«Хрущевские фантики» не обманули экономику. Они ее обрушили

Оценить
«Хрущевские фантики» не обманули экономику. Они ее обрушили
Денежные эксперименты в СССР и странах бывшего СССР

Начало: Идет беда, откуда не ждали

Коммунистической партии Советского Союза все-таки, наверное, удалось исполнить одну из своих задач и вырастить на территории СССР советского человека – особую людскую единицу, равнодушно и покорно принимающую все, что исходит от власти. Даже если нововведения больно бьют советского человека по собственному кошельку и он пустеет, советский человек вздыхает и без лишних размышлений приспосабливается. Так было в истории уже неоднократно.

Два белорусских рубля за доллар и 30 копеек за российский рубль

С 1 июля 2016 года один новый белорусский рубль равняется 10 000 старых рублей. 100 старых рублей в одночасье стали копейкой. А это значит, что все, вчера еще стоившее 50 рублей, теперь стоит не полкопейки, а опять же – копейку! Но не стоит из-за этого вынужденного округления завидовать белорусским продавцам. 50 старых рублей в Белоруссии уже давно ничего не стоили. Средняя зарплата здесь равнялась еще в мае-июне пяти миллионам рублей. А теперь, соответственно, средняя зарплата составляет 500 рублей. И купюра с этим средним денежным значением зарплаты в Белоруссии теперь самая крупная. А всего в обращении введено семь банкнот (5, 10, 20, 50, 100, 200 и 500 рублей) и восемь монет (1, 2, 5, 10, 20, 50 копеек и 1 и 2 рубля) разного номинала.

Деноминацию в этой стране планировали давно. И купюры с отсеченными нулями в новом дизайне отпечатали, как говорят эксперты, еще в 2009 году. Но экономическая буря трепала страну, белорусский «рубэль» стремительно обесценивался по отношению к крепчающему американскому доллару, и власть ждала, когда же положение хоть немного успокоится, чтобы «обрезать» нули не напрасно.

И вот момент для деноминации выбрали. И все оказалось не так и страшно. Да, несколько дней не работали банкоматы, но с безналичными карточными платежами было все нормально. Везде, где были установлены терминалы, в объявлениях предлагалось пользоваться именно этим способом расчетов за покупки. Да, в первые дни белорусская молодежь, не заставшая советских времен, с удивлением рассматривала металлические деньги, ради которых теперь придется покупать новые кошельки с отделением для монеток. Да, зажали в узелки деньги старенькие прихожане церквей. Ведь раньше подать кому-то «на бедность» 10 тысяч рублей, оказывается, было дешевле, чем теперь рубль, а копейку положить в протянутую руку пока и вообще стыдно. Люди, привыкшее подкапливать «на черный день» в американских долларах, тоже с удивлением смотрят пока на банковские сообщения о валютном курсе. В последний месяц перед деноминацией за доллар они выкладывали 20000 рублей, а теперь для обмена достаточно всего двух. Но зато чтобы купить три российских рубля, хватит всего одного белорусского.

Деноминацию в Белоруссии до этого проводили дважды – в 1994 и 2000 годах.

В странах бывшего СССР, кроме Белоруссии, «отрезанием нулей» уже занимались на Украине (1996 год), в Азербайджане (2006), в Узбекистане (1994), Турк­мении (2009), Молдавии (1993), Литве (1993), Латвии (1993), Грузии (1995), Таджикистане (2000). В России в последний раз деноминацию власть устраивала в 1998 году.

Тогда с банкнот послетали сразу три нуля. Привыкнуть к новым деньгам население смогло легко и быстро. Для него и расходные, и доходные миллионы просто превратились в тысячи, а тысячи – в рубли, только и всего. При этом старые деньги можно было обменивать на новые аж до 2003 года. Раньше, надо отметить, все было значительно запутаннее и даже коварнее.

Зашифрованные КОНЫ и БОНЫ

Первая деноминация в Советском Союзе состоялась в 1947 году, после того как власть отменила карточную систему военного времени. С казначейских билетов исчез всего один ноль. Монеты не обменивались. Просто каждая стала дороже в 10 раз.

