Ольга Ильина: До урбанистики нам очень далеко

Оценить
Ольга Ильина: До урбанистики нам очень далеко
Чуть больше месяца назад, 8 сентября, были подведены итоги конкурса «Мой двор – лучший двор!», проводимого «Союзом управляющих организаций Саратовской области», администрацией Саратова и журналом «Антенна-Телесемь».

Чуть больше месяца назад, 8 сентября, были подведены итоги конкурса «Мой двор – лучший двор!», проводимого «Союзом управляющих организаций Саратовской области», администрацией Саратова и журналом «Антенна-Телесемь». В рамках конкурса жюри определило лучшие цветники, оригинальные детские площадки и лавочки для посиделок во дворах. В этом году в главной номинации – «Лучший двор Саратова» – пальму первенства поделили два участника – дом 13/4 по улице Орджоникидзе и дом 41/53 по Валовой. При этом второй дом побеждает в конкурсе не в первый раз – в 2014 году он обошел всех своих конкурентов. О том, насколько нелегко ухаживать за двором, в котором практически нет свободного пространства и современной детской площадки, мы поговорили с Ольгой Андреевной Ильиной. Именно ее стараниями двор этого дома расцвел новыми красками в прямом и переносном смысле.

– Ольга Андреевна, разрешите вас поздравить с очередной победой в конкурсе «Мой двор – лучший двор!». Расскажите, какие подарки вы получили и как теперь планируете распорядиться ими?

– Мне и Ирине Дмитриевне (Павлищевой, она также активист дома по Валовой. – Прим. авт.) дали сертификаты на покупку саженцев на 2000 рублей. Мы уже купили лапчатку, можжевельник, удобрения. Еще мы получили сертификат на приобретение двух елок, но их еще не подвезли. А газета подарила бокал, ручку, журнал, небольшие часы. Подарки скромные, но хотя бы так.

– Достаточно ли этого для создания комфортной обстановки в вашем дворе?

– Да нет, конечно. Мне бы лучше беседку помогли сделать. Но ничего, буду устанавливать за свои деньги – пластмассовая тысяч тридцать стоит, я уже узнавала. Красивую поставим беседку. Или фонтанчик подарили бы – я б его сделала. Но дареному коню в зубы не смотрят – что смогли, то и подарили.

– Будете ставить на свои деньги?

– Ну да. Буду еще собирать с жителей дома – кто сколько может. Я на самом деле много трачу из своего кармана, но ничего не поделаешь. И труд свой за подвиг не считаю, все делаю добровольно. Иногда ко мне подходят, помогают – например, что-то отпилить. Если какая-то тяжелая работа, то не отказывают. Есть такие люди, которые не отказывают.

Вообще, конечно, очень хотелось бы, чтобы у нас была благоустроенная детская площадка. Все-таки у лучшего двора она должна быть. Но выборы уже прошли, вряд ли что-то еще будут делать.

– Понятно, что конкурс отмечает в первую очередь самостоятельную работу жителей двора, но вам не кажется немного абсурдной ситуация, в которой побеждает двор без современной детской площадки?

– Конечно, это очень странно. Если бы была хорошая площадка, то получилась бы красивая композиция и у нас был бы действительно лучший двор в городе. Да и у меня появилось бы больше желания трудиться. А когда сам работаешь, то и другие люди начинают что-то делать, подходят, спрашивают.

Меня, кстати, зовут в соседний двор. Обещают платить. Здесь-то я все бесплатно делаю, да еще и из кармана своего. Хотя находятся люди, которые дают 100-200-500 рублей. А это перчатки, подкормка, ацетон, растворитель – всему находится применение.

– Вы не считали, какую долю от тех денег, что вы тратите на благоустройство двора, составляют пожертвования? Хотелось бы побольше?

– Само собой. Я же сейчас уже не работаю из-за травмы. А раньше я могла бы беседку и за свой счет поставить. И забор ставила за свои деньги. Ну, тысяч десять, может, и возместили, но 25 точно своих отдала. Затрат много. Хорошая рассада, например, вещь дорогая. Но я стараюсь ее не покупать, потому что воруют. Три дня назад, например, черного лебедя из покрышки унесли. А я по 800 рублей за лебедей отдавала, сама устанавливала.

– И кто это сделал, разумеется, не известно?

– Говорят, пьяница какой-то. Продал кому-то рядышком за сто рублей, за бутылку. Обидно. Года три стоял лебедь, никто не брал. Ладно, я на будущий год что-нибудь новое придумаю на это место. Мне же дают какие-то ненужные материалы, вот я и придумываю композиции. (Смеется)

Двор, конечно, загораживать надо. Тут же еще стройки рядом, а там вся «нечисть» собирается. Они вандализмом и занимаются.

