«Платон» почти не виден, но денег просит

Оценить
«Платон» почти не виден, но денег просит
Спустя год после запуска система сбора нового налога с водителей-дальнобойщиков полноценно работает лишь в Московской области

Плату за километр пути, сниженную на волне протестов дальнобойщиков вдвое, планируется повысить до прежнего уровня – 3,06 рубля за километр. Об этом на минувшей неделе заявил министр транспорта РФ Максим Соколов. Однако большая часть перевозчиков как не платили новый налог, так и не собираются этого делать – система, за которую компания Аркадия Ротенберга получает от государства более 10 миллиардов рублей в год, до сих пор нормально работает лишь в столичном регионе. При этом жизнь дальнобойщиков продолжает усложняться, но уже по другим причинам.

Хроники «платонизма»

Напомним, в рамках системы «Платон» машины грузоподъемностью свыше 12 тонн должны оплачивать каждый километр пути, пройденного по федеральным трассам. Деньги взимаются в целях восстановления дорожного покрытия, которое разбивают большегрузы.

Компания «РТ-Инвест Транспортные Системы» («РТИТС», минимум 50% акций которой принадлежат Игорю Ротенбергу – сыну миллиардера и давнего друга президента РФ Путина Аркадия Ротенберга) должна была установить на федеральных трассах России контрольные рамки и запустить мобильные посты – автомобили, оборудованные специальными контрольными устройствами. С их помощью предполагалось отслеживать передвижение большегрузов по федеральным дорогам и бесконтактным способом снимать с перевозчиков плату за каждый километр пути. За эти услуги «РТИТС» пообещали вознаграждение в размере 10,6 миллиардов рублей в год на протяжении ближайших 13 лет.

Однако уже при запуске «Платона» в ноябре прошлого года выяснилось, что степень готовности системы весьма невысока: сообщалось о многочисленных сбоях, дефиците бортовых устройств (устанавливались в кабины машин) и о том, что контрольные рамки фактически работали только в Московской области. В пресс-службе «Платона» тогда пояснили «Газете недели в Саратове», что контроль за фурами пока планируется осуществлять при помощи мобильных постов, а контрольные рамки будут строиться по России постепенно, как и предусматривалось изначально (см.: «Платон» – кому он друг?», «Газета недели» № 40 (362) от 10 ноября 2015 г.).

Что касается дефицита устройств, то, как сообщал в ноябре заместитель руководителя «Росавтодора» Дмитрий Прончатов, его планировалось устранить примерно через полгода (то есть к весне 2016 года). А до тех пор перевозчики могли пользоваться маршрутными картами.

Вне рамок

Прошел уже почти год, но в степени готовности системы «Платон» ничего не изменилось. По словам председателя саратовского отделения «Объединения перевозчиков России» Александра Черевко, до сих пор инфраструктура «Платона» нормально работает только в Московской области. В остальных же регионах контроль почти не осуществляется. Система мобильных постов работает весьма условно.

«Эти машины могут только снимать деньги с бортового устройства, когда проезжают мимо, – пояснил Черевко. – Если же денег на счету нет – они, соответственно, их не снимают. И наказать за это никто не может. Потому что эти машины ничего не фотографируют».

Кстати, проблема дефицита бортовых устройств не была снята ни к весне, как обещали в Росавтодоре, ни к настоящему моменту.

Ранее СМИ сообщали, что с середины февраля дальнобойщиков стали массово штрафовать за неоплаченный по «Платону» проезд. Причем в первый же день – 15 февраля – было выписано штрафов примерно на 5 миллионов рублей. До этого момента на взимание штрафов якобы действовал негласный запрет – до урегулирования ситуации с протестами дальнобойщиков. Правда, по словам Александра Черевко, сейчас штрафы за неоплаченный проезд дальнобойщикам не присылают.

