Теперь с этой Думой всё ясно

Оценить
Да в общем-то и до так называемых выборов практически никаких сомнений не было

Выборы состоялись – обычные российские выборы. После этого побежденные рассуждают о причинах своего поражения, их утешает Алексей Навальный – мол, нет здесь побежденных по той причине, что и выборов не было. Что есть правда. Победители с неискренней радостью рассказывают, что практически весь народ (по факту – около 20 процентов) единодушно их поддержал. Саратовский блогер и по совместительству технолог «ЕР» Дмитрий Олейник, похоже, будучи в эйфории, совсем не к месту цитирует Александра Блока: «Нас тьмы, и тьмы, и тьмы...» Не к месту по той простой причине, что дальше следуют знаменитые строки: «Да, скифы – мы! Да, азиаты – мы / C раскосыми и жадными очами». На кого намекаете, Дмитрий?

Сенатор Билли Бонс

Для того чтобы стать российским депутатом – именно депутатом, а не политиком, главное, пусть это и парадокс, не иметь собственной политической программы. Программа должна состоять в безоговорочной поддержке политики партии. У партии тоже нет своей внятной программы, а то, что есть, укладывается в немудрящую формулировку «Мы всегда за президента». Вчера турки вонзили нож нам в спину, сегодня – лучшие друзья, завтра – как скажут. Программа не нужна, нужны деньги и связи. Очень важно иметь хорошие отношения с влиятельным человеком, а также в нужное время оказаться в нужном месте.

Оно всегда так было в нашей стране. Отвлекусь на небольшие мемуары. Давно уже, в период начала, а может, и расцвета застоя, я работал в одной маленькой и гордой северокавказской автономной республике, в районной газете. Район наш был небольшой, зажатый с двух сторон горными хребтами. Население – кроме тех, кто работал в учреждениях, – пасло овец, выращивало виноград и немного добывало нефть. На промыслах, однако, представители коренного населения почти не работали – все больше азербайджанцы с Нефтяных Камней. Гордые мужчины маленькой республики, повторюсь, предпочитали работать в конторах или, как сейчас бы сказали, в офисах. И тут в райком партии (тогда одна партия была, почти как и сейчас) приходит телефонограмма. Пишут из центра, что для участия во всесоюзном съезде ВЛКСМ нужен представитель коренного населения с высшим образованием, занятый на основном производстве района. Кинулись искать. Нашли одного. Симпатичный такой парень Иса – инженер в управлении буровых работ. Послали его на съезд. Только он успел вернуться, рассказать нашей газете о том душевном подъеме, который он испытал, увидев руководителей партии и правительства, как в райком снова пришла телефонограмма: для участия в съезде профсоюзов нужен представитель коренного населения, с высшим образованием и далее по тексту. Такой вот Фазиль Искандер.

Я еще работал, когда Иса успел стать делегатом XXV съезда КПСС – там тоже требовался человек именно с такими характеристиками. И ничего – не зазнался, помимо обязательного интервью рассказывал, как нефтяников-делегатов съезда принимал и угощал министр нефтяной промышленности, а в приемной им дали по конверту, а там тысяча (!) рублей. Угощал сигаретами «Делегатские» – в ярко-алой пачке и с золотым шрифтом. Потом, как я узнал, Иса стал депутатом Верховного Совета РСФСР. Наверное потому, что был представителем коренного населения с высшим образованием, занятым в основной отрасли. В районе его прозвали сенатор Билли Бонс. Хотя Билли Бонс – это пират из «Острова сокровищ» Стивенсона.

К чему этот рассказ? Да к тому, что и тогда, и сейчас в нашей стране не надо быть никаким политиком, чтобы стать депутатом.

Когда облетели лепестки

«Стирание граней между городом и селом», о котором так долго говорили коммунисты, наконец-то случилось. 18 сентября текущего года это произошло, но весьма странным образом. Вот я – городской житель и мои интересы в Государственной думе представляет Николай Панков, хотя я за него и не голосовал. Но тот же Панков представляет интересы населения Ершовского или Ивантеевского района. Однако интересы и нужды у людей из Юбилейного поселка и, скажем, из села Малый Перевоз отличны. Единственное, что может нас объединять, это финансовые – «ну вы там держитесь» – проблемы. Понятно, что Панков, если его опять назначат руководить аграрным комитетом Госдумы, может что-то сельским жителям предложить: например, какую-нибудь программу лизинга сельхозтехники или скидки по кредитам. А мне что?

