Доверия нет. Вот что главное

Оценить
Доверия нет. Вот что главное
Чтобы малый бизнес рос и развивался, существующих мер господдержки недостаточно

Очень важный вопрос обсуждали в минувший четверг на заседании правительства Саратовской области: меры стимулирования развития малого и среднего бизнеса. Потому что кризис, потому что страшно, потому что действующий малый бизнес в такое время стремится укрыться в тени (если не исчезнуть совсем), а начинающий топчется на пороге и не решается начаться. Власть, в том числе и местная региональная, ставит себе задачу: редеющую малочисленную популяцию легальных малых и средних предпринимателей увеличить в разы. Потому что это деньги – чем больше бизнеса существует в природе, тем больше денег возникает в бюджете.

Время проблемы бизнеса не лечит

О том, что в Саратовской области на сегодняшний день представляет собой малое и среднее предпринимательство (МСП), а также какие меры по его развитию предпринимают власти, на заседании правительства рассказывала исполняющая обязанности министра экономики и инвестиционной политики региона Юлия Винокурова.

Она сообщила, что в настоящее время 65% всех предприятий и организаций области составляют малые и средние формы хозяйствования. И это не считая индивидуальных предпринимателей, которых в Саратовской области, по данным Винокуровой, свыше 54 тысяч. А всего в регионе 86 тысяч предприятий малого и среднего бизнеса. И занято на них 144 тысячи человек, то есть каждый пятый житель Саратовской области из числа экономически активного (работоспособного) населения.

В 2015 году оборот малых и средних предприятий составил 338 млрд рублей, налогов было собрано около 4 миллиардов. При этом только за прошлый 2015 год налоговые поступления выросли на 7,7% по сравнению с 2014-м.

В министерстве экономического развития области считают, что все эти показатели могли бы быть еще выше, если бы не некоторые «но».

Как показал последний анализ проблем саратовского бизнеса (а правительство у нас, оказывается, регулярно проводит такие анализы), предпринимателей – и малых, и средних – очень беспокоят административные барьеры, высокая налоговая нагрузка, нестабильность российского законодательства, сложность получения доступа к земельным участкам, а также низкий уровень качества услуг естественных монополий.

То есть какие бы меры по улучшению делового климата ни предпринимали власти за последние годы, бизнес как-то не очень чувствует на себе изменения к лучшему и сегодня жалуется на то же, на что жаловался и десять лет назад.

При этом к старым «недугам», вроде административных барьеров и высокой налоговой нагрузки, добавляются новые – вроде отсутствия доступа субъектов малого и среднего бизнеса к кредитным ресурсам. И дело даже не в высоких процентах, как выясняется. По словам многих представителей МСП, банки попросту отказываются их кредитовать.

Правительство тоже в курсе и как-то пытается этот вопрос «порешать». Как сообщила на правительственном заседании Юлия Винокурова, вопрос с банками на предмет кредитования бизнеса сейчас активно прорабатывается. Есть даже какая-то специальная программа стимулирования кредитования, в которой сегодня участвуют 23 саратовских предприятия МСП с проектами на общую сумму 2,6 млрд рублей. При этом восемь проектов якобы уже даже получили деньги – 600 миллионов на всех.

Кредиты, впрочем, удается выбивать не всем подряд, они предназначены только для избранных. Например, для бизнеса, развивающего проект в определенной – приоритетной для экономики региона – сфере. Если говорить о профинансированных банками (в кредит) саратовских проектах МСП, то деньги дали на развитие птицеводства, на производство молочных продуктов, на проекты строительства и ЖКХ. Еще 11 заявок (в том числе на создание оросительной системы) ждут вердикта.

Не новые меры поддержки

Для облегчения доступа бизнеса к кредитным ресурсам в Саратовской области по-прежнему работают государственные инструменты поддержки – Гарантийный фонд и Фонд микрокредитования.

По словам Винокуровой, за последние 2,5 года гарантиями через федеральную Корпорацию МСП воспользовались 126 субъектов малого и среднего бизнеса на сумму свыше 706 миллионов рублей. Это позволило предпринимателям привлечь больше 1,2 миллиарда рублей в кредит. Причем в данном случае речь идет о финансировании дорогостоящих проектов – свыше 50 миллионов рублей. На региональном уровне региональными фондами, как заверила Винокурова, ведется аналогичная работа, просто с меньшими объемами.

Если верить чиновникам, то финансовую помощь от местных фондов – гарантийного и микрокредитования – получили свыше 800 субъектов МСП.

Еще одна не новая мера поддержки малого и среднего бизнеса – упрощение доступа к использованию государственного и муниципального имущества, а проще говоря, к аренде государственных и муниципальных помещений на льготных условиях. Эта работа, по словам Винокуровой, ведется совместно с Росимуществом и органами местного самоуправления. В частности, сейчас формируется реестр помещений, свободных от чьих-либо притязаний. Утверждено уже 162 объекта, на которые может претендовать бизнес. В него включены брошенные турбазы, библиотеки, административные здания и т.п. (Ознакомиться с текущим перечнем объектов можно на сайте Сorpmsp.ru).

