Стратеги гороховые, доморощенные

Оценить
Стратеги гороховые, доморощенные
Источник: http://www.levada.ru
Денег нет, идей нет – значит, опять не взлетим

Новая стратегия – это всегда разворот, встряска, переписанные правила сегодняшней игры в интересах будущего. Стратеги всегда догадываются, как это будущее будет отличаться от настоящего. Государственные стратеги всегда работают на следующие поколения. И оценить, правильно или нет выбрана стратегия, можно в лучшем случае лет через пять-восемь-десять.

Так, например, в Грузии десять лет назад были изменены правила функционирования рынка медуслуг и фармацевтического направления бизнеса. Государство фактически ушло из них, сняв с предпринимателей множество препятствий. В результате снизились цены на импортные лекарства, большинство клиник стали частными, а страховые компании стали носить не только пациентов, но даже потенциальных больных на руках. В Америке все заинтересованные в изменении образовательных подходов люди с энтузиазмом откликнулись на предложение сформировать новую стратегию после того, как вдова Стива Джобса, а совсем не американские чиновники, предложила меняться самим и изменять страну, в которой будут жить завтра сегодняшние школьники. Уже несколько месяцев кипят нешуточные страсти в поисках ответа на вопрос, чему учить американских школьников XXI века, как, сколько и зачем? Кто Америке будет нужен завтра? В качестве приза вдова обещала 50 млн американских долларов. Но сейчас даже выбывшие из игры на первоначальных этапах не могут остановиться и меняют свою маленькую школу. «По всей стране возникла новая аура», – говорят участники стратегического марафона.

А у нас вот этой ауры – искрящей разноцветной энергии – нет. На днях Левада-центр в очередной раз спросил россиян, чем они гордятся. Ответ был традиционным. С 2014 года растет число россиян, которые гордятся российской историей. Меньше всего голосов гордости набрали российская система здравоохранения и российская система образования.

И вот на минувшей неделе российский народ с самого верха обнадежили. Сообщили, что на высшем уровне принято решение вернуться к нацпроектам. Контролировать выбор этих проектов и их исполнение будет Совет по стратегическому развитию страны под председательством Владимира Путина. Прочитав стенограмму первого заседания совета, которое состоялось 13 июля в Кремле, можно понять, что нацпроекты будут снова в сфере здравоохранения, образования и ЖКХ. Но пока напрашивается однозначный вывод: денег нет, идей нет – и значит, опять не взлетим.

«Использование проектного подхода не означает, что надо немедленно и радикально менять существующую систему управления. Нам революции в этой сфере не нужны. Нужно все делать спокойно, взвешенно, рассчитать каждый шаг, с тем чтобы, как говорится, не навредить», – обозначил важный момент в ходе заседания стратегического совета президент Владимир Путин.

Что еще важно с точки зрения президента?

Нельзя распылять усилия.

Нельзя браться за пусть важные, но локальные проблемы.

Каждый проект должен решить актуальную задачу и дать системный позитивный эффект для развития страны.

Каждый проект должен повысить качество жизни граждан.

Проекты должны отвечать на запросы и ожидания людей.

«И, конечно, ни в коем случае нельзя морочить людям голову подробным перечислением законов, мер, поручений. Граждане не это хотят услышать, – давал установки членам совета президент. – Результаты должны измеряться позитивными, понятными вещами».

Он убежден, что для людей важно, чтобы меньше стала очередь в поликлинике, чтобы появилась возможность для каждого проверить, правильно ли ему начисляют коммунальные платежи. И тогда люди не будут ругать депутатов за неправильные законы и не будут задумываться о том, куда тратятся государственные деньги, которых и так мало, а будет еще меньше. Президент ориентировал участников заседания на то, чтобы все стратегии принесли первые плоды уже к 2018 году. А чтобы проекты не превратились в пустые разговоры и не свелись к благим пожеланиям, на их реализацию придется заложить деньги. «Не выходя за границы бюджетной сбалансированности», – уточнил Владимир Путин, что означало для тех, кто понимает, что деньги на нацпроекты придется снять с других статей.