– Кстати, а как вы находите вещи для украшения двора?

– Многое выкидывают, а я приглядываю – может, пригодится. Что-то сами несут: это вам нужно? А это? У нас есть подвальное помещение, я туда складываю эти вещи, а потом смотрю.

– Какая вещь стала самой необычной?

– Да ничего особо необычного нет.

– А фигура таитянки?

– А я ее не находила, мне от прошлых работодателей она досталась. Она поломалась, а я ее реставрировала. У меня ее увести, кстати, хотят. Подходили, говорили: «Мы вам коробку конфет, а вы – таитянку. Мне ее заказали забрать». Я ее спрятала пока.

– Все-таки народ ленивый и ему все равно, в каком состоянии пребывает родной двор?

– Равнодушный. Им все равно, в чистом или грязном дворе они живут. Вот тебе нужен хороший двор, ты, мол, и делай. Если бы было побольше таких инициативных людей, как я, люди бы что-то замечали и понимали, что надо что-то делать. Но за нас никто это не сделает. Люди думают, что нам кто-то что-то должен. А нам никто ничего не должен. Мы сами должны что-то делать. Вот тогда и будет город чистый и порядок во дворах.

– Жильцы дома не хотят как-то оплачивать ваш труд?

– Нет, люди писали в управляющую компанию заявление, чтобы мне платили, но они в ответ требовали кучу бумаг. Хотя хорошо, что в прошлом году дали десять тысяч на рассаду. Краску еще привозят. Сейчас прошу подпилку деревьев сделать – не знаю, пойдут навстречу или нет.

– А самостоятельно жильцы не пытались решить вопрос с оплатой?

– Ну, некоторые помогают. Один мужчина даже как-то подарил тысячу со словами: «Я же вижу, как вы работаете».

А организованно – никак не оплачивают. Многие против. Мне же нужно в таком случае собрать более половины подписей с дома. А здесь живет много квартирантов, им все равно, что будет со двором.

А бывает, что ты предлагаешь привезти рассаду, и тебе говорят: «Вы сами купите, а мы потом оплатим». Но на этом все заканчивается.

– Кстати, вашим соседом по дому в течение многих десятилетий был заслуженный артист России, актер Театра драмы Владимир Аукштыкальнис, о чем свидетельствует мемориальная табличка на торце дома. Каким он был соседом?

– Хорошим. Он был очень отзывчивым. Все, о чем его ни попросишь, он делал. Мы с Владимиром Викторовичем очень дружили, они с женой приходили ко мне чай пить, в театр приглашал. И, кстати, порой помогал: поделки делал, что-то разукрашивал – он же и художником был.

– Аукштыкальниса не стало в 2012 году. То есть вы уже до этого времени занимались двором?

– Да. Поначалу только у своего подъезда, чтобы машины под окнами не ставили, а потом пошла дальше от своего четвертого подъезда. Ирина Дмитриевна помогла очень, она молодец, конечно.

– А что было здесь до этого?

– Да ничего. Грязь и неухоженность. А добром этим я занимаюсь более пяти лет. Я просто люблю красоту и чистоту, решила, что пора этим заняться и во дворе. Я работала домработницей у состоятельных людей, смотрела, как у них в садах все выглядит. Ну, стараюсь и здесь своими руками это воплощать. Обязательно что-нибудь придумаю и на будущий год, чтобы кубок остался у нас.

– Как вы считаете, победа вашего двора в конкурсе через год после предыдущей – это просто лишнее подтверждение результатов вашей работы или отчасти свидетельство того, что в городе ухоженных дворов толком нет?

– Есть хорошие дворы, за которыми просто не ухаживают. А они могли бы быть лучше моего. За всем нужно ухаживать, это не так трудно. Но нет желания. Есть много свободных женщин лет 50-60, но они будут сидеть и жаловаться, что у них все болит. А у них потому и болит, что мало двигаются. Если бы мы не ленились, у нас было бы много хороших дворов. А еще люди порой готовы удавиться за десять рублей. Поэтому хотят, чтобы им что-то сделали, но бесплатно. Но кто это будет делать? А так, если бы мне помогали больше, то и я могла бы кого-то привлечь. Например, в следующем году хочу раскрасить подъезд, поставить вазоны. А в недостроенном здании сделать кафешку – поставить столы, грибочки, зонтики, чтобы бабушки могли чай там попить. Народ будет приходить и общаться, становиться добрее. Но там нужно крышу накрыть, стены оштукатурить, поставить кофеварку – а это тысяч двести-триста как минимум.

– Кстати, за этим недостроем находится заброшенный долгострой по улице Рамаева, 18.

