Александр Пантелеев:

Оценить
Александр Пантелеев:
Ничто не мешает России стать монархией

Государственная и Саратовская городская думы начали свою работу. Вместе с саратовским политологом Александром Пантелеевым мы обсуждаем предсказуемые результаты и несбывшиеся ожидания прошедших выборов, перестановки во власти и новые назначения, а также страхи и надежды на политическое будущее нашего города и страны.

– Александр Федорович, на какие размышления вас наталкивают итоги прошедшей избирательной кампании?

– Начну с того, что в Госдуме нынешнего созыва оппозиционных партий нет. Мало того, у «Единой России» теперь еще и конституционное большинство. Наша Государственная дума напоминает самый высокооплачиваемый мужской хор: депутаты выступают все единогласно под влиянием тех установок, которые дает власть. Это значит, что единороссы могут принять любое решение, вплоть до того, что, условно говоря, признать Россию конституционной монархией. Помните, как Геннадий Хазанов решил примерить на голову Путина императорскую корону? В каждой шутке есть доля шутки.

Но самое важное – выборы в Госдуму я считаю окончательной и бесповоротной победой бюрократии в России. Что эти пресловутые 62,2% в Саратовской области значат, как ни самовольство бюрократии на местах? Чиновникам спустили задание, и они его поняли слишком буквально (как говорил Сталин, неважно, как голосуют – важно, как посчитают). Ведь было же заявление новоиспеченного председателя Центральной избирательной комиссии о том, что она не допустит никаких нарушений – у нее ничего не получилось, потому что бюрократия на местах повела себя по-иному.

По той же самой причине, полагаю, не получила развитие идея президента создать в России двухпартийную политическую систему. Как на Западе: есть партия правящая, есть партия оппозиционная – но речь идет о полноценных партиях. Президент натолкнулся на сопротивление бюрократии на местах (в этом случае, как говорится, хвост виляет собакой). Может быть, я грешу, говоря, что царь хороший, бояре плохие, но мне кажется, что желание создать ОНФ как реальный противовес партии власти было осознанным. Но где сейчас ОНФ? Бюрократия победила, потому что отстаивала должностную ренту, например, возможность руководителю бюджетного учреждения получать значительно большую зарплату в сравнении с рядовыми работниками. Однако без бюрократии у власти ничего не получается, потому что это опора власти. Кстати, сам Путин эту бюрократию и вырастил. Считаю, что такая бюрократия – прямая угроза психолого-политической стабильности государства.

– Как думаете, последует ли наказание региональным партийцам за 62,2%?

– Думаю, что на поверхность ничего не всплывет. Просто их руководителей соберут в Москве в одном кабинете и выскажут все, что о них думают. Теперь доказать правонарушения на выборах очень трудно, пересчитать итоги голосования по избирательным бюллетеням можно только по решению суда. Никто и не собирается пересчитывать, потому что у нас нет реальных политических сил, которые бы на этом настояли.

– Почему наблюдается такое равнодушное отношение общества к выборам и нарушениям на них?

– В социальной психологии есть такой термин – «выученная беспомощность». Если человек пытается чего-то достичь, а ему в силу внешних причин это сделать не удается, точнее – не дают сделать, то постепенно складывается такое понимание: «хочешь – не хочешь, а все равно не получится». На выборах выученная беспомощность проявилась в крайне низкой явке населения. Возьмите явку на выборах в Москве – порядка 20%, Петербург – 15%, явка на выборы в большинстве регионов России тоже была невысока. Кстати, в сельской местности явка выше, чем в городах, по одной простой причине: сельский электорат более управляемый.

– Если говорить о работе Госдумы нового созыва, на ваш взгляд, стоит ли ожидать в скором времени принятия новых карательных законов вроде закона об иностранных агентах или «пакета Яровой»?

– Думаю что да. Экономика России по-прежнему стагнирует. И когда сказали, что экономика достигла дна, оказалось, что это не дно, а потолок, и можно падать еще ниже. Недовольство населения постепенно растет. А для того чтобы удержать власть, придется принимать радикальные решения. Власти необходим постоянный контроль за ситуацией в стране, ведь власть боится событий, аналогичных украинским. Стоит напомнить, что переворот в Египте начался с революции в социальных сетях – отсюда такое пристальное внимание к средствам коммуникации, вылившееся в «пакет Яровой».