Председатель российского правительства Дмитрий Медведев, выступивший следом, добавил к числу будущих нацпроектов создание сети безопасных и современных качественных дорог и особую заботу государства о моногородах «поскольку в таких местах живет практически каждый россиянин». Еще, по его мнению, имеет смысл ориентироваться на очень ограниченный набор показателей, понятных, структурированных по уровням ответственности и легко контролируемых. Хватит прятаться за словами о хорошей работе и о подвижках в лучшую сторону. Дмитрий Медведев хочет, чтобы первые результаты были видны не к 2018 году, а уже к концу нынешнего.

«Эта проектная работа – в известной степени тест на умение решать поставленные задачи», – утверждает председатель правительства. И для того чтобы пройти этот тест, согласен даже совещания в правительстве собирать хоть каждую неделю. Так что готовьтесь к буму позитивных новостей как минимум.

Дураков говорить правду нет

Из темного настоящего в светлое будущее как-то перепрыгнем?

Формируя Стратегию развития Саратовской области до 2030 года, авторы не смогли подпрыгнуть выше головы, занятой сегодняшними проблемами. Хотя их просили потянуть себя из болота за волосы.

Ну что такого заманчивого в том предположении, что старость через десять с небольшим лет будет в радость, а любой работающий человек станет получать за свой труд столько, чтобы не чувствовать себя бедным? Любой человек, находящийся в ладах со здравым смыслом, в две секунды поймет, что такие прекрасные цели – утопия.

Чтобы осчастливить 700 тысяч пенсионеров в Саратовской области, нужно доплачивать им к государственной пенсии как минимум столько же. Ну и откуда у регионального уровня власти найдется миллиардов так сто рублей, чтобы раздавать старикам их ежегодно?

А как правительство области сможет повысить зарплату мойщика окон до того уровня, чтобы он и квартиру приличную мог себе купить или снять, и автомобиль заиметь – что там еще нужно из материальных атрибутов, чтобы чувствовать себя небедным? Все-таки пока еще на стоимость рабочей силы в нашей стране влияет что угодно, но точно уж не региональная власть. И даже инвесторы, приходом которых в область она так гордится, выбирают нашу рабочую силу из-за того, что она дешевле, чем в Москве и других городах, где работники уже избалованы большими зарплатами. Есть, конечно, рассуждения экспертов о том, что квалифицированной рабочей силы с каждым годом в России будет все меньше и меньше и работодатель будет вынужден ее хорошо оплачивать в любой Закукуевке так же, как в Москве. Но в областной Стратегии речь-то не о квалифицированных работниках. Там просто черным по белому написано, что «работающий человек не может быть бедным» уже в 2030 году.

Откуда у авторов такая уверенность? Какими дорогами мы пойдем к всеобщему процветанию – не расписано. За это региональную стратегию критиковали уже все кому не лень. Но авторы критиков успокоили. «Все будет, – сказали они. – Напишем еще сто законов, наметим сто путей». А еще авторы намекнули, что какой смысл писать долговременную стратегию развития области, если еще нет стратегии развитии страны? Вот вывесят из Кремля путеводную звезду – и мы по ее светящимся лучам пойдем. Ну не дураки же авторы, чтобы двигаться на ощупь? И вот имеем то, что имеем в документе, который на минувшей неделе появился во всероссийской базе данных «КонсультантПлюс» – хорошо сделанный анализ текущего состояния экономических условий Саратовской области и не имеющий ничего общего с реальностью прогноз скачка всех сегодняшних показателей разом.

Между тем из федерального центра в регионы пришел недавно документ, в котором расписаны методические рекомендации по составлению стратегий развития субъектов Российской Федерации. И из этого документа ясно, что чиновникам федерального центра одних даже самых распрекрасных показателей недостаточно. Федеральный центр желал бы знать пути их достижения, и причины, по которым эти пути окажутся закрыты. Федеральный центр вроде бы как требует честности от составителей региональных стратегий. Просит, чтобы они принесли ему на блюдечке с голубой каемочкой раскладку по внешним и внутренним препятствиям. Анализ, анализ и снова анализ нужен верхним чиновникам. Может, не просто так. Может, верхние чиновники поняли, что сильно запутались во вранье, поступающем последние лет пять из регионов.