Старые бумажные наличные деньги нужно было поменять на новые очень быстро – с 16 до 22 декабря. После этой даты они прекращали хождение. Зарплаты оставались на прежнем уровне, налоговые платежи и цены – тоже. Таким образом, денежная реформа 1947 года просто изымала 90 процентов наличных денег, которые скопились на руках у населения.

Тайный процесс переправки новых денег в областные отделения Госбанка начался в августе 1947 года и получил название «Операция КОНЫ и БОНЫ». Эти кодовые слова писались на мешках с деньгами, которые развозились, начиная с сентября, по всем населенным пунктам СССР. Что лежит в мешках, знало очень ограниченное число сотрудников банковских отделений, и они были связаны обязательством хранить государственную тайну. Как потом объясняли историки, неожиданностью деноминация должна была стать в основном для спекулянтов и жуликов, у которых отбирались излишки денег, припрятанных «под подушкой».

Однако скрыть информацию не получилось, и слухи об обмене денег начали гулять по крупным городам страны. Это видно по статистике притока и оттока вкладов в сберкассах. Кто-то говорил о том, что менять будут только деньги на счетах, а остальные обесценятся – и население несло деньги на вклады. Следом полз слух о том, что справедливее будут менять наличные, и люди бежали снимать вклады.

Сохранить информацию в строжайшей тайне было сложно не только из-за банковских специалистов, которые развозили секретные мешки по тысячам адресов. Короткие сроки обмена наличных денег потребовали создания пунктов обмена. Только в Саратовской области таких пунктов было 540 (в Саратове – 82). Для работы на этих пунктах были мобилизованы 2200 человек. Их отбирали по рекомендациям райкомов ВКП(б) и райисполкомов, каждая кандидатура проверялась органами госбезопасности.

Текст постановления Совета министров был зачитан вечером в воскресенье, когда трудящиеся уже не могли ни истратить наличные деньги в магазинах, ни отнести их в сберкассу. В постановлении подчеркивалось, что «это будет последняя жертва» и что больнее всего обмен ударит по тем, кто держит запасы денег «в кубышках».

За неделю после старта деноминации только жители Саратовской области принесли на обменные пункты более 400 млн рублей. В среднем после посещения обменного пункта житель Саратовской области оставался с 22 рублями сбережений на руках, потеряв 90 процентов своих накоплений.

Больше всего от той деноминации выиграли вкладчики сберкасс, у которых на счетах было менее трех тысяч рублей. Их вклад просто переписывался по схеме один новый рубль к одному старому. Официальная позиция состояла в том, что денежные вклады советских людей редко составляли более сотни рублей, и условия такого обмена не разорят страну, но простимулируют население хранить деньги в сберегательных кассах. Однако наиболее информированная и зажиточная часть населения, состоящая из партийных и административных управленцев, успела резко нарастить свои вклады в сберкассах.

Суммы от 3 до 10 тысяч рублей обменивались по правилу: два новых рубля за три старых, а вклады более 10 тысяч рублей уменьшались наполовину. Одновременно все старые облигационные займы теряли свою стоимость из расчета 3:1. Желающие могли обменять их на новые или сдать в обменных пунктах. Денежные средства предприятий на счетах переоценивались в соотношении 5:4.

Меняй – не хочу. Не ради вас всё и затевалось

В ходе деноминации 1961 года не только казначейские билеты обменивались в соотношении 10:1. Уменьшали свою стоимость 10, 15 и 20 копеек, превращаясь в 1 и 2 копейки соответственно.

Как сообщает справочный интернет-портал Википедия, в настоящее время в полной мере не рассекречены документы, касающиеся этой денежной реформы. По официальной версии, она проводилась «...в целях облегчения денежного обращения и придания большей полноценности деньгам». В народной памяти эта деноминация осталась не такой грабительской, как деноминация 1947 года. Деньги можно было обменивать в течение трех месяцев, но главное – в тех же соотношениях менялись и зарплаты, и цены, и все официальные платежи.

Скрытый смысл деноминации 1961 года был в своеобразной девальвации советского рубля по отношению к иностранным валютам и золоту. Каждый рубль после этого терял обеспечение из золотого запаса страны, а официальный курс доллара США был подкорректирован не в 10 раз, как зарплаты, пенсии, вклады населения в сберкассах и масштаб цен в государственном секторе экономики, а лишь в 4,44 раза. После реформы он составил 90 копеек за 1 доллар США.