– Да, там такой мусор, антисанитария. Эту стройку, по-хорошему, нужно огородить, закрыть, чтобы там не собирались бомжи. И дети там лазают. А ведь можно было там детскую площадку сделать. Кстати, за победу в конкурсе нам дали сертификат на благоустройство детской площадки. Четырнадцать тысяч рублей. Но что с ними делать? Может, только качели поставить...

– Недавно мы посвятили целый разворот нашей газеты любви губернатора Валерия Радаева к слову «урбанистика» и его намерению сделать это слово трендом области. Урбанистика в широком смысле подразумевает под собой идеологию развития городского пространства, которое включает в себя и сферу ЖКХ, доступность транспорта, образования, здравоохранения, грамотную политику застройки, создание благоприятного облика города в глазах его жителей и гостей. Как, на ваш взгляд, сейчас обстоят с этим дела? Является ли Саратов привлекательным городом?

– Я бы не сказала, что Саратов очень привлекателен. Конечно, есть у нас красивые места, вроде территории Свято-Троицкого собора. Новая набережная неплохая, но можно было бы сделать ее красивее, например, выложить цветную плитку. Также можно было бы благоустроить территорию у гостиницы «Словакия». Но я понимаю, что на все это не хватит денег.

– Ольга Андреевна, урбанистика подразумевает все-таки не только облик города. Красота красотой, но я спрашивал еще и про комфортность проживания. Является ли Саратов комфортным городом?

– Пока Саратову далеко до этого. Я бы не сказала, что сейчас удобно жить. Но это я так думаю, а городу, наверное, денег не хватает.

– Вам не кажется, что пока под урбанистикой здесь больше подразумевается внешняя красота?

– Это действительно так. Например, сейчас строится новая пешеходная зона... Рановато, наверное, такие большие деньги затрачивать на это. Я бы сначала сделала так, чтобы людям было удобно жить в придомовых территориях. Особой необходимости в продлении проспекта нет.

– Начинать надо с малого?

– Да. Даже по центру города не всегда пройдешь по тротуару в туфлях на каблуке. Московскую восстановили, а то, что рядом – Мичурина, Валовая – там же невозможно идти: тротуара нет, улицы не убираются. До урбанистики нам очень далеко, и мы еще долго до этого не дойдем. Может, пройдут десятилетия.

– Знакомы ли вы с программами по благоустройству Волжского района?

– Нет, не знакомилась.

– В целевой программе «Благоустройство территории Волжского района Саратова», например, значится посадка 16 деревьев, установление 10 игровых площадок и 33 скамеек и урн. При этом деревья запланированы были только на бульваре по Октябрьской, а скамейки, урны и детские площадки – лишь в садах и скверах, при этом львиная их доля приходится на сквер «Детство» в Юбилейном.

– Этого не достаточно. В Волжском районе очень много маленьких неблагоустроенных дворов. А у нас, например, ни одной скамеечки в округе нет. И в городе не хватает.

А что такое 16 деревьев? Это очень мало. Вот в прошлом году на Первомайской высадили саженцы на 30 сантиметров. Это не саженцы. И когда они вырастут? Это неизвестно. Зато «посадили деревья».

– Вы сказали, что начинать надо со двора. В рамках проекта «Наш двор», согласно перечню, опубликованному на сайте администрации города, будет благоустроено сто дворовых территорий. От Волжского района в списке самое малое представительство, всего два дома – Лермонтова, 25/1, и Григорьева, 46. Как вам кажется, этого достаточно или в древнейшем районе города гораздо больше дворов нуждается в благоустройстве?

– Это же абсурд. Два двора – это слишком мало. Тут нужно 32 – и то, думаю, мало будет. У нас же очень много новостроек, а благоустройства нет. У нас рядом очищают дворы, расселяют, значит, скоро появится новый большой дом. А значит, не будет свободных красивых территорий. Нам бы сохранить то, что здесь есть, и не лепить постройку к старому. Вот к нашему дому прилепили многоэтажку, а обещали, что будет не больше пяти этажей. И ни подъезда нет хорошего, ни подземных гаражей. И где машины стоят? Волжский район весь забит пристройками, каждый участок пристраивают.

– Что бы вы могли пожелать жителям нашего города?

– Обращайте внимание, принимайте участие во всем, чтобы жить в чистоте и красоте. Не нужно проходить мимо и жаловаться, что ничего не делается. Надо быть активными и доброжелательными, не перекладывать ответственность на кого-то. Мы сами должны принимать активное участие в благоустройстве, даже если придется потратить сколько-то рублей.

Но, я смотрю, люди начинают постепенно активизироваться, иногда подходят, спрашивают, что да как. Да ради бога – я всегда готова помочь. Люди должны быть активными. Ладно, молодые работают, им некогда, но у нас же много людей, которые ничем не заняты и у них еще много сил. Их надо привлекать, тогда у нас будет какой-то порядок во дворах.