Начало новой жизни

Оценить
Начало новой жизни
Говорят, что место министра информации и печати может занять Роман Грибов.

– Привет, что нового, хорошего? Есть ли жизнь после смерти? Или после выборов?

– Шутки у тебя, однако! После выборов жизнь, как мы уже с тобой неоднократно говорили, только начинается. Привет.

– Ты хочешь сказать, что у тебя много слухов? Ну не томи же...

– Самый шикарный слух – о будущем сенаторе от облдумы, Исаев же будет госдепом...

– Я что-то эту мысль не подумала. И кто этот счастливчик?

– Говорят, Капкаев. А на смену ему придет, только не кричи, Татьяна Ерохина.

– ...Я вот слова подбираю... Нет, награждать ее за успешно проведенную кампанию, конечно, надо. С другой стороны, у нас уже был печальный опыт женщины-спикера. И это при том, что Алешина была опытным политиком... И как это назначение смогут стерпеть аксакалы областной думы?

– Проголосуют как положено. Видишь ли, господа Кузнецов или Суровов, которые теоретически могли бы возглавить думу, не очень хотят расставаться со своими ректорскими креслами. Потому как спикерство – на год. А там никто не знает, что будет.

– То есть Ерохина будет председателем год?

– Я откуда знаю, Алешину тоже вроде бы выбирали до окончания срока, но поменяли через три месяца. Но пока, сама понимаешь, в случае «сбычи» прогнозов, усиливаются позиции господина Панкова.

– Ну ты огорошила... Кстати, о позициях. А что там со Стрелюхиным?

– Назначили исполнять обязанности первого зампреда правительства. Вроде бы постановление было подготовлено еще 14 сентября. Хотели было собрать внеочередное заседание думы, но, врут, Володин не разрешил. Дескать, все внимание выборам. Так что решили согласовывать кандидатуру на очередном думском заседании.

– Нормально. А министра экономики нашли?

– Пока вспомнили Ивана Панкова. Помнишь, какое-то очень короткое время он был министром транспорта?

– Нет.

– Говорят, он очень хороший человек, но не великих способностей. Сейчас он руководит локомотивным заводом в Энгельсе и близок к Стрелюхину.

– То есть его прочат на пост министра экономики?

– Такой вариант исключать нельзя.

– Смешно. Слушай, а чего это вдруг решили облагородить кусок улицы Челюскинцев? От Горького до Вольской?

– Вячеслав Викторевич велел. Говорит, что не все гости из правительства сразу сворачивают на Горького, часть по Челюскинцев едет до Вольской. Поручили Тепину привести этот квартал в порядок.

– Так загубит же всё.

– Нет. Он уже организовал покраску домов. Теперь дорогой занимается. Это же поручение Самого!

– Будем надеяться. А то ведь все, что можно, он похерил. Я, например, удивляюсь, как он до сих пор сидит в своем кресле.

– Все очень просто. Ему покровительствует Дмитрий Лобанов, к которому, сама знаешь, губернатор неровно дышит.

– Это да. Слушай, а что с «туманными перспективами» ВВВ?

– Туман был хороший. Вроде бы все нормально. Спикер. И потому как минимум два комитета наши – у Баталиной и Панкова.

– Да, шикарно. А когда начнутся главные перестановки?

– Ты говоришь о наказании невиновных и поощрении непричастных? Говорят, что место министра информации и печати может занять Роман Грибов. После объявления о закупке шикарного джипаря усилились слухи о проблемах Петрова с ГТРК. Врут, что все не очень хорошо у Юлии Литневской, которой отдали какой-то молодежный проект «ЕдРа».

– А это еще что?! Я слышала, что Литневскую прочат проректором «эконома»?

– У меня другая информация: Юлии Михайловне отдали урбанистический молодежный проект. Дескать, Сараев настаивает на ее уходе.

– Странно. Она классный исполнитель.

– Кстати, о Сараеве. Врут, что солнце объявил кастинг на должность главы администрации.

– Я уже давно ничему не удивляюсь. Впрочем, скажи мне, кто избил Ванцова?

– Кто-то из водителей администрации Заводского района. Рассказывали, что Александр Николаевич зашел в какой-то кабинет, а там какой-то человек сидел, положив ноги на стол. А на столе лежал герб...

– Представляю, как был возмущен Ванцов, который ко всей символике относится очень трепетно.

– Именно так. Был возмущен и кинулся объяснять непозволительность такого отношения к святыне. И получил в голову.

– И что?

– Ничего. С Ванцовым безуспешно пытались договориться. Потом Александр Николаевич заметил слежку и спрятался в больнице.

– Сильно. Вот тут ты меня удивила.