«За все время работы системы штрафы присылались только дважды: в декабре и, если не ошибаюсь, в марте», – говорит Черевко. К тому же, по его словам, массовым это явление не было. Штрафовали выборочно, скорее, для устрашения.

Проезд не оплачиваем

Другими словами, система «Платон» работает так, что платить за использование федеральных трасс дальнобойщикам просто нет нужды. По словам Черевко, платят только крупные транспортные компании, доля которых на рынке составляет всего около 30 процентов, и то – лишь при проезде через Московскую область. Мелкие же перевозчики системе не платят совсем.

«Даже те, кто поставил бортовые приборы, проезд тоже не оплачивают», – отметил Черевко. При этом наш эксперт ссылается на официальные данные, опубликованные на сайте системы «Платон». Там можно увидеть (проведя несложные расчеты), что каждый грузовик, зарегистрированный в системе, проезжает в месяц в среднем 1,8 тысячи километров. Что, по оценке Черевко, чрезвычайно низкий показатель.

«Это расстояние от Саратова до Санкт-Петербурга, – поясняет он. – То есть, условно, раз в месяц я выезжаю в Санкт-Петербург, а в следующем месяце – еду обратно. Это говорит о том, что «Платону» платят мало и только в Московском регионе».

На том же сайте отмечено, что по состоянию на 15 сентября 2016 года в системе было зарегистрировано 95 процентов крупных российских перевозчиков, а также 75 процентов машин «от целевой аудитории».

Александр Черевко рассказал «Газете недели», что дальнобойщики не хотят платить новый налог вовсе не из соображений экономии. По его словам, действующая сейчас плата в полтора рубля за километр не так сильно бьет по карману перевозчиков, как могла бы ставка в 3,73 рубля, которую планировалось установить изначально.

«Получается, чтобы доехать до Москвы, надо отдать 1,5 тысячи рублей. Вроде бы деньги и небольшие – можно заплатить», – отмечает собеседник. Однако отторжение у перевозчиков вызывает сама идея нового налога: «Чувство справедливости, понимаете? Кому платить? За что платить? Эти деньги до дорог даже не доходят».

Или доходят?

По данным сайта Platon.ru, за девять месяцев работы системой было собрано 12,3 млрд рублей (годовой план – около 20 млрд рублей). Ранее сообщалось, что Росавтодор уже распределил на дорожные и мостовые работы в регионы РФ все полученные системой 12 миллиардов. Однако Черевко напоминает, что операторские услуги «РТИТС» оцениваются в 10,6 млрд рублей. Эту сумму компании Ротенберга-младшего должны выплачивать каждые полгода равными частями по 5,3 млрд рублей. Еще в ноябре прошлого года сообщалось, что первую часть этих средств планируется выплатить в 2016 году (вместе с вознаграждением за работу системы в ноябре-декабре 2015 года – итого 8 млрд рублей). Если это было сделано, то из собранных на текущий момент от «Платона» средств на дороги могло быть отправлено лишь порядка 4-7 миллиардов. Либо компания Ротенберга-младшего до сих пор работала бесплатно.

Регионы сами просят

Сейчас говорят о том, что внедрение системы «Платон» не ограничится только федеральными трассами. Она будет распространяться и на пользование региональными дорогами. Об этом уже объявили ряд субъектов РФ, в том числе и Саратовская область.

Еще в феврале 2016 года министр транспорта и дорожного хозяйства Саратовской области Николай Чуриков сообщил, что регион уже отправил свои предложения по внедрению на его территории соответствующего пилотного проекта. Желание распространить действие «Платона» на свои дороги субъекты РФ аргументируют просто: стремясь сэкономить на «Платоне», дальнобойщики объезжают федеральные трассы по региональным дорогам, что не способствует сохранности и так не самых качественных магистралей. Однако наш эксперт Александр Черевко считает это объяснение «голословным»: «Пусть мне министр объяснит, каким образом я федеральную трассу объеду, если мне надо на Пензу. Каким образом я объеду Волгоград, Ровное, Алгай, Самару? Пусть назовет мне дороги, по которым я смог бы объехать».

