Правительство области плохо нарулило

Оценить
Правительство области плохо нарулило
От Кокушкина докатились до Челышева

В дачном автобусе № 222, который пришел в воскресенье каким-то чудом не сдвоенный и точно по расписанию, моя соседка – учительница возрастом около 80 лет, теребила в руках талончик льготного билетика.

– Может, деньги отдать кондуктору? – спросила. – Может, если платить, они ездить начнут?

– Не начнут, – ответила я ей. Потому что знала, что беспредел с дачными автобусами нынешним летом – это вина областной власти.

И еще я знала, что предприятие, выпускающее автобусы на маршруты №222, 240, 243, 245 и еще добрый десяток, ведут к ликвидации через процедуру банкротства. И что на этом предприятии царь и бог теперь арбитражный управляющий, а не губернатор. И на все заявления Валерия Радаева из телевизора этому арбитражному управляющему наплевать. А дальше будет наплевать еще больше.

Материальная сторона дела

Губернатор, может, тоже хотел бы наплевать и на дачников, и на арбитражного управляющего. Но по статусу и по закону ему это не положено. И вот губернатор с экранов телевизоров приносит в каждый дом благую весть о том, что пусть в середине дачного сезона, но автобусные перевозки наладятся. На самом деле губернатор несет никакую не весть, а чушь. Перевозки нынешним летом невозможно наладить в принципе. Губернатор вместе с министерством транспорта отстранен от управления ОАО «Саратовский автобусный парк».

А с чего это он им управлял? – спросите вы. Он же губернатор, а автобусы – это частная лавочка перевозчиков! А я вам отвечу, что предприятие это только на бумаге акционерное общество. На самом деле все акции находятся в собственности правительства Саратовской области. Председательствует у нас в правительстве губернатор – значит, ему, а не министру, и не заместителю министра, и не начальнику управления транспортных перевозок, и даже не всей дирекции транспортного хозяйства – отвечать за проблемы с перевозками людей на дачи. Это итог мухлежки областной власти с перевозкой пассажиров в принципе. Не только о дачниках речь.

Вместо того чтобы давным-давно все государственные автотранспортные предприятия советских времен продать вместе со всеми автобусами и гаражами частному бизнесу, правительство Саратовской области оставило их себе. Объясняли сами себе такой подход заботой о людях. Говорили, что как же бизнесу отдать такое важное дело, частного предпринимателя ведь только прибыль интересует, и он не будет возить пассажиров за небольшие деньги, а вот мы – государство (а правительство Саратовской области – это государственный уровень власти) – на деньги не падки. Мы установим низкие цены на автобусные билеты, и люди у нас будут ездить на них довольные и счастливые.

И дело пошло-поехало. Чиновники сами объявляли конкурс на маршруты и помогали выигрывать на нем своим государственным автопредприятиям. Люди ездили на автобусах и по разовым билетам, и по проездным, и все крутилось себе, вертелось, не сильно отличаясь от советских времен.

Где-то лет десять назад депутаты Саратовской областной думы ввели льготный проезд на общественном транспорте для своего основного электората – людей пенсионного возраста. Никаких предпосылок для ввода льготных проездных тогда не было. Проклятые девяностые с дефицитом и безденежьем остались позади. Страна вставала с колен, люди горой стояли за президента и были довольны всем, в том числе и пенсиями. Но областные депутаты хотели, чтобы их любили тоже. Так как законодательные нормы о расширении числа льготников на общественном транспорте были областными, то и деньги на их исполнение нужно было искать в региональном бюджете. Оттуда транспортным предприятиям компенсировали недобор денег за проезд льготников.

Сотни миллионов рублей (а скорее, счет идет уже на миллиарды, но эти суммы только Счетной палате под силу вытащить на свет) перешли из бюджета Саратовской области на счета предприятий, где учредителем было правительство Саратовской области. В первые несколько лет все таким положением вещей были довольны. И нежданно-негаданно осчастливленные люди, и депутаты, которые стали народными защитниками, и правительство, которое получило свежевырытый, практически никем не контролируемый, канал для отвода в него полноводной тогда бюджетной реки. Но льготников становилось все больше – люди, увы, стареют, а не молодеют. Билеты на проезд в общественном транспорте росли в цене – автотранспортные предприятия, хоть они три раза государственные, существуют в реальном мире: зарплату работникам надо повышать, да и бензин в стране не дешевеет. Расходы на транспорт стали расти вроде бы объективно, но как-то быстро. В какой-то момент депутаты Саратовской областной думы заподозрили правительство Саратовской области в том, что оно не глядя пуляет деньги на счета в свои автотранспортные предприятия. И кто-то на этом, скорее всего, наживается.