Или вот Олег Грищенко. Долгое время он городом руководил, и проблемы, скажем, поселка Солнечный из своего избирательного округа он знает. Но проблемы Балтайского, Базарно-Карабулакского, Новобурасского районов? Судя по его предвыборным речам, не очень. «Надо развивать переработку, и вы встанете на ноги», – говорил он одинаково в каждом районе.

Я прекрасно понимаю, что Панков или Грищенко не должны из своих кресел в Государственной думе решать проблемы отдельных муниципалитетов или городских микрорайонов. Для этого есть городские депутаты. Но они, простите, способны только обеспечить результат голосования за себя любимых и не больше того. Да, у них, в смысле у города, нет денег. Но, подозреваю, что и желания особого нет. Сколько лет собирались устроить транспортную развязку на Стрелке, но как только решились, выяснилось, что в бюджете деньги даже на проектные работы не заложены. Или такой вроде не самый сложный вопрос – как сделать поворот влево с Соколовогорской улицы, чтобы водители не мотались по петле мимо строительного рынка. Чья там зона ответственности, кого из депутатов – Маркова или Янкловича? Что сделано, господа?

Понятно, что от олимпийцев с Охотного ряда нелепо требовать устраивать конкретные транспортные развязки в одном отдельном взятом городе. Но ни от одного я не услышал о наличии программы решения проблем, характерных для большинства российских городов: ЖКХ, дорожная сеть, аварийное жилье... Или им не надо, они ведь от села? Или от города? Не то и не другое – они лепестковые депутаты (мы уже писали об этой системе) – немного города, побольше села. Сейчас получается, что пользы ни тем, ни другим. Короче, облетели лепестки.

Нарисованный дисплей

Понятно, что это лишь мое мнение и то не обо всей Думе в целом, а о двух конкретных депутатах. Прогнозы о месте этой Думы в российской политике мы предоставим сделать независимым российским политологам, справедливо считая их анализ более квалифицированным, чем наш. Вот что сказали порталу «Медуза» Глеб Павловский и Дмитрий Орешкин.

Глеб Павловский:

«На этих выборах нет победителей и проигравших, поскольку выборов в прямом смысле слова не было. Все стороны без исключения не рассматривали эти выборы как что-то имеющее отношение к борьбе за власть. Это была площадка политического кастинга кадров для власти. И в этом смысле власти не врут, когда говорят о конкуренции. Просто здесь речь идет о конкуренции внутрипартийных групп, региональных и лоббистских группировок. И этот результат как раз таки будет иметь важное значение.

Это как раз тот случай, когда режим получает ложное подтверждение своей силы. Да, власть получила тотально управляемую Думу, но получила ее в искусственных условиях: перенос выборов на другое время, полное высушивание дебатов, падение явки. Властям нужен своего рода дисплей, приборная доска, где можно видеть показатели температуры. А они получили дисплей нарисованный, приборы ничего не показывают.

Обвал явки произошел в мегаполисах, которые должны быть локомотивами развития. Достаточно таких, как Питер, Москва, Новосибирск, Иркутск. В результате резко подскочила лоббистская сила регионов с искусственно управляемым голосованием: Кавказ, Поволжье, Кемерово. Эти «ножницы» очень опасны, потому что кабардинской деревне нечего предложить стране ни экономически, ни стратегически – это бюджетополучатели, а не производители. А те регионы, которые что-то производят, не будут представлены в Думе. Возникают две России: представленная и не представленная, и разрыв между ними растет. Это обещает нам конфликт в самом близком будущем».

Дмитрий Орешкин:

«Единая Россия» – победитель. Проигравшие – оппозиционеры, западники, европейцы. Должен сказать, что впервые за всю историю так резко проявилось расхождение в голосовании между двумя электоральными пространствами в России. С одной стороны, продвинутая, образованная, городская, состоятельная, самостоятельная, более молодая и более активная часть России – условно назовем ее европейской, только это не географическое понятие, а ценностное. И вторая – то, что называется зоной особого электорального контроля – два десятка регионов: Чукотка, Тыва, Кемеровская область, Татарстан, Башкортостан, Мордовия, Калмыкия, большая часть республик Северного Кавказа, может быть, за исключением Адыгеи. Эти регионы отличаются тем, что из цикла в цикл они дают результат голосования, который отражает не настроение граждан, а настроение местных элит. (Странно, что не указана наша область. – Д.К.)

После этих выборов Кремль получил искаженный сигнал, что в стране все в порядке. Кремль как бы получил карт-бланш на продолжение своей политики. Власть теперь уверена в своей правоте, и она будет продолжать этот крен на укрепление вертикали, завинчивание гаек, на расширение коррупционной скупки лояльности в расчете на поддержку этого, в значительной части, мифологического большинства – потому что большинство нарисовано на бумажке лояльными элитами».

