Идет беда, откуда не ждали

Оценить
Идет беда, откуда не ждали
Мы уже однажды помещали в газете рисунок, показывающий, какой должна быть связь доллара и рубля при определенной цене на нефть. Но такую наглядную агитацию повторить никогда не жалко
Пока российское население верит президенту, количество рублей в стране в очередной раз увеличивают

Дефицит федерального бюджета за первое полугодие 2016 года составил 1,5 трлн рублей. А власти на весь год планировали бюджетный дефицит в 1,7 трлн рублей. 245 млрд рублей власть вынуждена была занять в первом полугодии на рынке внутренних заимствований. За весь год планировали занять 300 млрд. Внешний рынок заимствований для нас закрыт западными санкциями, и добыли мы там для покрытия дефицита гораздо меньше. Таким образом, велика вероятность того, что в нынешнем году придется сокращать бюджетные расходы гораздо больше, чем на запланированные 500 млрд рублей.

Брать взаймы до бесконечности на внутреннем рынке – это путь к пирамиде ГКО, который приведет страну к дефолту и повалит банковскую систему. Вменять обязательно-принудительные покупки гособлигаций населению правительство тоже пока вряд ли решится.

Иностранные банки начнут кредитовать российскую власть, только если она покается, что принесла много бед Украине. Если она признает свою вину, то все политические и материальные последствия присоединения Крыма и стремления помочь жителям Донбасса создать Новороссию затронут и всех жителей России, обманутых госпропагандой. До таких политических западных кредитов действующему российскому руководству еще надо дозреть, как дозрел в свое время президент Советского Союза Михаил Горбачев.

Пока действующее российское руководство будет использовать другие инструменты для выруливания российской экономики на безопасный, с его точки зрения, курс. Отпустить затухающую экономическую жизнь в свободное плавание государство не способно, потому что не для того государственные деятели ее заорганизовали. А это означает, что сначала мы истратим свои резервные бюджетные фонды с заначками, сделанными в период высоких нефтяных цен, а потом запустим инфляцию вместе с девальвацией – и все с благой целью. Власть этих своих намерений не скрывает. Сам президент Владимир Путин на минувшей неделе намекнул на необходимость девальвации рубля. А его советник Андрей Белоусов, в недалеком прошлом – министр экономического развития РФ, совсем прямо объяснил президентские слова, сказав, что «сегодня рубль начинает переукрепляться, это работает в минус, имею в виду, что это сокращает и доходы бюджета, усиливает бюджетную проблему».

Ослабление собственной валюты – не повод для паники. Например, американские власти держали слабым свой доллар долгие годы. Но эта мера хорошо работает, если есть четкие стратегические экономические цели. Наполнение слабыми деньгами государственного бюджета – для раздачи этих обесцененных рублей по государственным обязательствам – такой целью точно не является. Это – вынужденная политическая тактика заливания проблем, которая рано или поздно приведет страну в условия инфляции. Вышедший из-под контроля рост цен может быстро пойти в галоп. Разыгравшаяся гиперинфляция требует от государства «обрезания нулей».

На какое-то время деноминация может привести в чувство экономику. Но, как правило, более успешной является только та денежная реформа, что проводится после смены власти и изменения экономического курса. В противном случае деноминацию приходится проводить снова и снова.

Например, в Белоруссии ее недавно провели в третий раз. Но эксперты уверены, что это не спасет соседнюю страну, если в ней все так же будут печатать лишние деньги, выдавать дешевые кредиты государственным предприятиям и продолжат легкомысленно относиться к реальному положению дел.

Эти три составляющие нынешней белорусской экономики характерны и для российской. Именно поэтому мы решили присмотреться к белорусской деноминации повнимательнее. Вдруг и наша не за горами?

Валютные волнения

Тревожные новости лучше воспринимать конструктивно

Слова «инфляция», «девальвация», «деноминация» будут оставаться для простого человека пустым звуком из телевизора, пока он твердо не запомнит, что инфляция приводит к деноминации, а девальвация – к инфляции. Между тем рубль с огромной долей вероятности серьезно ослабнет по отношению к доллару уже до конца года.