Но дураков сообщать им чистую правду и ничего, кроме правды, нет. Потому что если выдать как на духу, как и почему мы к тому, что есть, пришли и из-за кого и чего из этого сумрачного места не выберемся, то честность эта боком выйдет. Причем и от верхних чиновников, и от губернатора достанется. Поэтому самая большая честность, на какую оказались способны авторы стратегии развития саратовского региона, сконцентрирована в следующем.

Саратовская область не войдет в список российских регионов-лидеров, пока основным доходным источником бюджета будут оставаться добывающие производства. Наша экономика – это сельское хозяйство, государственный сектор и торговля. И они имеют маленький налоговый потенциал.

В Саратовской области производится мало товаров потребительского назначения – то есть тех, что сразу поступают в розничную торговлю. Да и вообще конечной продукции, которую можно продать с добавленной стоимостью, у нас мало. По сути, мы выпускаем сырье и детали. Может быть, поэтому у нас позорно мало инноваций. Какие прорывы могут быть у тех, кто выпускает винтики и болтики для чужой продукции?

В Саратовской области нет больших сельхозпредприятий, которые можно было бы обложить налогами, видя их конкретную высокую прибыль. Мы кормим себя с крестьянского подворья, где производится почти все мясо, молоко и половина яиц. Собрать все это с подворий для централизованной переработки нереально хотя бы потому, что практически все дороги в Саратовской области разбиты. Дороги – это опорная сеть экономики, и пока в регионе не будет дорог, здесь не будет и предприятий по централизованной заготовке, хранению, транспортировке и сбыту сельхозпродукции. Без этой инфраструктуры рассчитывать на укрупнение хозяйств не приходится. А маленькие рано или поздно погибнут из-за высокой закредитованности и зависимости от оборудования и семенного материала и животноводческого генетического потенциала иностранного производства. Умирающие деревни не привлекательны для проживания.

В Саратовской области удельный вес лиц старше трудоспособного возраста растет быстрее детского населения. Численность пенсионеров составляет порядка 30 процентов населения. Молодые трудоспособные люди уезжают из региона, вместо них к нам усиленно переезжают трудоспособные переселенцы из стран СНГ, которые везут с собой не только детей, но и родителей пенсионного возраста. Коэффициент трудового замещения по Саратовской области ниже, чем в среднем по стране, и в разы ниже порогового значения.

Пороговые значения – это такие важные показатели. Как температура у человека в норме должна быть 36,6, так и у состояния человеческого потенциала есть свои нормы. Считается уже предельно критическим, если на тысячу человек рождается всего 22 ребенка. В Саратовской области мы не дотягиваем до 12 детей. Если за год умирает больше 12 человек на условную тысячу, то это плохой звонок. В Саратовской области умирает более 14 человек.

Опасно, когда бедных более 7 процентов от всего населения. В Саратовской области, по официальной статистике, которая умеет приукрасить все что угодно, в 2014 году в бедняках значились почти 15% жителей. Покупательная способность людей – это результат, получающийся после деления среднедушевых доходов на прожиточный минимум. Они для сносной жизни должны отличаться в 3,5 раза. В Саратовской области среднедушевые доходы низкие. Даже при искусственно уменьшенном прожиточном минимуме наш саратовский разрыв составляет всего 2,7 раза. А если прожиточный минимум посчитать в реальных цифрах, то над саратовской покупательской способностью можно прорыдать не один час. Ну и самое главное: светлое будущее региона делают молодые трудоспособные люди. И их должно быть много. Если людей старше 65 лет в регионе больше 7% от общего числа жителей, будущее начинает туманиться. А в Саратовской области таких людей – больше 15%.

Серной кислотой удобрим саратовскую гордость

В Стратегии развития Саратовской области есть интересные цифры, показывающие, что наш регион значил для России. Удельный вес области в общероссийских основных экономических показателях дан на примере в 2014 года. Смотрите, что получается.