Свободного хождения долларов в СССР тогда не было. И население огромной страны этой особенности денежной реформы не заметило. Однако мы можем предположить, что новое соотношение рубля и доллара регулировало платежный баланс государства, наращивавшего экспорт нефти.

В 1950 году доля нефтепродуктов в валютной выручке составляла 3,9%, в 1955 году эта доля поднялась до 9,6% и с тех пор продолжала рост.

Мировая цена этого продукта составляла тогда менее трех долларов за баррель. Но по курсу в 4,4 рубля за доллар, установленному в Советском Союзе, государство могло рассчитывать примерно на 12 рублей за каждый проданный баррель. Если бы руководители СССР уменьшили официальный курс доллара в 10 раз – с 4 рублей 40 копеек до 44 копеек, то каждый экспортируемый баррель приносил бы в государственную казну всего 1,2– 1,3 рубля. Но себестоимость добычи нефти и ее доставки до пункта назначения составляла в 1960 году почти 10 рублей!

Понижая курс рубля по отношению к доллару до 90 копеек на фоне снижения остальных государственных цен в 10 раз, государство хитро делало продажу нефти выгодной для бюджета. Если себестоимость добычи барреля нефти снижается до значений меньше рубля, то вырученные с продажи экспортного барреля 2 рубля 70 копеек делают и добычу, и продажу эффективными! Именно с этого решения советского правительства экономика СССР стала нефтезависимой. А производство продовольственных товаров – невыгодным.

В 10 раз сниженные государственные цены на продукты питания не покрывали себестоимости их производства. Государственное решение о снижении цен производители и госторговля обходили перебросом качественных товаров в рыночную торговлю, где цены упали не в 10 раз, а в четыре. Базарное изобилие нарастало одновременно с пустеющими магазинными полками и отладкой серых схем попадания товаров именно в рыночный сегмент торговли. Наша экономика хоть и была советской, но ее участники реальную цену рубля определяли не по постановлениям правительства.

Одновременно курс в 44 копейки за доллар сделал бы слишком дешевым импорт товаров народного потребления. И импортная одежда, и медикаменты, и бытовая техника могли вы вытеснить отечественную продукцию с прилавков магазинов. А советскому руководству требовалось обеспечить покупательским спросом свои заводы и фабрики – чтобы они не закрылись, чтобы не было безработицы. И поэтому тоже импортные товары в СССР продавали в основном спекулянты. Им был выгоден курс рубля к доллару и в 90 копеек. Торговали-то они не по государственным ценам!

В постановлении ЦК КПСС и Совета министров СССР «Об итогах перехода на новый масштаб цен и обмена старых денег на новые деньги» в мае 1961 года дана положительная оценка проделанной работе. «Новый советский рубль с большим доверием воспринят населением и прочно вошел в хозяйственный оборот», – говорилось в сообщении. Советская агитация и пропаганда расписывала выгоды трудящихся, хотя главной из них можно смело назвать только уменьшение размера купюр: дореформенные назывались за свою величину «сталинскими портянками», а новые деньги – «хрущевскими фантиками».

Диспаритет цен, узаконенный ЦК КПСС и Советом министров, привел к дефициту всего и вся в Советском Союзе. Так что эффект искусственного надувания советского рубля реформой 1961 года оказался разрушительным.

Лиха беда начало

Деноминация 1991 года была выборочной. Обменивались только 50– и 100-рублевые купюры. Провозглашенная цель – борьба с нетрудовыми доходами населения и фальшивками этих самых ходовых купюр. Ограничения при обмене ставились и по срокам, и по суммам. Так, обменять можно было только тысячу рублей на человека и только с 23 по 25 января.

Одновременно был зафиксирован потолок суммы наличных денег, доступных для снятия в Сбербанке – не более 500 рублей в месяц на одного вкладчика. Чтобы граждане не хитрили, пользуясь тем, что вклады открыты в разных сберкассах, на последних страницах общегражданского паспорта делались отметки о снятых суммах.

Население отреагировало на эту реформу негативно. Ее назвали драконовской. И возможно, хорошо помнили бы до сих пор, если бы страна не провалилась в череду еще более неприятных и тяжелых для людей событий.