При всем богатстве выбора – выборов нет! (продолжение)

Оценить
При всем богатстве выбора – выборов нет! (продолжение)
Длинный перечень партий в бюллетене для голосования ни на йоту не прибавил демократии в России

Помеха 5.69

Венец борьбы за «беспрецедентно честные и открытые»

Вот и состоялись очередные выборы. Чем они отличались от предыдущих? Во-первых, нам в очередной раз было сказано, что эти выборы будут беспрецедентно честными и открытыми. Вообще-то забавная фраза: согласно ей получается, что прошлые выборы как раз и не были честными и открытыми, что по сути является чистой правдой. О честности и открытости состоявшихся 18 сентября выборов еще предстоит говорить, но сейчас речь не об этом. Поговорим о том, чем отличались выборы-2016 от предыдущих в плане законодательных новаций, и постараемся удержаться от комментариев.

Дмитрий Козенко

Главное отличие – это восстановление смешанной системы выборов. Из 450 депутатов Государственной думы следующего созыва 225 депутатов избраны по партийным спискам, а еще 225 – по одномандатным округам. Станут возможными повторные выборы по одномандатным округам в тех случаях, когда выборы там будут признаны несостоявшимися.

Идем далее: 20 октября прошлого года Государственной думой в третьем чтении принят закон об утверждении схемы одномандатных округов на выборах 2016 года – так называемая «лепестковая нарезка». Эксперты Центра экономических и политических реформ провели исследование, и они уверены, что это своего рода политическая технология. При нарезке новых избирательных одномандатных округов для выборов 2016 года ЦИК взяла на вооружение тактику «расщепления» электората в крупных городах, присоединяя территории с концентрацией городского потенциально протестного электората к более спокойным сельским территориям.

Как это выглядит: крупные города делятся на сектора – «лепестки» – между несколькими избирательными округами и объединяются с соседними муниципальными образованиями. Фактически была задействована популярная во многих странах технология – манипулирования границами избирательных округов с целью создания перевеса определенных политических сил на выборах.

Вот какие муниципальные образования входят в избирательный округ № 164, где победил представитель «Единой России» Николай Панков: Волжский район Саратова; ЗАТО Михайловское; ЗАТО Шиханы; Вольновское и Усть-Курдюмское муниципальные образования Саратовского района; Балаковский, Вольский, Воскресенский, Дергачевский, Духовницкий, Ершовский, Ивантеевский, Краснопартизанский, Озинский, Перелюбский, Хвалынский районы. Вы можете спросить, как такое возможно – где Озинки, а где Юбилейный поселок? У нас всё возможно: мудрецы из чуровского еще ЦИК тонкой полоской вдоль Волги соединили Волжский район Саратова с дальними правобережными районами области и потом через Балаково границы округа уходят на северо-восток области.

Даже сами кандидаты и их штабы, похоже, путались в новой нарезке. Иначе почему билборды Олега Грищенко «Отремонтировал 35 поликлиник» (где он столько набрал?) заполонили Волжский район? Ведь баллотировался Грищенко в Ленинском районе Саратова и в северо-западных муниципалитетах – Балтай, Бурасы, Базарный Карабулак.

Выборы всегда находились под пристальным вниманием прессы. Вниманию общественности журналисты представляли факты многочисленных фальсификаций. Надо было что-то с этим делать, и 9 марта президент подписал поправки в выборное законодательство, которые осложняют работу СМИ. Ранее журналистам для доступа на избирательный участок было достаточно редакционного удостоверения, однако теперь правила стали строже. В частности, на участок необходимо подавать списки журналистов за три дня до проведения голосования. Получить аккредитацию смогут только те журналисты, которые проработали в издании не менее двух месяцев по трудовому договору. По мнению представителей СМИ, в документе заложен ряд трактовок, которые власти могут использовать для создания препятствий журналистам.

И конечно, власть не могла забыть о наблюдателях, которые на всех прошлых выборах были реальным препятствием для фальсификаций. Ассоциация наблюдателей «Голос» была признана иностранным агентом. В феврале этого года в законодательство были внесены изменения. Отныне всех наблюдателей закрепят за конкретными избиркомами, при этом на один участок партией или кандидатом может быть назначено не более двух человек, которые смогут следить за голосованием и подсчетом голосов по очереди. Направлять в избирательные комиссии списки своих наблюдателей партии должны не менее чем за три дня до даты голосования. Раньше количество наблюдателей не оговаривалось и уведомлений не требовалось.

Венцом борьбы за «беспрецедентно честные и открытые» стали изменения в статью 5.69 Административного кодекса.

«Вмешательство в осуществление избирательной комиссией, комиссией референдума полномочий, установленных законодательством о выборах и референдумах, повлекшее нарушение установленного законодательством о выборах и референдумах порядка работы избирательной комиссии, либо создание помех участию избирателей, участников референдума в голосовании, если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния, – влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от двух тысяч до пяти тысяч рублей; на должностных лиц – от двадцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей».

При этом ни один закон не дает трактовки, что же такое «вмешательство» либо «создание помех». Наверное, члены избирательных комиссий будут самостоятельно определять это.

Взрослые кого-то выбирают

Как прошел единый день голосования в Саратове

Можно вздохнуть с облегчением. Выборы завершились. Больше никаких тонн макулатуры в почтовых ящиках, навязчивых призывов агитаторов голосовать за ту или иную партию или кандидата и рекламных роликов, суть которых сводится к одному и тому же. В минувшее воскресенье корреспондент «Газеты недели в Саратове» посетил один из избирательных участков и выполнил свой гражданский долг.