Но в первую очередь, я считаю, давление на население будет экономического характера: увеличение налогов, сокращение социальных выплат, потому что дырявый бюджет нужно наполнять. Как обычно, его будут восполнять за счет бедных и среднего достатка слоев населения.

– И на кого в большей степени народ будет возлагать вину за экономические лишения: на парламент или на правительство? Или на обе ветви?

– Люди продолжат возлагать вину на власть на местах: это глава муниципального образования, чиновники районной администрации. Дальше будет виновен губернатор, потом – плохие министры. Госдума же для большинства населения – говорильня. Спросите конкретно, чем занимаются депутаты, какие решения они принимают, – мало кто знает.

– Удастся ли Вячеславу Володину на посту спикера реабилитировать честь нижней палаты парламента?

– Володин всегда был перспективным политиком, у него редкий талант управленца. Я знаю Володина очень давно, со времен, когда он избирался в состав областной думы. Он умеет учесть интересы окружающих людей, находиться в той самой системе сдержек и противовесов, играть в том пространстве, где он может выиграть. Поэтому назначение Володина на должность спикера было явлением закономерным. На мой взгляд, он сможет навести порядок и повысить авторитет законодательного органа.

Правда, есть мнение, что для Володина это понижение, ведь в администрации президента он отвечал за всю внутреннюю политику и, по факту, давал указания Госдуме. А сейчас получается так, что им будет руководить Кириенко из «Росатома» (в свое время к нему приклеилась метафора «киндер-сюрприз»). Я думаю, Володин без особого энтузиазма воспринял новость о том, что станет приводным ремнем исполнительной машины. Но у Володина, об этом все говорят, есть ярко выраженные президентские амбиции. Я не исключаю, что эта новая должность Володина – не что иное, как трамплин, заявка на то, чтобы пойти дальше. Он молод и энергичен, что и требуется для должности президента. Посмотрим. Хотя не стоит забывать про борьбу элит: есть ведь очень сильные питерские, московские кланы, а Володин – как бы ниоткуда, он же из Саратова. Это первый выходец из региона, который достиг таких высот.

– Ольга Алимова, выступавшая в качестве «паровоза» КПРФ на выборах в городскую думу, заявила, что не собирается получать мандат депутата муниципального представительного органа и поборется за пост губернатора. В связи с этим, как вы считаете, вернутся ли когда-нибудь в наш регион настоящие губернаторские выборы?

– Может быть, когда-нибудь они и будут, тем более, речь о выборности должности губернатора давно идет. Что могу сказать, Ольга Алимова, конечно, может принять участие в выборах. Более того, КПРФ это нужно: если политическая партия не участвует в борьбе за власть и не выполняет формальные вещи, то она теряет статус политической партии. Если будут выборы губернатора, то процент отданных за нее голосов, я думаю, будет не очень велик. Предложения КПРФ разорваны с реальностью, партия теряет социальную базу в силу биологических причин – вымирает электорат.

– Как вы думаете, какими соображениями руководствовалась партия, когда решила поставить председателем Саратовской городской думы Сергея Наумова?

– Я считаю его назначение позитивным шагом, ведь про Наумова нельзя сказать, что он аффилирован с какими-то финансово-промышленными структурами. Это человек, который уже имеет опыт работы на посту вице-губернатора, в статистическом управлении, на руководящих должностях в вузах. Задача городской думы – проводить в жизнь решения «Единой России», и Наумов будет строго проводить линию партии, так что особых инноваций не будет. Есть еще одна черта, которая мне в нем нравится: он умеет находить компромиссные решения, этим он всегда отличался. Сергей Наумов – человек дипломатичного склада характера, он найдет точки соприкосновения между разными интересами для того, чтобы городской бюджет получал больше.

– Когда председателем городской думы был Олег Грищенко, в сознании населения он представлялся важнее, чем глава городской администрации. Впрочем, таков был и закон. Чей политический вес теперь будет казаться выше: главы города или главы администрации?