По его словам, таких дорог в Саратовской области нет: «Мы живем не в Канаде и не в Америке, где разветвленная сеть дорог».

Платон – только полбеды

Дальнобойщики считают, что для пополнения бюджета вовсе не обязательно было запускать новый налог.

«По нашим расчетам, чтобы компенсировать сборы в 40 миллиардов рублей, которые Минтранс изначально планировал собрать от «Платона», достаточно было добавить в топливный акциз 60 копеек, – говорит Александр Черевко, председатель саратовского отделения «Объединения перевозчиков России». – И не нужно было задействовать дополнительную компанию, которой надо возвращать 10,6 млрд рублей в год».

При этом наш собеседник обращает внимание, что топливный акциз в России все равно вырос. Причем поднимался он неоднократно. К тому же транспортный налог, который обещали отменить после запуска системы «Платон» и заменить его акцизами, продолжает действовать.

«Фактически сейчас мы обложены тремя налогами – «Платоном», транспортным и акцизами», – отмечает Черевко.

Но на этом сложности дальнобойщиков не заканчиваются. Летом им добавили еще одну головную боль. С июля текущего года все фуры по закону должны быть оснащены цифровыми тахографами (аппарат для контроля работы и отдыха водителя) вместо аналоговых. Стоимость таких устройств, по словам Александра Черевко, может доходить до 60 тысяч рублей. Кроме того, как пояснил эксперт, перевозчиков ждут новые налоговые изменения.

«Недавно президент «обрадовал» нас новостью, что нам надо переходить от единого налога на вмененный доход к общему. А это влечет дополнительные затраты», – говорит Черевко, поясняя, что владельцу даже одной фуры придется оплачивать работу бухгалтера. «И таких законов – масса, – отмечает он. – Мы сейчас сидим и думаем, как же работать дальше?».

Протест не задался

В годовщину введения «Платона» дальнобойщики хотят напомнить о себе. Но как это сделать в условиях российского законодательства, пока не знают. «Может быть, шарики в небо запустим», – иронизирует собеседник.

В последний раз массовые протесты перевозчиков были сопряжены с августовским «тракторным маршем» кубанских фермеров, протестовавших против произвола местных властей, и сопровождались активным вмешательством силовых структур. В результате двое дальнобойщиков получили по 10 суток ареста, а самого Черевко оштрафовали на 10 тысяч рублей. И это при том, что фермеры проводили согласованный автопробег и никакого стихийного митинга, который им вменяют, не было.

«Митинг – это звукоусиливающая аппаратура, это лозунги, транспаранты, – объясняет Черевко со ссылкой на закон. – Ничего такого в том марше не было».

Реакция властей и силовых структур на августовский марш фермеров была показательной. «Какие мы можем проводить акции, когда на улице нельзя собираться в количестве больше трех человек?! С транспарантом ходить нельзя, изъявлять свою волю, как это написано в Конституции, мы не можем, потому что нам это запрещено – сначала нужно все согласовать. Но в согласовании нам в вежливой форме продолжают отказывать», – говорит представитель сообщества перевозчиков.

В целесообразности автопробегов дальнобойщик также сомневается. Убежден, что их тоже не дадут провести. Разве что в промзоне, подальше от глаз.

Но это не самое печальное. По наблюдениям нашего эксперта, проведение акций не приносит ожидаемых результатов.

«Власть нас не слышит, власть нас не хочет слышать, власть нас игнорирует», – резюмирует Черевко и вспоминает, как после создания «Объединения перевозчиков России» дальнобойщики пытались встретиться с министром транспорта РФ, а тот прислал своих ничего не решающих подчиненных: «Поговорили – и разошлись. А потом нам уже за забором на улице сказали, что ничего мы не добьемся и никто нас слушать не будет».