Платежеспособность российского рубля падает вместе с ценой на нефть. О том, что российская валюта будет дешеветь, если нефть надолго уйдет ниже 90 долларов за баррель, эксперты начали предупреждать еще два года назад. В настоящее время нефть, покачавшись несколько месяцев за отметкой в 50 долларов за баррель, стремится стоить дешевле 40. Очень серьезные аналитики предрекают, что этот наш стратегический продукт в очень обозримом будущем будет стоить даже 25-29 долларов за баррель, потому что предложение скоро значительно превысит спрос. Уже добытую нефть скоро просто некуда будет девать. В Китае, например, строится уже третья очередь хранилищ. Саудовская Аравия хранит свое «черное золото» в танкерах на рейде в Персидском заливе в ожидании спроса. Танкеры с нефтью стоят в Карибском море, в Мексиканском заливе. На нефть нет спроса, а значит, цена ее предложения будет снижаться. Не менее серьезные эксперты предрекают и совершенную катастрофу из-за цены в 12 долларов. Это произойдет в том случае, если американцы действительно снизят повсеместно себестоимость добычи нефти, как обещают, до двух долларов за баррель.

Дешевая нефть, заполняя мировые рынки, не просто обрушит российский рубль. Дешевая нефть – это пустой бюджет и невыплаты зарплат, остановка работы предприятий, привязанных к импорту сырьем, комплектующими и технологиями, это задержки пенсий, стипендий и других государственных выплат. «Под влиянием низких цен на нефть доля нефтегазовых доходов в общем объеме доходов снизилась до 36% (в Законе о федеральном бюджете предполагалось, что в целом в 2016 г. этот показатель будет равен 44%)», – говорится в последнем обзоре Центра развития Высшей школы экономики. Экономисты объясняют, что и этой цифре помогла частичная девальвация рубля.

Стоимость барреля
В ячейках таблицы – профицит/дефицит бюджета в миллиардах рублей.
В зеленой зоне дефицита нет, в желтой – дефицит еще может быть покрыт
из резервного фонда, а в красной – в бюджете просто нет такой суммы.

Чем меньше денег в иностранной валюте приходит в Россию платой за наши товары, тем строже государству приходится следить за ввозом товаров из-за границы. Формула платежного баланса примитивна: нельзя платить за ввезенные товары больше, чем за вывезенные. Основной экспортный товарный поток из России составляют газ, нефть и нефтепродукты. Не имея возможности заместить выпадающие доходы от их продажи другим продуктовым рядом, власти вынуждены ограничивать импорт любыми доступными способами.

Теперь представьте, что импорт товаров народного потребления перестает поступать в Россию. Какое-то время люди продержатся, перепродавая друг другу избыток тряпья, обуви и бытовой техники, что накопили за прошлые сытые годы. Никто же не станет отрицать, что в каждой российской семье уже есть минимум два телевизора, зачастую два холодильника, иногда два автомобиля, и точно – минимум по одному сотовому телефону на каждого члена семьи. Но в конце концов этот кругооборот подержанных товаров будет сходить на нет в отсутствие новых поступлений из-за границ нашей родины.

Дефицит привычных товаров – не главная беда, которая в любой момент может на нас обрушиться. Вместе с ним придут задержки зарплат, безработица и стремление власти напечатать побольше денег, чтобы решить все эти проблемы и не вызвать недовольство у большинства населения, которое сейчас подавляющим своим большинством поддерживает президента. В преддверии президентских выборов 2018 года можно предположить, что денег напечатают столько, сколько надо, чтобы люди могли купить необходимое.

Это будет серьезный шаг в сторону инфляции, но не единственный в сторону пропасти, разверзающейся перед Россией. Безработные с остановившихся частных предприятий будут вынуждены пробовать стать коммерсантами или бандитами – жить-то людям надо. Все это мы уже в России проходили. И гиперинфляцию, когда у одних за несколько месяцев обесценивались на вкладе деньги, накопленные за всю жизнь, а другие кредит на квартиру, взятый на всю жизнь, гасили одной зарплатой. И превышение покупательского спроса над предложением. И молодых инженеров, ставших до пенсии «челноками». И бандитский Петербург, Ростов, Саратов...

