Александр Семенов: Концепция здорового питания в России провалена

Оценить
Александр Семенов: Концепция здорового питания в России провалена
Он осаждает редакции газет, пишет письма чиновникам и пытается прорваться с лекциями на заводы. Уже не первый год Александр Семенов занимается пропагандой здорового питания...

Он осаждает редакции газет, пишет письма чиновникам и пытается прорваться с лекциями на заводы. Уже не первый год Александр Семенов занимается пропагандой здорового питания и не устает напоминать, что по употреблению витаминов и микроэлементов россияне значительно отстают от жителей развитых стран. Вместе с тем Семенов ссылается на данные Всемирной организации здравоохранения, согласно которым до 70 процентов заболеваний человека происходят из-за дефицита микронутриентов. В других странах этому вопросу уделяют большое внимание, в России же дело ограничивается подписанием документов.

– Александр Михайлович, приведите примеры, насколько реально может повлиять дефицит микронутриентов на здоровье целой нации.

– В конце XIX века государство Швейцария занимала лидирующие позиции в Европе по количеству дебилов и кретинов. Местное правительство попыталось установить причины проблемы. Выяснилось, что в швейцарской почве и пресной воде наблюдался дефицит йода. В результате все, что росло на территории страны, содержало слишком маленькое количество этого элемента. А если йода нет в продуктах питания – откуда он возьмется в организмах жителей?

При этом йод является основным материалом для производства гормонов человека. Когда йода недостает, щитовидная железа начинает производить меньше гормонов, и в обменных процессах организма происходят сбои. Как следствие – сначала начинаются небольшие отклонения в здоровье, а потом – уже полноценные заболевания. По подсчетам, только от дефицита йода человек получат около 20 заболеваний. Но самое главное, что гормоны щитовидной железы влияют и на умственную деятельность. В результате даже небольшой йододефицит может привести к трудностям с запоминанием и анализом информации. В общем, когда швейцарцы нашли источник проблемы, в стране была принята программа ликвидации йододефицита. В результате спустя всего пару десятков лет – в начале XX столетия – швейцарские часы стали лучшими в мире. А какое государство сейчас называют «страной банков»?

– Но проблема ведь не ограничивается дефицитом только йода?

– Конечно, нет. Это только один яркий пример. По данным ВОЗ, до 70 процентов всех заболеваний у людей возникают из-за недостатка микронутриентов. А микронутриенты – это 12 витаминов и 8 микроэлементов, включая йод. Надо сказать, что в других странах борьбой с дефицитом микронутриентов занимаются уже долгое время. В Китае соответствующая программа была принята на государственном уровне 30 лет назад, и она до сих пор выполняется. О сегодняшних темпах развития Китая вам наверняка известно не хуже меня. В развитых странах до 60 процентов населения на протяжении всей жизни употребляет поливитаминные комплексы и различные БАДы. При этом оставшаяся часть населения их тоже употребляет, просто нерегулярно. А среди беременных женщин и детей показатель регулярного потребления достигает 90 процентов. В России же постоянно употребляют микронутриенты немногим более 15 процентов населения. И это еще прогресс – десять лет назад этот показатель не превышал четырех процентов.

– В России этой проблематикой вообще когда-то занимались?

– Да. В СССР в середине прошлого века начала проводиться массовая профилактика йододефицита. Дошколятам регулярно давали аскорбинки и по столовой ложке рыбьего жира, а йодированную соль стали продавать в магазинах. Пищу в школах и детсадах также готовили с йодированной солью. Уже с 60-х годов в СССР резко вырос интеллект нации. Вспомните, сколько советских людей с 60-х по 80-е годы получили Нобелевскую и другие международные премии. А сколько шедевров литературы было написано. Но, к сожалению, в 1978 году какая-то «говорящая голова» в правительстве подписала документ о прекращении производства йодированной соли. Программа профилактики йододефицита была свернута. И с этого времени в стране идет падение интеллекта нации, которое, как я считаю, продолжается до сих пор.

– После распада СССР этим вопросом в нашей стране заниматься не пытались?

