Садоводство в губернии – странный предмет

Оценить
Садоводство в губернии – странный предмет
Из 86 тысяч тонн фруктов и ягод, собранных в прошлом году в Саратовской области, 75 тысяч тонн вырастили граждане в своих личных садах
Оно как бы есть, и его как бы нет

С садами в Саратовской области по-прежнему все плохо. Садов мало, плодово-ягодной продукцией регион сам себя не обеспечивает, денег на развитие нет. О развитии садоводства говорили как раз в минувший четверг на заседании областного правительства. Доклады, по обыкновению, были оптимистическими, оценка губернатора – положительной, а лозунги – жизнеутверждающими.

Сохранить и приумножить, потом догнать и обогнать

Чтобы было понятно, к чему Саратовская область должна стремиться в деле развития садоводства, приведем несколько цифр. Для удовлетворения потребности населения во фруктах и ягодах их на территории региона нужно производить не меньше 237 тысяч тонн (сейчас предприятия выращивают 11 тысяч). Для этого нужно разбить 20–24 тысячи гектаров плодоносящих садов (у предприятий пока только 3,7 тысячи га).

Сколько денег на это потребуется, неизвестно, и, похоже, даже в областном правительстве плохо эту сумму представляют. Зато у министерства сельского хозяйства Саратовской области имеется некий «план действий» на «среднесрочную перспективу», с помощью которого можно прийти к заявленным показателям. По словам выступавшего на заседании правительства заместителя министра сельского хозяйства области Александра Зайцева, нужно ежегодно закладывать новые сады, повышать урожайность существующих садов и ягодников, концентрировать садоводство в специализированных предприятиях, развивать систему питомников, укреплять материально-техническую базу садоводческих хозяйств и т.д.

И губернатор Саратовской области Валерий Радаев, судя по всему, уяснил из выступления только эту часть. Потому что настроен был в этом вопросе как-то излишне оптимистично.

В частности, заявил, что сегодня в садоводстве у нас есть заметный результат – плюс тысяча гектаров новых садов за год (на самом деле 800 га). Если сохранить тенденцию, то скоро «мы очень хорошо продвинемся». Дальнейший его монолог состоял из одних только лозунгов: «Обеспечить население качественной плодовой продукцией и уверенно выходить на региональный рынок», «Необходимо развивать свое садоводство – от питомника до товарного яблока», «Сохранить и приумножить традиции местного садоводства» и все в таком духе.

Садов так мало, что как будто их нет

А вот что из докладов чиновников и выступлений садоводов почерпнули мы.

На сегодняшний день сады Саратовской области – это 10 тысяч гектаров, занятых плодово-ягодными деревьями (в прошлом году было 9,5 тысячи га). Больше половины из них (63%, или 6,3 тысячи га) – личные сады населения. Оставшиеся 3,7 тысячи садовых гектаров принадлежат предприятиям и фермерам. Урожай собирают только с садов, занимающих, в общей сложности, 7,7 тысячи га, остальные еще слишком молоды, чтобы давать плоды (в прошлом году плодоносящие сады занимали 8,1 тысячи га).

Тут мы предположили, что личные сады населения плодоносящими считаются все, а вот из предпринимательских – только 1,4 тысячи гектаров. Замминистра по этой части ничего не поясняет.

В прошлом, 2015 году все сады Саратовской области принесли 86 тысяч тонн фруктов и ягод, и большую часть этого объема – 75 тысяч тонн – собрали опять же граждане в своих личных садах. Урожай от садов немногочисленных садоводческих предприятий на этом фоне выглядит довольно скромно – 11 тысяч тонн.

Но и это не самое печальное. Фруктов и ягод собственного саратовского производства не хватает для обеспечения потребностей населения. Всего 36% от нормы. В этом году, по словам Зайцева, урожай прогнозируется на тысячу тонн больше (87 тысяч тонн), но на удовлетворении потребности населения это не скажется. На каждого жителя области придется по 34,7 килограмма, или 39% от нормы. Но это, по словам Александра Зайцева, еще очень даже хороший показатель. Потому что в садоводческих хозяйствах всех форм собственности в целом по России производится только 10–15% минимально необходимого количества от потребности населения. Недостаток восполняется импортной продукцией.

«Местное яблоко» не для саратовской бедноты

Надо понимать, что перерасчет урожая на человека – штука весьма и весьма условная. Нужная чиновникам в основном для составления бумажных отчетов. На самом деле граждане, вырастившие энное количество фруктов и ягод на своих участках, в своих личных садах, не делятся ими с другими гражданами. Едят сами: сварят из своего урожая компоты и варенье. В лучшем случае вынесут излишки на рынок, чтобы не пропадало. А некоторым и это недосуг – урожай останется гнить в саду. Поэтому, если говорить про обеспеченность населения региона плодово-ягодной продукцией собственного регионального производства и представлять истинные масштабы беды, лучше смотреть на то, что делается на садоводческих предприятиях и у фермеров. Они выращивают не для себя, а на продажу или переработку. И именно им власть обещает помогать, когда речь заходит о господдержке садоводства.

Выступавший следом за заместителем министра сельского хозяйства фермер-садовод Константин Чекабалов из Хвалынского района честно признался, что свои яблоки на местном рынке не продает. Везет в Москву в магазины «здорового питания», с которыми заключил договор. Потому что его яблоки получаются дорогими и здесь их никто не берет.

Если предположить, что он такой не один, то заявление об обеспеченности населения собственной плодово-ягодной продукцией на 39% вообще никакого отношения к реальности не имеет. Жители Саратовской области «местное яблоко» вообще не видят.