– Олег Грищенко всегда отличался большой медийной активностью. Если где-то в городе прорвалась труба, то Грищенко надевает сапоги и лезет в эту траншею, берет сварочный аппарат и варит. И это снимается на камеры. Люди знают: Грищенко приехал и всё разрулил. Грищенко очень умело конструировал образ крепкого хозяйственника – это результат хорошей медиапропаганды. Если Наумову удастся добиться высокой медийной активности, авторитет главы города нисколько не упадет. Тем более что Наумов может быть человеком достаточно жестким, когда это необходимо. Скорее всего, между Сараевым и новым председателем думы Наумовым продолжится негласная конкуренция за власть в городе. Разница в их положении в том, что с должности главы администрации муниципалитета можно быть снятым в любой момент.

– Кстати, как проявит себя в Госдуме Олег Грищенко? Будет ли он активен, исполнит ли он свое предвыборное обещание о том, что будет добиваться пересмотра межбюджетных отношений между центром и регионами?

– Я напомню вам, что предвыборные обещания даются не для того, чтобы их исполнять. Это закономерность, которая соблюдается не только у нас, но и во всем мире (уж чего там, например, ни наобещали Клинтон и Трамп). То, что Грищенко будет изображать, что пытается предпринять хоть какие-то меры в этом направлении, я думаю, сомневаться не нужно, хотя партийная дисциплина – прежде всего... Но, конечно же, такая радикальная инициатива законодательных перспектив не имеет. Можно еще помечтать о том, чтобы зарегистрировать все предприятия, находящиеся на территории Саратовской области, по месту их нахождения – представляете, какой был бы налог в местный бюджет! Зависимость от федерального центра – поводок, на котором держат любого губернатора: плохо ведешь себя – мало дадим.

– Последний вопрос – перспективы Вячеслава Мальцева как политика федерального масштаба: он ярко о себе заявил этим летом, но мандат депутата Госдумы так и не получил. Будем ждать 5.11.2017?

– ...Настолько ярко о себе заявил, что после этого демкоалиция «Парнас» решила поменять свое руководство и всю вину за то, что партия не набрала нужного процента, свалила на Мальцева. Что сказать, Мальцев – политик, который работает на уровне эпатажа. Но дело в том, что выделиться как политик в нашей стране больше нечем. Он не может предложить программы тех социально-экономических преобразований, которые не предлагают другие партии – всё уже сто раз предлагали. Более того, предложений уже столько, что на них никто не обращает внимания.

На чем хотели сыграть в «Парнасе»? Поверим, что процент людей, поддерживающих Путина, условно равен 80%. Тогда остальные 20% – потенциальный электорат той политической силы, которая будет ярко выступать против Путина. Объединив силы националистически и либерально настроенных масс, «Парнас» рассчитывал заручиться хорошей поддержкой. Но если хочешь переманить противопутинский электорат на свою сторону, то нужно играть по другим правилам, более тонко и аккуратно. Эти резкие высказывания на грани экстремизма людей пугают, мало кто хочет революционных потрясений. Часть людей, послушав Мальцева, сказали: «Эх, ничего себе, он что, с ума сошел – за что президента на кол-то сажать, какой бы он ни был?!» Мальцев палку перегнул.

Но я думаю, что главная причина неудачи демкоалиции на выборах – запятнанная репутация лидеров партии. Нужно было менять этого Касьянова на человека авторитетного, известного, адекватного, разумного, и после этого пытаться аккумулировать вокруг себя протестный электорат. Но они просто не сумели это сделать. Наверно, не хватило ресурса. И, наверно, четкой координации, слаженных усилий. Замахнулись-то они на большое дело, а ударить не ударили.

У меня большой вопрос, как Мальцев будет конвертировать обретенную славу всероссийского масштаба в то, во что ее обычно конвертируют: в деньги, связи, авторитет, власть? Ни денег, ни власти, ни авторитета он не достиг, он получил только скандальную известность. «Мальцев? А, это тот, который хочет посадить на кол президента? Ну, с ним понятно!» – махнет рукой обыватель.