Будь как Абрамович. Или как сорняк

Оценить
Будь как Абрамович. Или как сорняк
Саратовским предпринимателям привели в пример Романа Абрамовича и напомнили про «пендель»

Что мешает начинающим предпринимателям в России: бюрократия, высокие налоги или собственный страх? И чего им не хватает, чтобы все это преодолеть? Эти вопросы были подробно обсуждены в рамках научно-практической конференции «Перспективы развития предпринимательства в молодежной среде», состоявшейся на минувшей неделе в саратовском «экономе» (ССЭИ РЭУ им. Плеханова). В ходе обсуждения вспомнили успех уроженца города Романа Абрамовича, а зампред Александр Соловьев рассказал трогательную (и поучительную) историю из личной жизни.

Сдержки и противовесы

В России создано огромное количество структур для поддержки бизнеса, начиная от бизнес-инкубаторов и заканчивая общественными организациями вроде «Опоры России» и «Деловой России». Тем не менее говорить о том, что с бизнесом в России дела обстоят хорошо, пока еще преждевременно. Что же нам все-таки мешает?

Во-первых, по мнению члена Общественной палаты Саратовской области Михаила Волкова, в российском государстве есть структуры, которые и помогают, и препятствуют развитию бизнеса одновременно. Например, налоговая служба. С одной стороны, она предоставляет предпринимателям льготное налогообложение. С другой – является элементом сдерживания, так как в ее работе есть некоторые «перекосы».

«При проверках, дополнительных налогообложениях и, особенно, когда у нас постепенно повышаются налоги по многим направлениям», – пояснил докладчик.

Кроме того, некоторые структуры вообще занимаются тем, что оберегают одних предпринимателей от других.

«Как только эта смычка происходит, любая из этих федеральных структур может разорвать практически любой бизнес», – заметил Волков, пояснив, что это относится и к МЧС, и к ФАС, а также к судам, прокуратурам и администрациям. Например, за последние четыре года число людей, находящихся в СИЗО по экономическим статьям, выросло на 70 процентов.

«То есть экономика падает, количество посадок растет», – сделал вывод общественник. Число уголовных дел по экономическим статьям выросло на 22 процента, а ходатайства об избрании меры пресечения почти всегда удовлетворяются в виде заключения под стражу.

Традиционную российскую бюрократию тоже никто не отменял. «На сегодняшний день мы имеем сто с небольшим услуг, которые можем оформить в Саратовской области без документов», – отметил Волков. Для примера, в Южной Корее таких услуг – пять тысяч. Свою лепту вносит и чрезмерно запутанное законодательство: число документов от различных федеральных служб идет на тысячи, и большинство предпринимателей просто не успевают следить за все новыми и новыми нормативами (одним из присутствующих было добавлено, что российское законодательство претерпевает в среднем восемь изменений в день).

Разумеется, нельзя сказать, что с этими проблемами совсем ничего нельзя поделать. Часть из них можно решить уже на местном уровне: упростить бюрократию, отрегулировать значительную долю налогов.

Не бойся, не проси

Другая проблема – в низкой информированности предпринимателей о тех возможностях, которые им уже предоставляет государство. Волков привел в пример открытый бюджет, который можно найти в интернете, однако далеко не всем о нем известно. С бюджетом можно не просто ознакомиться, но и анализировать его в различных разрезах, сравнивать по разным показателям с другими регионами. Это позволяет делать выводы касательно того, чем сейчас на рынке наиболее интересно заниматься. В былые времена предпринимателям об этом и мечтать не приходилось. «Раньше люди с этим вопросом бегали, шушукались с чиновниками. Аналогичную точку зрения высказала и руководитель студии танцев «Inside» Юлия Долотова. «Могу сказать, что одной из причин, по которой люди не идут в бизнес, является просто недостаток информации, – отметила Долотова. – О том, что есть меры государственной поддержки, причем очень серьезные и действительно работающие, я узнала только недавно». Было предложено сделать такую информацию более доступной для молодежи: например, запустить ее в соцсети.