Старшая часть населения страны уж точно этого повтора событий не желает. И даже думать о нем не собирается. А зря. На днях президент Владимир Путин намекнул на одном из собраний-заседаний, что рубль как-то неправильно оторвался от нефти. Ее цена падает, а наша валюта лишь чуть шатается, и рубль почему-то остается сильным и крепким.

Объяснить тревогу президента легко. В первом полугодии в федеральный бюджет собрали всего треть запланированных годовых доходов. И, конечно, положение нужно исправлять. Легче всего это сделать, девальвировав рубль.

Агитируя бизнес-омбудсмена Бориса Титова разделить его убеждение о том, что рубль переукреплен, Владимир Путин просил обратить внимание на то, что тенденция к росту курса рубля «кого-то радует, кого-то не очень», и призвал найти баланс между интересами бизнесов, которым выгодна более слабая и более сильная национальная валюта. «Тем, кто закупает по импорту, это (слабый рубль. – Ред.) не очень нравится, а тем, кто расходы имеет в рублях, а продает за границу, как раз слабая национальная валюта более выгодна», – объяснил президент.

Такие простые бесхитростные президентские размышления легко позволяют понять, что первое лицо нашего государства сейчас на самом деле не только федеральный бюджет интересует, хотя должен был – за полугодие в него собрали всего треть плановых годовых доходов, но и прибыль компаний типа Роснефти и Газпрома, которые возглавляют его близкие друзья. А если все так серьезно, то управляемая девальвация становится все вероятнее и вероятнее.

Тревожно в этом случае то, что населению не разъясняются азы того, что такая управляемая девальвация (обесценивание рубля по отношению к мировым общепризнанным валютам с целью получить больший доход в рублях) приведет к инфляции (росту цен и обесцениванию вкладов в банках). Люди узнают это на своей шкуре. Более чем 40 процентам россиян, по данным социологов, уже не хватает денег на продукты и одежду. А приток вкладов в банки сократился, по данным за последний месяц, на 60 млрд рублей.

Недостаток денег в бюджете, который государственная власть умудрилась одновременно сделать и основным кормильцем, и основным транжирой в российской экономике, подтверждают в последние недели по очереди все федеральные министры. Одно за другим из Москвы идут известия хуже некуда. Пока самое здравое с точки зрения экономической науки предложение сводится к тому, чтобы срочно поднять пенсионный возраст. Российский демографический дисбаланс, когда с каждым годом растет число неработающих на одного работающего, обостряется из-за угрозы роста безработицы. Искусственное снижение количества пенсионеров, по замыслу чиновников, приостановит рост расходов бюджета на их пенсии. Иначе бюджетные «заначки» в резервных фондах исчерпаются уже до конца 2016 года. Но вероятность того, что президент Владимир Путин пойдет на поводу у чиновников и обрушит доверие к себе старшего поколения россиян, небольшая. Уж лучше он напечатает побольше обесцененных рублей, а потом разберется с последствиями.

Платежеспособному пока населению России на фоне всех таких тревожных новостей дальновиднее все-таки, наверное, прикупить себе немного иностранной валюты. Такой стратегии сохранения сбережений, конечно, очень препятствует убежденность большинства российских граждан в том, что американцы и европейцы – супостаты, в отместку которым мы можем ненавидеть их доллары и евро. Но на всякий случай хорошо бы не забывать, что серьезные эксперты еще в начале года прогнозировали, что к концу года доллар будет стоить 100 рублей. А самые смелые из них замахивались и на 125 рублей за доллар.

Три рубля = три похода в кино + обед

Нашим собеседникам были заданы вопросы, когда им было комфортнее всего жить: при советских рублях, миллионах девяностых годов или в двухтысячные, при нынешних деньгах? И к какой современной купюре можно приравнять советский рубль?

Любовь Михайловна ЗахароваЛюбовь Михайловна Захарова, пенсионерка, тренер, учитель физкультуры, 67 лет:

ЛУЧШЕ ВСЕГО БЫЛО В КОНЦЕ СЕМИДЕСЯТЫХ – НАЧАЛЕ ВОСЬМИДЕСЯТЫХ

С недавнего времени я неработающая пенсионерка. Если вспомнить, когда мне было комфортнее всего жить, то это советское время, конец семидесятых – восьмидесятые годы. Семья у меня небольшая – я, муж и дочка. И тогда мы жили нормально. Питались, одевались, отдыхали на Волге. У нас была лодка, и траты на бензин не пробивали брешь в семейном бюджете.

