Каким был Гущин?

Оценить
Каким был Гущин?
Творческая интеллигенция Саратова обсудила фигуру выдающегося художника

В стенах музея Федина 13 октября прошла встреча с режиссером-документалистом и сценаристом Юрием Чибряковым, просмотр и обсуждение его фильма «Я вернусь», посвященного художнику Николаю Гущину, который провел последние 18 лет жизни в Саратове.

Фильм 1989 года посвящен жизни и творчеству Николая Михайловича. Гущин был признан «идейно чуждым» автором, однако творческая интеллигенция его всегда ценила. В молодости он дружил с футуристами Маяковским, Каменским, Бурлюками, в зрелые годы его очень ценил Булат Окуджава, посвятивший художнику стихотворение «Как научиться рисовать». В Саратове Гущин оказался в 1947 году, после возвращения в СССР и запрета селиться в крупных городах. Он работал реставратором в музее Радищева и вскоре привлек внимание молодых авторов, которых стали называть «художниками круга Гущина»: Аржанова, Солянова, Чудина, Лопатина, Перерезова, Машкова.

К идее создания фильма Чибряков шел долго: сначала он просто встречал Гущина на улице и обращал внимание на его необычную для того времени внешность и берет, потом случайно натолкнулся на его работу в собрании картинной галереи Монако. Но когда в Саратов приехал сценарист Алексей Солоницын, родной брат актера Анатолия Солоницына, и сразу попросил познакомить его с картинами Гущина, Чибряков замялся, так как толком не знал, кто это такой. И только когда им организовали поход в фонды музея Радищева, где хранится самая большая коллекция картин Гущина, он понял – надо снимать фильм.

После просмотра фильма все предпочли сосредоточиться не на обсуждении кино, а на разговоре о самом Гущине. Заведующий отделом русского искусства Радищевского музея Ефим Водонос поделился своими воспоминаниями о художнике, с которым он общался, будучи студентом. Николай Михайлович был не очень верующим человеком, но иконы любил и ставил их в один ряд с картинами эпохи Возрождения. Гущин хорошо разбирался в философии, а вот политику считал грязным делом. «Он был, конечно, человеком идеалистического склада ума», – замечал Ефим Исаакович. Гущин был достаточно прямодушным, мог прямо сказать что думает и трепетно-возвышенно относился к женщинам. К сожалению, некоторые молодые девушки вели себя некрасиво по отношению к нему, а те, что постарше, относились как к взрослому ребенку. Хотя он был не так прост.

«Это был человек с огромной увлеченностью мистико-символизмом. И, конечно, он был характерным представителем той эпохи, в которой сформировался. Гущин остался ей верен всегда», – заканчивал свою речь Водонос.

Лариса Пашкова, заместитель генерального директора Радищевского музея по научной работе, консультант фильма о Гущине, больше рассказывала о первой персональной выставке Николая Михайловича, которую провели в 1987 году – за год до 100-летнего юбилея художника. Странная, на первый взгляд, спешка была продиктована опасениями, что курс на гласность может внезапно закончиться так же быстро, как начался. «Возвращение Гущина произошло», – подытожила Лариса Васильевна.