете уменьшится на 800 миллиардов. А если еще учесть и девальвацию, то легко можно говорить о том, что доходная часть бюджета в 2017 году потеряет фактически триллион рублей в сравнении с предыдущим годом. Какими потери окажутся на самом деле, покажут инфляция и девальвация наступающего года.

16,2 трлн рублей – это плановые расходы федерального бюджета на 2017 год. И они уже заранее меньше расходов нынешнего года почти на 500 млрд рублей – без учета потерь от инфляции и девальвации. За счет кого планируется сэкономить эти деньги, пока сказать трудно – более 18 процентов расходной части главного финансового документа страны правительство РФ решило засекретить. И депутаты Госдумы согласились с закрытым распределением более чем 2 триллионов рублей.

Министерство финансов РФ призналось депутатам Государственной думы, что 2,75 трлн рублей придется добывать, чтобы свести концы с концами. 1 триллион рублей возьмут из Резервного фонда, который и создавался для финансирования бюджетного дефицита. Больше денег в Резервном фонде нет. Занять деньги на Западе российская власть может только в обмен на политические уступки лидерам Америки и ведущих европейских стран. Но Минфин РФ на данном этапе подобные «политические кредиты» всерьез не рассматривает. Пока решено занять недостающие бюджетные рубли внутри страны. Министерство финансов готово наращивать выпуск государственных облигаций и привлечь в бюджет инструментами типа ГКО около 2 триллионов рублей.

Даже очень информированным экспертам не ясно пока, какую доходность закладывает Минфин под эти будущие долговые обязательства. Но логично предположить, что либо процент будет привлекательным, либо покупку сделают обязательной. В первом случае государство может дозаниматься до дефолта (привет из 1998 года), во втором – освежить у людей и предприятий воспоминания о сталинских облигациях, которыми выдавалась часть зарплаты советским труженикам.

Где еще можно взять деньги, чтобы заткнуть бюджетную дыру?

В бюджетном плане заложена годовая цена на нефть в 40 долларов США за баррель. Это важная расчетная составляющая для главного финансового документа, от которого зависит наша жизнь в 2017 году. Если цена на этот бюджетообразующий продукт на мировых рынках вдруг окажется больше (на что очень-очень надеются российские власти), то в течение года может быть пополнен Резервный фонд. Если к сегодняшнему остатку в триллион рублей туда придет еще триллион, то нужда в облигационных займах станет не такой острой.

Прогнозы на нефтяные цены у всех экспертов очень разные. Разброс предположений по стоимости барреля – от 20 до 100 долларов США. Но крайние оценки в основном дают те, кому не придется расплачиваться за неверный ответ резким изменением уровня жизни в стране. Хотя Казахстан и Белоруссия, например, демонстрируют больший пессимизм, чем Россия. Они в свои бюджеты на 2017 год предпочли заложить цену нефти в 35 долларов за баррель.

Прогнозная цена нефти в тех странах, чей бюджет зависит от продажи этого полезного ископаемого за границу, всегда связана с курсом рубля по отношению к главной мировой валюте. Минфин РФ предположил, что если среднегодовая цена нефти не сильно отойдет от 40 долларов за баррель, то чтобы свести концы с концами, ему будет достаточно соотношения 65 рублей за 1 доллар США. Насколько верны данные расчеты, можно только предполагать. Но не дожидаясь итогов 2017 года, лучше все-таки заранее понимать некоторые важные вещи.

Минфин правительства РФ транслирует нужду в деньгах. Но право определять в нашей стране денежную политику отдано Центральному Банку РФ. При недостатке денег в экономике Центробанк может либо начать печатать недостающие рубли, разгоняя инфляцию, либо, спровоцировав спрос на международные валюты, резко увеличить их курс по отношению к рублю. В настоящий момент Эльвира Набиуллина не готова отказываться от главного своего завоевания – низкой официальной инфляции, и значит, просто так включить печатный станок на полную мощь не согласится. С этим согласны все эксперты – и правые, и левые. Государственный интерес в том, чтобы официальная инфляция была как можно ниже, тоже легко просматривается. У финансовых органов нет денег на повышение социальных пособий населению. Ведь по существующим законам это повышение связано с инфляционным процентом.

В законодательстве есть, конечно, оговорка, что в зависимости от состояния бюджета индексация может или вовсе не проводиться, или оказаться меньше, чем фактическая инфляция, но применяя эту норму, с людьми приходится объясняться. Недоиндексирование пенсий в 2016 году уже факт. Рост материнского капитала был заморожен в том же году, и уже объявлено, что размораживания не стоит ждать и в 2017-м. Над остальными социальными выплатами власти пока думают, но через СМИ все активнее запускаются пробные шары про новый критерий нуждаемости, который свяжут с уровнем бедности. Согласитесь, что искать самых бедных среди бедных, для того чтобы дать им право получить господдержку от великой страны, не очень приятно. И такие критерии могут в конце концов обернуться претензиями к власти самых уязвимых слоев населения.