Площадь территории Саратовской области в масштабах России составляет 0,6%. То есть нам самим мы кажемся большими и значимыми, а на самом деле нашими полями, реками и озерами легко пренебречь, как погрешностью. Численность населения Саратовской области обозначена в 1,7% от населения страны. То есть опять хорошо бы понимать, что если даже мы все взбунтуемся недовольством или зайдемся в раже любви и верности к нашему государству, заболеем и умрем разом или продемонстрируем завидную живучесть, наши показатели стране по большому счету «до лампочки». Они в пределах погрешности повлияют на ее взлеты и падения, связанные с человеческим капиталом. Промышленной продукции мы тоже выпускаем очень мало. Если брать саратовскую долю во всей российской промышленности, то она составляет меньше 1%. Другое дело, что у нас сосредоточены уникальные для нашей страны промышленные производства. Например, в Саратовской области производится почти половина российских троллейбусов. (Для справки: в 2014 году в России выпустили с конвейера 152 троллейбуса.) В производстве серной кислоты мы практически монополисты. 84% от всех российских объемов этого опасного продукта делается в Саратовской области. Не будем ее делать завтра, и останется Россия без серной кислоты, которая, между прочим, поддерживает рынок производства минеральных удобрений. Кстати, минеральные удобрения, произведенные в Саратовской области, в России заметны. Наша доля здесь – 14%. Еще большую долю мы захватили на российском рынке со своими подшипниками. Каждый пятый из тех, что выпускается в России, наш.

Если перейти к аграрной статистике, то Россия о наших саратовских пахотных землях вспомнит только в том случае, если здесь вдруг перестанут выращивать подсолнечник. Сейчас по этой культуре, которая очень сильно портит плодородный слой почвы, мы «в желтых майках лидеров». Расширяя площадь посевов подсолнечника из года в год, мы уже имеем долю более 10% в общероссийском объеме. И останавливаться, похоже, не собираемся. Потому как по подсолнечному маслу, где наша доля приближается к 10%, в планах – только рост. А вот молоком, мясом, картофелем, зерном нашу великую страну мы пока точно не заваливаем. Здесь наша доля 2-3% в общероссийском объеме. То есть в лучшем случае накормим себя и немножко излишков продадим на сторону.

Фантазерка №1

Вероника Скворцова умеет внушить оптимизм даже вертолетчикам

В 2013 году министр здравоохранения Вероника Скворцова докладывала Госсовету, что дефицит финансирования государственных гарантий в сфере здравоохранения растет. И к 2018 году достигнет 754 млрд рублей. Это значит, что денег перестанет хватать на лекарства и оборудование, могут начаться проблемы с инструментами для операций и даже бинтами.

В 2014 году министр Скворцова снова докладывала Путину, что финансов в здравоохранении не хватает. Но эти цифры уже не попали в официальную стенограмму на сайте президента. Она была оборвана на позитивном вступительном слове министра. И мы можем только догадываться, говорила ли Скворцова Путину про то, что даже Мальта, у которой ВВП страны сопоставим с нашим, тратит на здравоохранение в четыре раза больше нас. Знающие люди утверждают – говорила. Но что-то, видимо, случилось с министром. Потому что Скворцова, которая выступала на президентском совете по разработке стратегий для страны, совсем не похожа на себя прежнюю. У Вероники Скворцовой образца июля 2016 года все в будущем было не хорошо, а просто замечательно.

Фантазерка №1

В этой новой системе уже к концу 2018 года все государственные медицинские организации будут иметь возможность найти в единой информационной системе единую электронную медицинскую карту больного. У каждого гражданина России будет доступ к личному кабинету «Мое здоровье» на портале государственных услуг. Через него люди будут записываться на прием к врачу, прикрепляться к поликлиникам, вызывать врача на дом, изучать собственную электронную медицинскую карту и получать информацию по здоровому образу жизни.