Когда я работала судьей на соревнованиях, это был официальный приработок к зарплате тренера, в день мне платили пять рублей. Это были хорошие деньги. Можно было купить килограмм качественной колбасы, доехать домой на такси и еще на деликатесы оставалось. Сейчас за ту же работу государство платит 160 рублей. Что на них можно купить? Если привязываться к колбасе – граммов триста, наверное.

Моя последняя зарплата – 20 тысяч рублей. Это с учетом звания заслуженного работника физкультуры, высшей категории и стажа. Плюс пенсия. Я не жалуюсь, мне хватает. Но и потребности у меня скромные – за квартиру заплатить, поесть и одеться. Я могу позволить себе в силу возраста не покупать дорогие вещи. Но вот если моя дочь придет на работу в дешевом китайском ширпотребе за тысячу рублей, ее не поймут. Зарплата у начинающего учителя – 13 тысяч рублей. Как на эти деньги жить, имея семью?

Сейчас у меня грудная правнучка. Только памперсов надо пять-шесть в день. А один стоит 95 рублей. Плюс одежда, детское питание, смеси, соки, пюре – всё очень дорого. Молодежи не позавидуешь.

К чему можно приравнять советский рубль? Например, на него можно было купить десять стаканов семечек. А сейчас пачка неплохих семечек – 30 рублей. Исходя из этого, наверное, советский рубль равен 300 нынешним рублям.

Александр Иванович ГнатюкАлександр Иванович Гнатюк, конструктор, 57 лет:

ДЛЯ МЕНЯ ЛУЧШЕЙ ОКАЗАЛАСЬ СЕРЕДИНА ДВУХТЫСЯЧНЫХ

Моя карьера началась в 1981 году, после окончания института. Попал по распределению в КБ, которое разрабатывало сложное технологическое оборудование для разведки нефти, производили его в Москве. Зарплата у начинающего инженера была небольшая, начинал со 115 рублей, но на семью с маленьким ребенком хватало. Меня регулярно повышали в должности, росла и зарплата. Жили, как все, особо не задумывались. Скромно питались, одевались, отдыхали на волжских турбазах и на море в пансионате по льготным путевкам от предприятия.

В 90-е годы все стало рушиться. Выживали еле-еле. Завод в Москве закрылся, пришлось не только разрабатывать сейсмостанции, но и самим производить. Заказчики предпочитали нашему оборудованию французское, дополнительный бонус – обучение работе на нем за границей.

Особенно тяжелым был 1998-й. Нам полгода не платили зарплату, так и встретили кризисный август. Зато валюта так подорожала, что на нашу продукцию появился спрос. В 2001 году мы поехали отдыхать на море, впервые после рождения второй дочери в 1991-м. Цены на нефть росли, продукция наша была востребованной. Взлет был в 2007 году. И еще года два было очень хорошо. Это позволило купить жилье для дочерей. Не купили бы, дети, вполне возможно, уехали бы из Саратова, как у многих наших однокурсников.

Так что, выходит, самым лучшим временем для меня был середина двухтысячных годов. Я не могу сравнивать эти деньги с советскими рублями. Важно ведь не только какие товары можно купить, но и что было дозволено покупать советским гражданам. Тогда квартиру нельзя было купить, была очередь, даже на кооператив.

Как сравнивать покупательную способность тогда и сейчас? В 1989 году я купил машину с рук – вазовскую «восьмерку», копили на нее долго, еще и занять пришлось. И стоила она в полтора раза дороже, чем новая, с завода. Тогда машины распределяли по предприятиям. Сейчас новую машину вполне посильно купить в кредит. Так что сложно сказать, когда было лучше. Это у каждого индивидуально. Сейчас нашему КБ опять несладко приходится. Но у меня и трат больших нет, дети выросли и сами зарабатывают.