Комплименты как подстава

После голосования жила только одна интрига, да и та недолго. Кто возглавит, так сказать, парламент. Спикер прошлого созыва Сергей Нарышкин говорил, что не собирается оставлять работу в парламенте. Но президент со всеми разобрался. Нарышкин отправлен руководить Службой внешней разведки, его предшественник на посту «мастера над шпионами» Михаил Фрадков возглавил совет директоров РЖД. А Вячеслав Володин ожидаемо стал спикером Думы. Осталась только одна загадка – кем или чем были спровоцированы несколько весьма странных текстов о Володине. Сначала появляется статья Владислава Иноземцева о Володине как наиболее реальном кандидате на пост президента в далеком 2024 году. Отметим одну странность – Иноземцев, по сути, не политолог, а экономист и социолог. Причем оппозиционно настроенный. Далее в тексте все приведенные там доводы можно опровергнуть одной фразой: «Кто же знает, что будет в России через восемь лет». Но все же пробежимся критически по системе доводов Иноземцева.

«...она (кандидатура Володина. – Д.К.) вписывается в уже заметные тренды на омоложение когорты высших чиновников».К 2024 году Вячеславу Володину будет 60 – не такой уж детский возраст.

«Володин совмещает в себе статус влиятельной фигуры в мире силовиков и чиновников судебной системы (в его компетенции было и «болотное дело», и нейтрализация неудобных мэров ряда городов, и более чем странное для стороннего наблюдателя дело Навального) с уважением со стороны демократических и либеральных политиков и активистов (он удостаивался комплиментов от самой Людмилы Алексеевой; не без его участия Элла Памфилова назначена председателем Центризбиркома; с его ведома на выборы 2016 г. были допущены многие оппозиционные политики)».

Но двумя абзацами выше автор указывает, что именно Володин «выдавил из публичной политики Михаила Прохорова»– согласитесь, это вовсе не свидетельствует о его тайной демократичности. Да и все выборы, прошедшие под его кураторством, отличаются заранее предопределенным результатом. Также весьма сомнительным представляется тезис Иноземцева, что именно Вячеслав Володин сможет провести экономические реформы, так как сам был бизнесменом. Кратковременное пребывание Володина во главе холдинга по производству продуктов вовсе означает, что он изнутри разбирается в предпринимательстве.

И наконец, об этом Иноземцев предпочел промолчать, Володина не назовешь докой в международных делах. Сейчас он под санкциями, чем гордится, а за рубежом был в последний раз пять лет назад – в Китае. Но главное, повторим, никто не знает и не может знать, что будет в России через восемь лет.

Мы в редакции, обсуждая эту статью, быстро пришли к выводу: статья – элементарная подстава. Вспомните, стоило Сергею Иванову намекнуть на свои президентские амбиции в 2007 году, как он тут же оказался в опале.

Каковы были побудительные мотивы Иноземцева – личное отношение к Володину, участие в чьей-то кампании (хотя для публициста его масштаба это странно) – неизвестно. Но интересно, что к тем же выводам, что и мы, пришел известный журналист Олег Кашин:

«...Сразу после выборов в «Ведомостях» вышла странная статья экономиста-оппозиционера Иноземцева о том, что именно Володина стоит считать идеальным преемником для Путина. Ну и как это выглядит – такие статьи только и пишутся для того, чтобы в утреннем обзоре печати, который Песков кладет на стол Путину, статья о Володине-преемнике была обведена красным фломастером – мол, видите, Владимир Владимирович, враги поддерживают Володина, надо бы его задвинуть куда-то...»

Но самое курьезное, что эта статья Кашина по отношению к Володину полностью комплиментарна, а завершается вообще фразой, что Кашин хотел бы обнять победившего в политических гонках Володина. Вопрос: захочет ли Володин обниматься с Кашиным? Впрочем, по части комплиментов Володину у Кашина есть еще один текст, и вот он-то, если попадет «на стол президенту», способен вызвать реальные подозрения: «...Роль верховного аппаратчика (Володина. – Д.К.) в сочетании с амбициями политика дает своеобразный «эффект Сталина» – пока харизматичные и яркие вожди тратят свои ограниченные ресурсы на революционную фразу, тихий генеральный секретарь расставляет своих людей на ключевые должности и, как сказал бы Ленин, сосредоточивает в своих руках необъятную власть».

Однако мы знаем, что все важные кадровые решения в нашей стране принимает только один человек. И он их принял. Будет ли продолжение?