– В какой-то момент был светлый промежуток. Вскоре после того, как в 98-м Владимир Путин стал премьер-министром, им был подписан документ «Концепция государственной политики в области здорового питания россиян до 2005 года». В концепции констатировалось, что учеными уже давно разработаны меры по ликвидации дефицита микронутриентов – нужно просто искусственно обогащать ими продукты питания. Самый известный пример, о котором мы уже говорили, – йодирование поваренной соли. А есть еще витаминизация хлеба, соков и так далее. Согласно концепции, среди россиян должна была начаться масштабная образовательная работа по вопросу употребления микронутриентов.

Однако спустя 18 лет приходится признать, что фактически концепция была провалена. Пропаганда правильного питания на государственном уровне почти не ведется, а микронутриентами на российском рынке обогащается лишь 15 процентов продуктов питания.

– Работа не ведется в том числе и в Саратовской области?

– Да, хотя был период, когда этой проблеме в нашем регионе уделялось много внимания. В Саратове регулярно проходили конференции с участием крупных специалистов в сфере здорового питания. Например, дважды к нам приезжали главный витаминолог РФ Владимир Спиричев и эксперт ВОЗ при ООН Григорий Герасимов. Саратов вообще очень отличался в этом плане. Удивлялись даже сами эксперты: в иные города их еще ни разу не приглашали, а в Саратов – уже во второй раз!

На самом высоком уровне подписывались нормативные документы: в разное время и Дмитрий Аяцков, и Павел Ипатов утверждали постановление правительства Саратовской области о необходимости выполнения задач, перечисленных в концепции здорового питания. Валерий Радаев подписал отдельную концепцию для жителей Саратовской области. Я читал лекции по всей области: в школах, детсадах, ПТУ, вузах. Облсанэпиднадзор вел просветительскую работу с руководителями разного уровня: от глав профсоюзов и детских организаций до заведующих столовыми. Но постепенно все это остановилось. А жаль, ведь потенциал у нас был неплохой.

– Этот потенциал выражался только в лекциях и подписанных чиновниками нормативных актах? Реальное витаминизирование продуктов в регионе велось?

– Велось, и в чем-то мы были даже лучшими по стране. Например, в начале двухтысячных, когда в России только начиналось производство кисломолочных продуктов с биопротекторами, я посетил Саратовский молочный комбинат. Я пообщался с руководством предприятия и пояснил, что в НИИ Питания разработана технология витаминизации кисломолочных биопродуктов. И что если комбинату это интересно, НИИ может помочь в написании техусловий по витаминизации. Я же, со своей стороны, могу посодействовать в ускорении этого процесса. Результат не заставил долго ждать – уже через три месяца был готов биокефир, обогащенный 12-ю витаминами. Надо сказать, что в России на тот момент производились биокефиры с тремя и шестью витаминами, а вот о кефирах с двенадцатью витаминами ничего известно не было. Я лично отвез этот продукт в НИИ Питания, и прямо с трибуны было сказано, что саратовский биокефир – лучший в России. Приятно признать, что моя работа была поставлена всем в пример. Но нашему уникальному биокефиру не суждено было просуществовать долго. Через 3-4 года его производство было остановлено.

– Производство оказалось нерентабельным?

– Не было спроса. Люди заходили в магазин и брали обычный кефир, потому что плохо понимали разницу между ним и биокефиром. Про обогащенность витаминами я уже не говорю. Людям никто не рассказал, что площадь внутренней поверхности кишечника составляет 30 квадратных метров, и один стакан простого кефира восстанавливает только около 15 квадратных сантиметров этой поверхности. А при употреблении стакана биокефира счет восстановленной поверхности идет уже на квадратные метры.

Приведу еще один пример. По данным ВОЗ, сердечно-сосудистые заболевания являются главной причиной смерти в мире. И уже известно о связи этих заболеваний с чрезмерным потреблением соли. Соль, употребленная в большом количестве, заносит в организм излишний натрий, который плохо влияет на состояние кровеносных сосудов и слизистых оболочек.

В Европе научились изготавливать соль, где излишний натрий не только убран на 30 процентов, но и заменен солями калия и магния, которые нужны сердечной мышце. Вот только стоит такая соль 18 долларов США за килограмм. В России был разработан аналогичный продукт стоимостью менее двух долларов за кило, причем он обладал даже лучшими характеристиками. Такая соль применялась в Саратове более десяти лет назад компанией «Знак хлеба» при выпечке «докторских хлебцев». Но это производство тоже было свернуто – опять-таки по причине низкого спроса.