Единая карта больного освободит врачей от писанины. Им будет не нужно расспрашивать больного о том, когда и чем он болел и какими способами и у кого лечился. 95 процентов врачей, работающих в субъектах РФ, смогут воспользоваться системой уже к концу 2018 года. А уже к концу нынешнего года врачам можно будет пробовать работать с системой электронного классификатора, куда соберут клинические алгоритмы, лекарственные и другие справочники, необходимые врачам. Все будет делаться для того, чтобы докторам было проще принимать решения. К концу 2018 года будет внедрено телемедицинское консультирование между специалистами разных медицинских организаций разного профиля и уровня – от районных больниц до ведущих федеральных центров. В перспективе планируется распространить телемедицинские технологии на отношения «врач – пациент». Это позволит врачу дистанционно присматривать за состоянием здоровья больного.

Кроме цифровых технологий, на удовлетворенность населения должны сыграть воздушные коридоры, помогающие врачу добраться до пациента. Вероника Скворцова доложила Владимиру Путину, что авиационные бригады медиков уже есть. Но они могут работать лучше и больше, если из федерального бюджета немного помочь регионам в устройстве сети вертолетных площадок. Ну и на оплату вертолетов денег, конечно, тоже добавить. Кроме сохранения жизни и здоровья тысяч людей, кроме их удовлетворенности доступностью медицинской помощи, можно получить еще один плюс, поддержав таким образом отечественную вертолетную промышленность.

Высокотехнологичной медицинской помощью Вероника Скворцова довольна. Но для прорывного скачка на этом направлении, считает она, нужно переходить к лечению на основе индивидуального генетического кода. До конца 2018 года, по словам министра, будут внедрены в практику не менее 36 инновационных лекарственных препаратов, значительно повышающих эффективность лечения меланомы и рака легкого, аутоиммунных и других системных заболеваний, инфекций и общеметаболических расстройств. Новые лекарства, технологии и медицинские изделия будут включаться в программы государственных гарантий бесплатного оказания медицинской помощи населению. В 2016–2018 годах в рамках клинической апробации новых лекарств и технологий пройдут обследование и лечение более 24 тысяч человек.

Структуры страховых организаций, занятых медстрахованием, тоже изменятся. Там появятся службы страховых представителей, которым будет вменено в обязанность мотивировать застрахованных пациентов к здоровому образу жизни, к прохождению профилактических осмотров. Эти службы будут вести учет и контроль приверженности каждого застрахованного к ответственному поведению. Уже подготовлены первые 500 специалистов, внесены необходимые изменения в нормативную базу, в правила ОМС. В страховых медицинских организациях уже сейчас созданы круглосуточные «горячие линии», на которые можно позвонить в любое время, чтобы задать вопросы, но в полной мере институт страховых представителей должен заработать с 2018 года.

Свое стратегическое видение решения проблем в области образования и ЖКХ высказали профильные федеральные министры. Какими-то невообразимыми способами эти сферы тоже переносились из нынешней черной дыры в прекрасное далекое завтра.

Там будет сотрудничество школ с музеями, концертными и выставочными залами, спортивными объектами, технопарками, а детям не нужно будет ехать через весь город, чтобы позаниматься спортом или научиться рисовать. О самом интересном в образовательной сфере министр Дмитрий Ливанов тоже не умолчал. В скором будущем, по его словам, в России не будет псевдозаочного образования. Его заменят дистанционными формами обучения, которые примеряют уже и к школьному образованию. В общем, если верить министру, то скоро стремящимся к знаниям не придется выходить из дома, чтобы утолить учебный голод. Нырнув в виртуальный мир к виртуальным профессорам, они просто научатся получать диплом за дипломом, не вставая с домашнего дивана.

Еще министр вдруг увидел потенциал среднего профобразования. И обещает к 2020 году дать экономике 20 миллионов молодых профессионалов. Но миллионы токарей, слесарей, наладчиков и монтеров все-таки не обеспечат России интеллектуального лидерства. А что обеспечит? Ученые, которые работают сейчас на переднем крае мировой науки. «За последние годы к нам вернулось более тысячи ученых», – сказал министр. И дал понять, что знает, чем привлечь еще около пяти тысяч.

