«Так говорили великие. Братья Стругацкие»

Оценить
«Так говорили великие. Братья Стругацкие»
Ростовское издательство «Феникс» запускает новую серию «Так говорили великие»; в каждой книжечке малого объема (не более сотни страниц) собраны цитаты из произведений знаменитых писателей, отечественных и зарубежных.

Ростовское издательство «Феникс» запускает новую серию «Так говорили великие»; в каждой книжечке малого объема (не более сотни страниц) собраны цитаты из произведений знаменитых писателей, отечественных и зарубежных. В число первых книг данной серии вошел сборник «Братья Стругацкие» (составитель Я. Мишина).

Мир Стругацких – целая вселенная, обустроенная благодаря фантазии писателей и населенная своеобычными «стругацкими» персонажами. От повести к повести читатель может наблюдать за уникальнейшим процессом творческой и человеческой эволюции фантастов: от романтиков-идеалистов, искренних адептов Светлого Коммунистического Будущего (время «Страны Багровых туч» и «Стажеров»), до мудрых печальных реалистов (время «Улитки на склоне», «Гадких лебедей» и «Града обреченного»), всю жизнь преодолевающих тернии и постепенно с горечью осознающих, что их Мир Полудня – без донов Рэб, Камноедовых, Домарощинеров, Шершней и прочего опасного паноптикума – есть недостижимая утопия; можно понастроить повсюду хрустальных распивочных и алмазных закусочных, но Массовый Сытый Невоспитанный Человек возьмет числом и оттеснит от раздачи бескорыстного мага-труженика, у которого понедельник начинается в субботу.

Книги знаменитых советских фантастов давно разошлись на цитаты – сформировался даже некий цитатный «культурный код», благодаря которому единомышленники могут опознавать друг друга. Вот лишь некоторые, взятые почти наугад.

«Если во имя идеала человеку приходится делать подлости, то цена этому идеалу – дерьмо» («Хищные вещи века»). «Волчица говорит своим волчатам: «Кусайте, как я», и этого достаточно, и зайчиха учит зайчат: «Удирайте, как я», и этого тоже достаточно, но человек-то учит детеныша: «Думай, как я», а это уже преступление» («Гадкие лебеди»). «Лучше двадцать раз ошибиться в человеке, чем относиться с подозрением к каждому» («Стажеры»). «Каждый человек в чем-нибудь да гений. Надо только найти в нем это гениальное» («Улитка на склоне»). «Это что-то вроде демократических выборов: большинство всегда за сволочь» («Гадкие лебеди»). «Среди них никто точно не знал, что такое счастье и в чем именно смысл жизни. И они приняли рабочую гипотезу, что счастье – в непрерывном познании неизвестного, и смысл жизни в том же» («Понедельник начинается в субботу»). Или вот эта, очень актуальная и сегодня: «Там, где торжествует серость, к власти всегда приходят черные» («Трудно быть богом»).