Александр БондаревАлександр Бондарев, учитель географии, руководитель краеведческого кружка школы села Клевенка Ивантеевского района, 59 лет:

НА ТРИ РУБЛЯ МОЖНО БЫЛО ТРИ РАЗА СХОДИТЬ В КИНО И ПООБЕДАТЬ

Я своим ученикам рассказываю такую историю. В начале восьмидесятых годов я целый день провел в Саратове в ожидании поезда № 666. Был такой Саратов–Балаково, отправлялся почти в двенадцать ночи.

В кармане у меня было три рубля, зеленая такая купюра. Я сходил в кино на три сеанса в разные кинотеатры: «Победу», «Центральный» и «Пионер». Поел в кафе – пельмени и мороженое. Доехал до вокзала на троллейбусе «двойка», он еще по проспекту Кирова ходил. И копеек пятьдесят сдачи привез домой. Ученики не верят. Так какие деньги полновеснее?

У нас бабушки в деревне пенсию получали – 29 рублей. И на черный день с них откладывали, и внукам на подарки. Помните, какой был шум несколько лет назад, когда копейку в оборот вводили с Георгием Победоносцем? Где она сейчас? По улице идешь, монета 50-копеечная лежит. И наклоняться за ней никто не спешит...

В 1978 году, а он был на редкость урожайным, я работал механизатором на комбайне. Заработал за уборочную 1200 рублей – сумасшедшие, как казалось, деньги. С женой поехали к брату в Пензу – жили в гостинице, обедали в кафе. В общем, шиковали. Потом в Москву съездили. Ковров накупили, паласов. И еще оставшиеся деньги домой привезли, не смогли все потратить. А сейчас идем с женой из магазина – «тысяча» в авоське помещается.

Что и говорить, покупательская способность советского рубля была в сотни раз выше, чем сегодня.


[кстати сказать]

Дали так дали по тормозам

Примеры рекордных инфляций и деноминаций

Деноминация национальной валюты всегда связана с гиперинфляцией. И совершенно неправильно думать, что времена, когда инфляция полностью отвязывалась из-под контроля правительства, превращаясь в гиперинфляцию, остались в далеком прошлом и связаны в основном с началом XX века и Первой мировой войной.

400 октиллионов пенгё, или 1 форинт

В августе 1945 года за один доллар США венгры должны были платить 1320 пенгё. К концу года при желании купить доллар нужно было выложить до 128 тысяч пенгё. К 1 мая 1946 года доллар стоил 59 миллиардов пенгё. В целях уменьшения количества нолей на купюрах миллион пенгё переименовали в 1 милпенгё и выпустили купюры в 10 тысяч, 100 тысяч и 1 миллион милпенгё (то есть 1 триллион пенгё).

Инфляция к тому времени достигла примерно 400 процентов в сутки. Цены ежедневно росли в пять раз. В мае 1946 года купюра в 1 миллиард милпенгё (1 квадриллион пенгё) стоила 2,4 цента США. Власти пришлось сокращать количество нулей на купюрах снова. Возникло понятие билпенгё, означающее биллион пенгё. Когда купюры в 100 миллионов билпенгё обесценились, к выпуску была подготовлена миллиардная купюра. А потом венгерские деньги стали называться адопенгё. 10 миллионов адопенгё стоили чуть больше 4 американских центов и равнялись 20 октиллионам пенгё (20х10 ).

Наконец 1 августа 1946 года была введена новая денежная единица – форинт. Старые деньги обменивались по курсу 400 октиллионов пенгё за один форинт.

Квинкватригинтиллионы процентов

После деноминации 1 августа 2008 года один «новый» доллар Зимбабве оказался равен 10 миллиардам предыдущих долларов. А уже 2 февраля 2009 года этот новый доллар Зимбабве вновь пришлось деноминировать, по курсу триллион к одному. Через три месяца, когда, по официальным данным, за год инфляция в Зимбабве достигла 231 миллиона процентов, а по неофициальным – 6,5 квинкватригинтиллионов процентов, власти страны решили вообще запретить оборот долларов Зимбабве. Доллары США, фунты стерлингов и валюты соседних государств жители страны используют для расчетов седьмой год.

Продолжение: «Хрущевские фантики» не обманули экономику. Они ее обрушили