Проректор по научной работе ССЭИ РЭУ Николай Яшин рассказал о других препятствиях в развитии предпринимательства, мало зависящих от государства. Он сослался на результаты социологического исследования, согласно которым 21 процент опрошенных препятствием для занятия бизнесом назвали страх. В опросе эта причина занимает второе место (после недостатка стартового капитала (43 процента)). Хотя, как считает сам Яшин, дело тут, скорее, не в страхе, а в отсутствии опыта. В эту же категорию можно отнести и низкий уровень подготовки начинающих предпринимателей.

«Люди не очень хорошо себе представляют, как сделать из одного рубля два, – отметил Волков со ссылкой на собственный опыт общения. – Это не то что уровень образования, а именно уровень вовлеченности в процесс. Он, к сожалению, частенько носит инфантильный, абстрактный характер».

Кольцо зампреда Соловьева

В конечном итоге общественник высказал мысль: все причины и проблемы будут преодолимы, если у предпринимателя найдется самое главное качество – мотив. «Я вам сейчас могу назвать десятки успешных предпринимателей – Саратовской области или на федеральном уровне, международном, – которые на старте не имели ничего»,– пояснил Волков. И в подтверждение вспомнил историю саратовского сироты, а ныне – жителя туманного Альбиона, владельца футбольного клуба «Челси» и просто миллиардера с красивой британской фамилией Романа Абрамовича. «Мы, как предприниматели, по сути, должны быть как сорняк: нас закатывают в асфальт – мы должны прорастать, – продолжил мысль Волков. – Идеальный вариант – когда нам никак не помогают. Мы сами должны порасти через этот асфальт, найти любую маленькую трещину. Именно так появляются настоящие предприниматели».

Эту идею горячо поддержал заместитель председателя правительства Саратовской области Александр Соловьев. Чиновник вспомнил историю из собственной жизни, произошедшую еще в начале 90-х: «Для меня самый мотивирующий фактор был один – как для студента второго курса, уже женатого, имеющего ребенка, – выжить. Когда жена снимает кольцо и говорит: «На, сходи, хлеб купи». И когда я шел за хлебом, продав кольцо, для меня это был такой мотивирующий фактор – что я не хочу больше этого делать. И это у меня осталось в подсознании: что я, здоровый мужик с образованием... На пятом курсе, хорошо учась, я принял решение: ушел перед госэкзаменами только лишь ради того, чтобы прокормить свою семью. Это была моя жесточайшая мотивация. И я просто не хочу туда возвращаться, чтобы у меня во второй раз повторилось колечко. Мне просто стыдно перед своей женой. Поэтому здесь должно быть: закатали в асфальт – ты нашел трещину».

По всей видимости, зампреду так понравилось сравнение с закатыванием в асфальт, что он даже пересказал сюжет вспомнившегося ему мультфильма о мальчике и девочке в современном мире: «Девочка бежала <...> и говорила: «Пойдем, я тебе покажу чудо». Бежали, летели на вертолете, самолете. И они прибегают: и там березка вырастает из-под асфальта. Вот это один в один, как Михаил Владимирович [говорил]... Полностью ассоциация того мультфильма у меня сложилась».

Зампред согласился, что сейчас «ну просто всё есть» для открытия собственного бизнеса. Необходимо лишь самое главное – огромная внутренняя мотивация. «Или, как еще говорят, жесточайший внутренней пендель самому себе. Для того чтобы эти делом жить, гореть», – пояснил чиновник.

В любом случае, то ли из-за дефицита мотивации, то ли по другим причинам, но ситуация с предпринимателями в Саратовской области действительно обстоит неоднозначно. Так, по информации Волкова, количество бизнесменов у нас примерно вдвое меньше, чем в Липецкой и Белгородской областях. При этом стоит отметить, что численность населения в каждом из этих регионов значительно меньше, чем в нашем.