Министр Михаил Мень тоже пообещал оцифровать отношения в сфере ЖКХ. Сказал, что скоро можно будет не только получать и оплачивать квитанции в интернете, но и подавать в единой системе жалобы на управляющие компании и поставщиков коммунальных услуг. «Система сделает открытой всю информацию о ценах и качестве на услуги ЖКХ. Это позволит управляющим компаниям конкурировать друг с другом, а собственники смогут в удобном онлайн-формате принимать участие в управлении домом. Правительством поставлена задача к концу 2017 года полностью наполнить систему информации по каждому дому, каждой управляющей компании и каждой ресурсоснабжающей организации в стране», – сказал он.


[кстати сказать]

Фомы неверующие

Некоторые посмели сомневаться

Самыми большими критиками намерений высоких чиновников быстро придать нашему развитию ускорение выступили президент РСПП Александр Шохин и глава Счетной палаты России Татьяна Голикова. И тут важно не забывать, что они не какая-то пятая колонна и шпана оппозиционная, а сами все из себя государственная элита.

Александр Шохин сказал кратко. Он предложил не думать о бюджетных деньгах, а просто увеличить долю малого и среднего предпринимательства в два раза до 2030 года. Или сократить долю государственного сектора в экономике за 10 лет в два раза. «Она выросла за 10 лет у нас в два раза, с 35 до70 процентов, стало быть, можно за 10 лет и сделать обратный маневр», – сказал президент РСПП. Еще он предлагает за 2-3 года сократить количество контрольно-надзорных органов в два раза.

«Я специально использую одну и ту же цифру: увеличили в два раза, уменьшили в два раза, – объяснял он. – Но мне кажется, без такого рода амбициозных задач, количественно сформулированных критериев будет трудно выйти на другую структуру экономики, включая и долю социально-инфраструктурных отраслей, и более современную структуру экономики».

Татьяна Голикова в своем выступлении решила показать бюджетные резервы, которые можно переориентировать на поддержку тех приоритетных направлений, которые в конечном итоге будут определены. Она рассказала, что ежегодно на создание информационных систем федеральных органов исполнительной власти тратится около 200 млрд рублей. «Для чего, почему создаются такие информационные системы – никому не известно, – привлекала внимание президента к проблеме повальной информатизации председатель Счетной палаты РФ. – У нас создано 339 государственных информационных систем. Если мы обратимся к тому, как они функционируют, есть ли на них информация в режиме онлайн, нет ли, – мы, к сожалению, увидим достаточно печальные результаты. Но мы не просто потратили деньги на создание этих информационных систем, мы еще и отправляем деньги на их поддержание».

Вторыми под удар Голиковой попали государственные унитарные предприятия – ГУПы. К 2018 году их не останется. (Должны быть либо приватизированы, либо преобразованы, либо какие-то другие действия с ними должны быть совершены.) ГУПов на 1 января 2016 года было 1247. А около 9000 преобразованы в федеральные бюджетные учреждения, казенные учреждения, автономные учреждения. «При этом значительное количество этих учреждений вообще по своему функционалу не соответствует государственным функциям. Но мы устанавливаем для них государственные задания, мы устанавливаем для них соответствующие бюджетные расходы», – подсказала Голикова, как надо в бюджете сокращать расходы. Стоимость каждого такого учреждения, по ее словам, составляет 250-320 млн рублей в год. Почему Татьяна Голикова смотрела-смотрела сквозь пальцы на все эти безобразия и вдруг так резко начала выступать? Потому что понимает, что «в отсутствие денег возрастает запрос на справедливость».

Но Владимиру Путину не нравилось вот такими обвинительными словами заканчивать установочную встречу тех, кто будет разрабатывать новые стратегии российских поворотов. И поэтому он попытался всех коллег примирить.

«Давайте прямо скажем, что даже в самые тучные годы мы всегда говорили о том, что у нас бюджетные возможности ограничены, – говорил президент. – Это всегда так происходит и везде. Почему? Потому что чем больше доходов, тем больше аппетитов по их уничтожению, если сказать по-честному. Потому что далеко не всегда мы работаем эффективно».