Вячеслав Коротин

Ничего больше не остается

Выборы – счастливая пора для школьников. Так как большинство избирательных участков разместились в образовательных учреждениях, для многих учеников это означает дополнительный день, свободный от уроков и домашнего задания. На пути к моему избирательному участку мне встретились два мальчугана. Один уткнулся в смартфон, а другой проезжал мимо на велосипеде. Он на ходу окликнул своего одноклассника: «Серега, мы что, правда в понедельник не учимся?». «Да! Там взрослые кого-то выбирать будут!» – со знанием дела ответил юный геймер, ни на секунду не отрываясь от экрана.

Но выбирали взрослые кого-то не в понедельник, а в воскресенье.

В воскресенье погода, мягко говоря, не радовала. Было пасмурно, временами моросил небольшой дождь. Пожилая женщина, встретившаяся мне в магазине, в такой погоде увидела происки заинтересованных лиц. «Как будто бы назло погоду испортили. Светило бы солнце и не было дождя, то все на даче давным-давно уже были. А тут – нате. Ничего делать не остается, кроме как идти голосовать», – бурчала она, расплачиваясь с миловидной девушкой на кассе. Но недовольная избирательница была, судя по всему, не в курсе, что выборы считаются состоявшимися при любой явке.

В одном флаконе

На школьном крыльце в первой половине дня было многолюдно. Многих избирателей интересовало, к какому же участку относится их дом, куда, собственно, идти голосовать. Нет, избирательных участков меньше не стало. Просто все их объединили под одной крышей – в школе. С одной стороны, это значительно упростило процесс, а с другой – создало никому не нужную толкучку. Один избирательный участок разместился в одном школьном крыле на первом этаже, второй – в другом крыле, а третий – между ними. Многие граждане не могли понять, где же им проголосовать, и метались из одного крыла в другое. Признаюсь честно, я тоже не сразу нашел того, кто выдаст мне бюллетени для голосования. Зато такая концентрация людей на сравнительно небольшой площади создавала впечатление массовости.

Далее все пошло по хорошо знакомой многим процедуре. На одном из столов, выстроенных в ряд, я увидел объявление с указанием своего адреса. Подхожу к женщине, сидящей за этим столом, присаживаюсь рядом на стульчик и протягиваю ей свой паспорт. В обмен на свою подпись я получил четыре бюллетеня для голосования. Женщина, которая мне их выдавала, объяснила, что означает каждый бюллетень. Я вежливо ее поблагодарил, хотя и сам понимал назначение каждой бумажки.

Поставил галки и пошел...

Вот с пенсионерами было посложнее. Так как бюллетеней было четыре, а один из них был изрядных размеров, то у кабинок для голосования образовалась очередь. Впереди меня стоял мужчина. Он ждал, пока галочки поставит его жена. Шли минуты, а супруга все не появлялась из кабинки. Мужчина начал нервничать: «Старая, ну ты скоро там? Че мудришь? Дело-то нехитрое! Поставила галки и пошла». «Ох, ты ж какой умный! В другом месте лучше бы умничал», – раздался женский голос из-за занавески. Через несколько минут супруга нетерпеливого гражданина все-таки вышла из кабинки. Место занял супруг. Но у него дело не пошло быстрее. Увидев такое разнообразие политических партий, он матюкнулся (было слышно через занавеску). Уверен, что он рассчитывал увидеть в бюллетене только «Единую Россию», «Справедливую Россию», ЛДПР, КПРФ, ну и, может быть, «Яблоко». А тут еще и «Коммунисты России», и «ПАРНАС», и многие другие.

Наконец-то место в кабинке занял я. Пока ждал своей очереди, успел изучить весь политический ассортимент. С тем, кому отдать свой голос, я определился еще загодя. Поэтому избирателей, стоящих следом за мной в очереди, задерживать не стал.

Электоральное селфи вместо праздничной выпивки

Но все-таки выборы в современной России и выборы в Советском Союзе – две большие разницы. «Вот раньше на выборы ходили как на праздник! Проголосовал, а потом напился. Ну чем не праздник?» – пытается шутить какой-то дедушка. Не могу сказать, что в школу пришли голосовать избиратели с угрюмыми лицами, но и от счастья они не светились. Видимо, воссоздать атмосферу советского прошлого не удалось. «Я на выборы пришел только потому, чтобы за меня никто другой не проголосовал. Так-то результат известен заранее. Уже загодя начали вынюхивать, собираюсь ли я идти на выборы, интересоваться, прислать ли мне на дом урну для голосования», – недовольно отвечает дедушке-шутнику пожилой мужчина.

Деловитее всех выглядели некоторые из наблюдателей. В студенческие годы мне также доводилось подрабатывать наблюдателем. Наверное, на своих первых выборах в качестве наблюдателя я сидел на стульчике с ничуть не менее важным лицом. Правда, спустя часа четыре внимательного бдения мне это наскучило, и лицо я сделал попроще.

Не удалось мне встретить тех, кто занимается опросом избирателей на выходе с избирательных участков. Выйдя из школы, я немного покрутился на школьном дворе, но интервьюеров так и не дождался. Зато я отметил новомодную тенденцию. Молодежь, пришедшая голосовать, поголовно делает селфи если не на избирательном участке, то перед входом точно. «У меня молодой человек ни в какую не хочет идти голосовать, хотя живет прямо напротив избирательного участка. Два шага лень уже сделать. Вот я сейчас выложу селфи, он увидит и, может быть, пойдет и проголосует», – объяснила мне любительница делать послевыборное селфи.

Продолжение темы