[кстати сказать]

«Тебе могут на входе в администрацию сказать: нет»

Начинающие предприниматели рассказали, как в регионе на практике обстоят дела с административными барьерами

Чем-чем, а бесконечными проверками молодой бизнес сейчас, похоже, действительно не кошмарят. Во всяком случае, по словам совладельца антикафе «Дружба» и кафе «Кашеварня» Юлии Цветковой, ей с этой проблемой столкнуться пока не довелось: «Мы попадаем под систему, по которой первые три года к тебе никто не ходит с проверками, только если не было заявлений от граждан. Поэтому у нас не было ни одной надзорной службы, никто не чинил нам никаких препятствий. В этом смысле вообще было очень легко». Единственным ведомством, с которым пришлось активно работать, оказалась налоговая, однако и к ней никаких претензий собеседник не имеет: «Налоговая на Бирюзова сейчас работает очень слаженно, очень четко и очень комфортно. За те четыре года, которые я ее посещаю, сам процесс значительно изменился: там индивидуальная очередь, кондиционеры, удобный зал. В общем, никаких проблем с ними не было».

Хотя совсем без нареканий, конечно же, не обходится. Например, муниципальные службы Саратова не стремятся проявлять гибкость при работе с бизнесом. «Есть определенные нормы, которые устанавливают МУПы, с которым ты обязан заключать договор, – отметила Цветкова. – И никакая из этих организаций не способна к диалогу». В пример собеседница привела плату за вывоз отходов: «Мы в «Дружбе», имея один мешок мусора в день, платим при этом более 4 тысяч рублей в месяц за вывоз мусора. Как раз потому, что они не способны к переговорам, им не интересно прийти и посмотреть, какой у тебя реальный объем. Конечно, нам было бы удобнее работать, если бы в таких организациях были больше менеджеры, чем канцелярские служащие».

Другой собеседник – Дмитрий (пожелал не называть свою фамилию и сферу предпринимательства) – оценивает ситуацию более скептически. Да, на проверки действительно наложен мораторий, давать взятки тоже никому не приходится, однако организация работы чиновников все равно заметно хромает. Что в результате и выливается в пресловутый «административный барьер». «У нас будто не для людей все сделано, – дает оценку собеседник. – Тебе, чтобы реально что-то оформить, получить какую-то лицензию или бумажку, нужно восемь кругов ада пройти». К тому же российское правительство как будто потакает крупному федеральному бизнесу, конкурировать с которым местным предпринимателям и так сложно. «Допустим, введение ЕГАИС (государственная система для контроля над производством и оборотом алкогольной продукции. – Прим. ред.), – приводит пример Дмитрий. – Понятное дело, что крупные компании это нововведение осилят. А малый бизнес его не потянет, это дополнительные препоны. А что такое ЕГАИС? Это сбор денег в пользу государства».

В глубинке дело с административными барьерами обстоит еще сложнее. По словам главы крестьянско-фермерского хозяйства Дмитрия Грошева (Советский район), что бы ни декларировалось с высоких трибун про поддержку молодых предпринимателей, на деле все обстоит совершенно иначе.

«Даже для меня, человека достаточно пробивного, выбить землю было очень тяжело», – вспоминает собеседник. Получить землю, не имея связей в местной администрации, предпринимателю крайне непросто. Тем более если он плохо ориентируется в ситуации. «Они имеют право не дать землю в связи с тем, что у них ее нет в кадастрах. На самом деле она есть, – поясняет собеседник. – Если ты не подкован во всех этих делах – не знаешь, какие земли есть, что-то еще, тебе могут просто на входе в администрацию сказать: нет, нет, нет. Местные власти – сколько бы ни говорили, что они всего лишь местные власти, – они решают, кто и где будет». Собеседник делает вывод, что проблемы современного бизнеса кроются вовсе не в недостатке деловых людей: «Сейчас проблема не в том, что нет инициативных людей, а в том, что им ставятся препоны. Как бы на высших уровнях этого ни отрицали».