Камень стального фундамента

Оценить
Камень стального фундамента
Несмотря на свою совершенную безграмотность, он был хорошо развит политически

Во все времена рождались люди романтического склада, уверовавшие в некую идею и готовые положить за нее жизнь. Идея создания мировой коммуны была путеводной звездой части тех людей, которые в начале прошлого века разжигали в России пожары революций. Один из них – Николай Прокофьевич Буханов.

Он родился в Петровске то ли в 1876, то ли в 1877 году. Потом семья жила в Аткарске, где малолетнего Николая отдали для обучения в портновскую мастерскую. В 17 лет при столкновении с полицией Буханов убил полицейского и в течение восьми лет, скрываясь, переезжал с места на место. В чем состояла суть столкновения, произошло ли это случайно, было ли превышением необходимой обороны или сознательным решением? В документах нет ответа. Интересно, что скитальческий образ жизни не помешал Николаю Прокофьевичу в 1899 году жениться на Варваре Моисеевой – прислуге из аткарской мастерской, впоследствии ставшей его верной сподвижницей.

В 1901 году Буханов вступил в Аткарскую социал-демократическую организацию, вел пропагандистскую работу, распространял нелегальную литературу. Через два года он организовал в Саратове социал-демократический кружок портных, собрания которого проходили в его квартире. Один из участников этих собраний вспоминал о Буханове: «Несмотря на свою совершенную безграмотность, он был хорошо развит политически. По прослушании прокламации или брошюры, он уже ее знал почти слово в слово. Когда Буханов говорил речи на собраниях, никто не верил, что он портной, и тем меньше верили тому, что он неграмотный. Многие считали его за переодетого студента».

Тем временем Буханов привлек в кружок портных рабочих других профессий: столяра, типографа, переплетчика, гравера, и начал распространять нелегальную литературу среди солдат.

В горячие дни октября 1905 года Буханов возглавлял боевую дружину, состоявшую из 60 социалистов-демократов и социалистов-революционеров. Дружина противостояла «черным сотням», устраивавшим еврейские погромы и нападавшим на митингующих рабочих. Добычу для дружины оружия Николай Прокофьевич считал теперь главным делом. С двумя единомышленниками он взломал военный склад на окраине Саратова, но там оказалось только два пуда пороха. Тогда они обворовали оружейный магазин на Немецкой улице. Причем действовал Буханов без согласования с комитетом социал-демократической партии, поскольку комитет «едва ли одобрил бы экспроприацию».

Постепенно накапливаемые в Саратовском охранном отделении сведения о Буханове позволили характеризовать его как одного из активнейших местных социал-демократов, главного хранителя арсенала боевой дружины. В результате Буханов был выслан в Тобольскую губернию в апреле 1907 года.

В Саратов Николай Прокофьевич вернулся в начале 1918 года и стал эмиссаром по продовольствию совета губернских комиссаров. Он периодически объезжал «пункты Саратовской губернии с отрядом для реквизиции хлеба». Постоянная выкачка продовольствия из деревни привела к полному расстройству крестьянских хозяйств и озлоблению крестьян. Буханов расценивал это озлобление не как реакцию крестьян на бесконечные поборы, а как контрреволюционные настроения, мятеж, бандитизм и был готов к бою. Выезжая на очередное задание, он говорил: «Если я буду убит, сообщите, кому следует».

Трагедия разыгралась в Балашовском уезде, где продовольственный отряд Буханова столкнулся с крестьянским повстанческим формированием, возглавляемым А.С. Антоновым. Тело Николая Прокофьевича было привезено для погребения в Саратов 27 февраля 1920 года. Сообщая об этом, газета «Саратовские известия» писала: «Он является одним из многих камней того стального фундамента, на котором будет построен новый и светлый мир».

Оценкой и переоценкой «светлого мира» – государственного строя, созданного большевиками, еще долго будут заниматься историки. И оценка эта никогда не будет однозначной. И, конечно, никогда не утратится интерес к личностям, послужившим фундаментом советской власти.