И таких примеров я могу назвать много. Чтобы обогащенные витаминами продукты были востребованы населением, нужно постоянно проводить большую информационную работу. Я бы предложил нашему правительству инициировать создание фонда, в который производители таких продуктов регулярно отчисляли бы небольшие взносы. На эти деньги можно было бы проводить рекламную кампанию в газетах, на ТВ и пр. Главное, чтобы работа этого фонда была прозрачна и подконтрольна самим производителям.

– Я знаю, что у вас не медицинское, а сугубо техническое образование. Как вы вообще стали заниматься такой общественной деятельностью?

– Действительно, я окончил саратовский железнодорожный техникум, потом – институт инженеров транспорта в Москве. 15 лет проработал во вредных для здоровья условиях – машинистом тепловоза на химическом предприятии. За полгода до окончания «вредного» стажа у меня начались большие проблемы со здоровьем: коричневая кожа зимой и летом, какие-то бородавки и папилломы на лице. Я не мог повернуть шею – приходилось поворачиваться всем туловищем. А самое главное, начались проблемы с сердцем. В общем, я очень испугался и лег на обследование. Выяснилось, что мои проблемы – как раз от «химии».

Я доработал вредный стаж и уволился. Нашел другую работу, занимался бизнесом, в том числе – биодобавками. Уже тогда я понял, что за этим – будущее. Ну а позже познакомился с главным витаминологом РФ, и так вышло, что меня пригласили пройти обучение на лектора в НИИ Питания. Нас обучали крупнейшие российские академики – наши «маршалы» в вопросах здорового питания. Меня, кстати, сразу выделили из группы – вид у меня был не самый здоровый. Когда узнали, где я работал, только всплеснули руками. Посоветовали самому начать пить ряд витаминных препаратов. Через месяц у меня исчезла коричневость с лица, попрятались бородавки. Через полгода – стала шевелиться шея. Через год исчезли проблемы с сердцем. Это произвело на меня очень большое впечатление.

– Такое, что вы до сих пор рветесь с лекциями на саратовские предприятия?

– Да, ведь организм заводских рабочих особенно подвержен влиянию вредных факторов. Но у нас эта проблема, похоже, никого не волнует. А вот вам пример того, как она решается на Западе. В финском городе Турку есть предприятие с вредными условиями труда: рабочим приходится сталкиваться с таким токсичным веществом, как кадмий. Чтобы нейтрализовать последствия, в столовой предприятия в пищу стали добавлять специальные вещества. В первое блюдо добавляли пищевое вещество, связывающее кадмий в легковыводимые соединения. Во второе блюдо – выводящее это соединение из организма. А в качестве напитка подавали витаминизированный кисель или напиток, нормализующий обменные процессы. В результате человек, полностью отработав вредный стаж, уходил с предприятия практически здоровым.

Об этой истории я узнал из выступления одного финского ученого на всемирном конгрессе «Профессия и здоровье» в Москве. И знаете, что он сделал в конце доклада? От имени всего финского народа поблагодарил советских ученых, которые еще в начале 80-х годов разработали эти методики. И даже назвал их имена. Примечательно, что некоторые из них в тот момент как раз находились в президиуме.

В Саратове я пытался читать лекции на целом ряде известных предприятий. На некоторых из них действительно совместно с облсанэпиднадзором стали подавать в столовых витаминизированные напитки. Однако вскоре эту практику свернули. На других предприятиях лекции выслушали, но делать ничего не стали. Однако в большинстве случаев на территорию предприятия лектора даже не пускают.

– Но вы продолжаете бороться?

– Да, потому что мне не все равно. Я выхожу на контакт с редакциями газет – по итогам бесед со мной уже вышло несколько статей. Периодически отправляю письма значимым лицам региона, где пытаюсь объяснить свое видение проблемы. Один из последних примеров – письмо председателю Общественной палаты Саратовской области Александру Ландо. Он человек очень активный, надеюсь на его содействие. Пока ответа нет, но я жду. Ведь речь идет о здоровье всех жителей области. То есть каждого из нас.

Продолжение темы здорового образа жизни.