Конечно, если искусственно «помочь» доллару стать дороже рубля в 100 раз, а не в 63, как сейчас, претензии тоже будут. Кто-то не сможет купить враз подорожавшие импортные лекарства, кто-то навсегда распростится с мечтой об айфоне или отложит покупку новой стиральной машины. Кто-то вдруг догадается, что его сто тысяч рублей на вкладе в Сбербанке два года назад равнялись двум тысячам долларов, а сейчас приравниваются всего к тысяче. Будут и такие, кто недоуменно начнет рассматривать свою рублевую зарплату в пересчете на доллары, сокрушаясь от того, что в рублях все как вчера, а если перевести в американские дензнаки, то на глазах растаяло месячное довольствие. Какой-то минимальный процент населения может даже догадаться, что спровоцировав сто рублей за один доллар, государство просто хочет превратить чужую валюту, полученную за наши нефть и газ, в большее количество рублей. Но подавляющее-то большинство населения будет точно знать: во всем виноваты проклятые американцы, черт бы их побрал с их долларами!

Согласитесь, что такие настроения гораздо милее властным органам в России. Но если будет сделан выбор в пользу девальвации (а он будет сделан, если цена на нефть не вырастет и затея с облигациями начнет пробуксовывать), то, по самым осторожным оценкам экспертов, за американский доллар будут давать 75 рублей. А совсем не 65, как это сегодня прописано в бюджетном плане на 2017 год.

И лучше даже не гадать, сколько будет стоить доллар в России, если и такая натужная бюджетная планировка на будущий год не впишется в реальность. «У рубля нет дна!» – весело сообщает всем задорный экономический аналитик Степан Демура, ролики которого пользуются все большей популярностью в интернете.

Долговая мина помощнее той, что была в 90-е

В этот страшный на самом деле лозунг про то, что «у рубля нет дна», легко поверить после цифр, которые недавно привел в своем интернет-дневнике еще один эксперт – Владимир Милов. Можно по-разному к нему относиться, но его данные по нефтегазовому сектору, как правило, верны. И вот он приводит простой пример с долговыми обязательствами. Берет долг государственной компании «Роснефть» китайцам – 45 млрд долларов США и сравнивает его с долгом России в 1990-е годы: «Для сравнения – у МВФ Россия занимала менее $25 млрд, из-за чего пропагандисты навесили на тот период жизни нашей страны ярлык «стояния на коленях». По расчетам Милова, китайцам должна не только Роснефть, а еще и Газпром, и Транснефть, и Новатэк. Общий объем долга этих компаний составляет более 70 млрд долларов США по текущему курсу. «Почти втрое выше, чем займы в 90-х у МВФ», – подчеркивает Милов.

И не надо думать, что эти компании с их огромными долгами не имеют к госбюджету никакого отношения. Потому что если они начнут расплачиваться с кредиторами хоть выручкой своей, хоть натуральным продуктом, то им нечего будет перечислять в бюджет. Если же на долги попробуют наплевать, то китайцы вполне могут предъявить претензии непосредственно к государству. Потому что мало того, что именно государство в этих компаниях акционер, так еще наверняка оно присутствовало в кредитных договорах как гарант. И уж в этом случае платить за Роснефть и Газпром точно придется всем российским миром.

Несколько недель назад одна такая гарантная история неожиданно вылезла наружу с подачи эксперта Сергея Ляпунова. Он рассказал о том, почему вдруг понадобилось срочно перечислить оборонному комплексу 680 млрд рублей из бюджета. Эти дополнительные расходы оказались не новыми вливаниями в ВПК, а деньгами на погашение старых долгов оборонки перед госбанками. Дело в том, что в 2010 году для финансирования гособоронзаказа была принята «инновационная схема», согласно которой оборонка начала получать деньги не только из госбюджета, а и через банковские кредиты под гарантии правительства. Гарантии правительства позволяли банковским менеджерам раздавать кредиты с закрытыми глазами. Выгода для госбанков состояла в том, что, кредитуя оборонку под высокие проценты, они перекредитовывались на Западе под низкие. Но в 2014 году из-за санкций российским госбанкам были закрыты кредитные линии в зарубежных банках. К тому времени сумма выданных оборонке кредитов перевалила за 1 триллион 220 миллиардов, на часть из которых в этом году подошли сроки возврата. Взять кредит, чтобы пролонгировать выплаты по задолженности, оборонке негде. Значит, погасить заем должен был гарант. Где государство может взять деньги для оплаты госгарантий? Правильный ответ сегодняшнего дня – в федеральном бюджете.

И 5 млрд в доказательство нашей сверхдержавности

25% денежных средств потеряла в федеральном бюджете-2017 госпрограмма «Развитие здравоохранения», 29,4% – госпрограмма «Содействие занятости населения», 22,8% – программа «Экономическое развитие и инновационная экономика». Эти цифры можно сделать еще более наглядными, если их просто очеловечить.

Смотрите, расходы федерального бюджета на здравоохранение составят в 2017 году 363 млрд рублей. Расходы на проведение Олимпиады в Сочи составили 1,5 триллиона рублей. Деньги выплачены еще не всем подрядчикам, и значит, бюджетные расходы на них где-то в федеральном бюджете зашифрованы.

Этот документ буквально вкатывали в минувшую пятницу в Госдуму. На тележках. И его только начали читать. И каждый в нем находит, с чем не согласиться. Например, лидер КПРФ Геннадий Зюганов протестует против сокращения расходов на оборону, считая, что «в условиях растущего внешнего давления» этого делать нельзя. По его словам, если Россия «вернула себе звание сверхдержавы», то должна быть последовательна «в проведении патриотической внешней политики». Патриотическую внутреннюю политику тоже нашлись охотники осуждать. Нашли в проекте федерального бюджета 5 млрд рублей на уничтожение санкционных продуктов и вопрошают в интернете: правильно или нет так тратить деньги, которых и без того нет?