Нет садов – нет денег. Нет денег – нет садов

Что касается поддержки садоводческих хозяйств и предприятий и, как следствие, развития садоводства, то смысл всех разговоров на заседании правительства сводится к тому, что это дорого, трудно, но необходимо. При этом – никакой ясности в том, как эту поддержку обеспечивать.

Про дороговизну садоводства замминистра сельского хозяйства области Александр Зайцев рассказывал в цифрах. Самый дорогой, затратный период для садоводов – от закладки сада и ухода за ним до товарного плодоношения, с учетом невысокой урожайности в первые годы. Закладка одного гектара обычного сада стоит больше 100 тысяч рублей, интенсивного – от 500 тысяч до 2 миллионов. Строительство фруктохранилищ, цехов товарной обработки и прочего сопутствующего – тоже деньги. На это потребуется еще миллиона 4 минимум. При этом срок окупаемости в садоводстве составляет 6–7 лет. А значит, до того, как сад начнет приносить прибыль предприятиям, где-то нужно искать оборотные средства – брать кредиты в банках или ждать субсидии от государства.

Субсидии от государства приходят. Но не много и по компенсационному принципу. То есть сначала предприятие или фермер вкладывает собственные средства, а потом государство ему какую-то часть компенсирует. Компенсация приходит за закладку новых садов и раскорчевку старых. В прошлом году саратовские садоводы получили 59 миллионов рублей, в этом 53 миллиона, и еще 9 миллионов должны получить до конца года. Фермеры не жалуются. Вот тот же Константин Чекабалов, фермер-садовод из Хвалынского района, сообщил, что ему госсубсидии покрывают до 80% от затрат. Хотя, с другой стороны, всем понятно, что даже при такой поддержке говорить о развитии садоводства не приходится. Этой помощи государства все равно не хватает.

Александр Зайцев из областного минсельхоза, выступая перед губернатором, сообщил, что предусмотренных на текущий год субсидий недостаточно минимум на 100 миллионов рублей. А ведь на следующий год программа развития садоводства, действующая в Саратовской области, предусматривает еще целый ряд затратных работ. В 2017 году планируется заложить на 546 гектарах интенсивные сады, питомники (где выращивают саженцы) и виноградники, а также раскорчевать старые сады на площади 341 га. На все это нужны деньги, пояснил Зайцев и добавил, что будут просить у федерального Минсельхоза поддержку, соответствующую объемам работ. Дадут ли? И что делать, если не дадут?

И за дороги спасибо

В таком же позитивном и восторженном настроении обсуждался на правительстве и вопрос ремонта дорог в Саратовской области. Тут основным докладчиком был заместитель министра транспорта и дорожного хозяйства Сергей Плешаков. Он рассказал, на какие деньги и ремонт каких именно дорог в текущем году в регионе проводился.

Всего было потрачено 650 миллионов рублей, где 300 миллионов – на дороги Саратова, а вторая половина – на дороги 15 районов области. По словам Плешакова, для ремонта выбирались самые востребованные дорожные участки: «Ремонтом охвачены 1097 км – это дороги, которыми пользуются 2/3 населения. Всего в порядок были приведены 128 улиц в Саратове и более 400 улиц в других городах региона».

В рамках этого вопроса очень много и обильно с трибуны благодарили Вячеслава Володина – нового спикера Госдумы. Если слушать саратовских правительственных чиновников, то это ведь только благодаря Володину в Саратовский регион вообще приходят какие-то деньги, а уж на дороги тем более. Другим регионам деньги достаются в рамках бюджетного кодекса и множества различных федеральных программ, а к нам в Саратов их приводит Вячеслав Викторович.

Плешаков, читая свой доклад, несколько раз повторил, что финансирование нашего региона по остаточному принципу отошло на второй план и сегодня нашей бедной губернии уделяется много внимания. Ну, вот деньги на дороги, мол, свидетельствуют. А если сюда же прицепить финансирование строительства северного подъезда к новому недостроенному аэропорту в сумме чуть больше миллиарда рублей из федерального бюджета, то Саратовскую область можно, наверное, считать фаворитом российской власти.

Губернатор Валерий Радаев это настроение поддержал и добавил со своей стороны, что это только цветочки. Ягодки на нас посыплются в следующем году. По словам Радаева, в 2017 году на дороги Саратовской области планируется направить уже более 3 миллиардов рублей. А все потому, что наш регион затесался в число 15 пилотных субъектов РФ, где будет обкатываться какая-то новая схема ремонта участков федеральных трасс.

Качество проведенного ремонта – отдельная тема. И если у жителей региона есть собственное мнение на этот счет, причем довольно скептическое, то правительство его трактует в соответствии со своим хорошим настроением. Недочеты, мол, есть, но их немного, и те оперативно исправляются.

Сергей Плешаков, например, как показатель качества отмечает «существенное снижение негативных отзывов населения о дорогах и улицах» и повышение «комфортности передвижения и безопасности движения». Более того, как отметил чиновник, экономический эффект от ремонта и содержания дорог в два-три раза выше экономического эффекта от каждого рубля, вложенного в строительство новых дорог. «Поэтому необходимо объективно оценивать важность и социально-экономическую значимость работ по содержанию и ремонту существующих дорог», – сообщил Плешаков. А губернатор добавил в тему, что теперь ответственность за дороги лежит на каждом муниципалитете, и каждый должен озаботиться важностью их содержания и ремонта.

В текущем году завершилась передача автодорог на региональный, муниципальный и поселенческий уровень. Трассы передаются в муниципалитеты вместе с финансированием на их содержание. Эти средства позволят местной власти самостоятельно решать, какие участки муниципальных дорог должны ремонтировать в первую очередь, а какие могут и подождать.