Skeleton Tree 2016

Оценить
Skeleton Tree 2016
Nick Cave & The Bad Seeds: Skeleton Tree 2016

Вполне возможно, что со временем эту пластинку Ника Кейва назовут «черным альбомом». Помните – у Metallica так было. И не только из-за цвета обложки, но и по причине мрачного до абсолюта настроения этой работы выдающего музыканта и поэта. Кейв никогда не был жизнерадостным творцом. Даже самый известный и самый доступный для слушателей его альбом, выпущенный в 1992 году, носил «веселое» название «Баллады убийц» – Murder Ballads. Из него суперпопулярным стал дуэт с Кайли Миноуг Where The Wild Roses Grow. Настолько популярным, что попал в ротацию наших FM-станций.

Настроение мастера в работе над этой пластинкой вызвано личной трагедией: один из его сыновей-близнецов – 15-летний Артур – погиб, сорвавшись со скалы в английском Брайтоне, где сейчас живет семья музыканта. Но надо отметить, что работа над альбомом началась еще до того, как произошло несчастье. Наверное, это было просто предчувствие беды. Недаром музыкант в открывающей альбом песне Jesus Alone, написанной еще до гибели сына, поет: «Ты упал с неба / Совершил аварийную посадку в поле / Возле реки Адур».

Строго говоря, из восьми композиций настоящими песнями можно назвать только дуэт с датской певицей Эльзой Торп – Distant Sky и финальную Skeleton Tree. Остальное – это декламация Ника под звуки тихого индустриального нойза в сочетании с акустическими струнными и фортепиано. Наверное, именно так может звучать Леонард Коэн десятых годов двадцать первого века. Некую преемственность Ника Кейва и Леонарда Коэна критики отмечали еще после предыдущей пластинки Кейва Push The Sky Away (2013). Только песни Коэна никогда не были так безысходны и трагичны, а их автор и исполнитель столь болезненно откровенен, ведь песни Кейва исполняются не от лица лирических героев, а, как говорится, от первого лица.

Любая пластинка Ника Кейва – это событие в мировой культуре. Настолько значительное событие, что даже «Российская газета» откликнулась рецензией. Отдав должное Кейву, автор приходит к весьма спорному выводу: «Он (альбом. – Ред.) кажется итогом долгого пути от эпатажа к смирению. От свойственного многим рок-звездам желания себя «обессмертить» к принятию того, что все мы конечны – и с этим надо как-то жить. В конце концов, это был путь от буйного панка и едкого пост-панка к настоящей поэзии и измышлениями зрелого человека».

Возможно, авторам правительственной газеты нравится, что еще один бунтарь пришел к смирению. Но мы не знаем, каким будет следующий альбом Ника. Да, он может продолжить меланхолическую линию. Но может и удивить мир возвращением к панку или чем-то еще, чего мы не ждем. На то он и мастер, чтобы быть непредсказуемым.