Что касается решений, облегчающих налоговое бремя бизнеса, то по словам Юлии Винокуровой, за последние три года их было принято более чем достаточно. И тем не менее поиск новых путей правительством все равно ведется, даже в ущерб наполнению бюджета, в расчете на будущую отдачу.

В последние годы были введены двухлетние «налоговые каникулы» по 83 видам предпринимательской деятельности в производственной, социальной, научной сферах, а также в сфере бытовых услуг. Продлено действие пониженных налоговых ставок для отдельных категорий налогоплательщиков упрощенной системы налогообложения. В среднем на 30% снижена стоимость патентов по всем 64 видам предпринимательской деятельности. А цены на патенты установлены на минимально возможном уровне.

Валерий РадаевИ все это, по словам и.о. министра экономики, дало отдачу.

«Дело сдвинулось с мертвой точки – в регионе начали брать патенты», – заявила Юлия Винокурова. Если в 2013 году предпринимателями было приобретено всего 180 патентов, то только за первое полугодие 2016 года – уже 730. Поступления налогов по патентам выросли в 3,5 раза: с 7,4 млн рублей в 2013 году до 26,9 млн рублей в 2015 году.

«Есть примеры получения патентов по нулевой ставке. Это репетиторы, косметологи, парикмахеры, бригады по ремонту и отделке – то есть представители самых проблемных, теневых сфер экономики, которые выходят в легальный сектор экономики», – отметила Винокурова.

Может, принудить?

И все-таки чего-то этим мерам не хватает. Ведь структура экономики региона, по большому счету, не меняется, чего бы правительство со своей стороны ни делало.

Отсутствие видимых результатов заметил и губернатор области Валерий Радаев, заявив, что «надо досконально разбираться», перенимать эффективные практики по созданию условий для развития бизнеса и вообще, мол, с бизнесом надо налаживать доверительные отношения, тогда и процесс пойдет. (Умеет же иногда Валерий Васильевич здравую мысль сказать, своевременную и актуальную.)

Александр ЛандоНо здравомыслие в тот день сопровождало не всех участников заседания. Не менее наблюдательный Александр Ландо, председатель Общественной палаты Саратовской области, тоже сделал свои выводы по поводу эффективности мер поддержки малого и среднего бизнеса. По его словам, бессмысленность всех потуг минэконома становится очевидной, стоит только сравнить численность ИП в Саратовской области с количеством предпринимателей в других регионах. У нас доля ИП от общей численности населения составляет 3%, а вот в Волгоградской области – 4,5%, указывает Ландо. При этом, по его словам, ни для кого не секрет, что реально предпринимателей в нашем регионе намного больше (какие-то эксперты об этом авторитетно заявили несколько лет назад), просто солидная их часть работает нелегально – никак не регистрируя свою предпринимательскую деятельность и, соответственно, не платя налоги. На налогах, напоминает Александр Соломонович, региональный бюджет недобирает минимум по миллиарду в год из-за этой теневой деятельности бизнеса.

Ландо предлагает бороться с этим безобразием и, в частности, настоятельно рекомендует установить целевые показатели по приросту легальных предпринимателей по 10 тысяч (субъектов или человек) в год. А ответственность за прирост численности популяции предпринимателей возложить не только на министерство экономического развития, но и на руководство каждого муниципального образования региона.

Да не о том вы, Александр Соломонович!

Александр СоловьевПредложение Александра Ландо смутило многих и губернатора в первую очередь. Валерий Радаев даже как-то растерялся поначалу и попросил поделиться соображениями на этот счет своего зама Александра Соловьева. Тот ничего вразумительного сказать не смог, может быть, даже не слушал выступление видного саратовского общественника, поэтому и ограничился фразой: «Все предложения Общественной палаты проработаем и саккумулируем».

Губернатор же решил, что ничего тут аккумулировать не надо, потому что Ландо предлагает заставлять людей заниматься бизнесом, а это физически невозможно.

Ландо в свою очередь уточнил, что заставлять надо легализоваться тех, кто работает «в тени», и это, мол, задача правоохранительных органов и налоговой службы, которая «ничего не делает».

«Надо навалиться на эту тему», – настаивал Ландо, напоминая, что искать нелегальных предпринимателей долго не придется. «Практически все грузоперевозки у нас в области – нелегальные», – дал общественник наводку.

Валерий Радаев тем не менее решил, что если наваливаться на эту тему таким способом, каким предлагает Ландо, то эффект может получиться обратным.

«В конце концов, мы сегодня говорим не о том, как принудить, а о том, как стимулировать людей заниматься бизнесом и делать это легально. Между властью и бизнесом должно быть взаимодействие и доверие. А мы того пока не достигли», – снова дал мудрую оценку губернатор.