Депутатами тогда руководил председатель областной думы Валерий Радаев. И он вел непримиримую войну с тогдашним губернатором Павлом Ипатовым, намекая, что тот – ворюга, каких свет не видывал. Депутаты требовали от губернатора льготников тщательно посчитать и траты сократить если не до мизерных, то до реальных. Но расчеты их категорически не устраивали. Когда в 2012 году активные, справедливые, честные депутаты пришли в исполнительную власть и Валерий Радаев стал губернатором, Владимир Пожаров – министром экономики, Олег Галкин – министром имущественных отношений, они столкнулись лицом к лицу с той системой общественного автотранспорта, которую сами уже почти и угробили льготными преференциями. Но вместо того, чтобы быстро продать за символические копейки все автотранспортные предприятия, стоящие на балансе правительства области, пока там еще есть хоть какие-то автобусы и маршрутки и совсем не развалились гаражи и ремонтные боксы, новая исполнительная власть тоже оставила все это добро себе. Неужели поняли, что хорошо ведь иметь подконтрольные счета подконтрольных предприятий, на которые можно заводить бюджетные деньги, когда хочется и сколько. Согласитесь, что такая связка автотранспортных предприятий с правительством – именно та желанная для чиновников мутная вода, где можно хорошо «порыбачить»?

После 2012 года бюджетные дела становятся только хуже. Федеральная власть от губернаторов требует исполнять указы президента о подъеме средних зарплат бюджетникам, а на всем остальном – экономить, экономить и еще раз экономить. А чиновники из правительства Саратовской области не знают – на чем экономить. Потому что с себя же не срежешь расходы. И с социальных статей – от народного бунта страхуясь – деньги лучше тоже не снимать. А вот недоплачивать подконтрольным правительству предприятиям, которые сами что-то зарабатывают, – можно. Так и делали.

Долги своим автотранспортным «дочкам» региональное правительство копило в сотнях миллионов рублей. Уговаривало руководство «дочек» поработать, потерпеть без бюджетных денег. Правительственные автотранспортники в свою очередь уговаривали поработать в долг своих поставщиков запчастей и бензина. Но однажды эта цепочка лопнула. Саратовский автобусный парк в 2014 году (!) сдался арбитражному суду Саратовской области, чтобы тот провел его через процедуру банкротства. Вряд ли такую наглость директор автобусного парка позволил себе без согласования со стопроцентным акционером – правительством Саратовской области. А если на процедуру было согласие губернатора, то чего он этим шагом хотел добиться?

Ангел-хранитель, спаситель, избавитель, он же ликвидатор?

Предприятие в ходе процедуры банкротства проходит несколько стадий. Первая – внешнее управление, когда новый директор – он же внешний управляющий, назначенный арбитражным судом, пытается закрыть долги и свести финансовые концы с концами, чтобы потом вернуть вожжи управления прежнему хозяину. Если у арбитражного управляющего ничего не получается, то наступает следующая стадия процедуры банкротства – конкурсное производство. Где арбитражный управляющий выставляет имущество предприятия на торги и продает его либо по хорошей цене, которой хватит расплатиться со всеми долгами, либо по бросовой, заявляя, что взять с банкрота нечего. Будет ли предприятие работать дальше, зависит от того, кто купил и что купил. Потому что одно дело продавать ОАО «Саратовский автобусный парк» вместе с автобусами и недвижимостью в виде зданий, сооружений, и другое – распродать имущество предприятия по частям.

В настоящий момент (и по крайней мере до сентября нынешнего года) государственный автобусный парк находится на стадии внешнего управления. Им теперь руководит арбитражник Дмитрий Челышев. Уж не знаю, как так получилось, но этот Челышев настоящий «на дуде игрец». Он ведет через процедуру банкротства не только Саратовский автобусный парк, а еще и несколько других автопредприятий-перевозчиков, которые были подконтрольны правительству Саратовской области – в Пугачеве, Дергачах, Ровном. Может быть, Челышев – думающий специалист, и вести каждое банкротство будет по индивидуальной схеме. (Связаться с ним не удалось. Телефон заблокирован. Работники минтранса говорят, что арбитражник в отпуске.) Но что-то мне подсказывает, что пройдут они, как под копирку. И будет признано, что восстановить финансовую устойчивость Саратовского автобусного парка невозможно, и в конце концов Челышеву не хватит имущества, чтобы расплатиться с долгами, которых сейчас около 62 млн рублей. Предприятие выведут на торги. И уничтожат. И тогда губернатор выступит по телевизору и расскажет, что вот случилась такая беда. Но правительство области думает о людях и обязательно все исправит в оперативном режиме. Уже даны распоряжения.

Моральная сторона вопроса

– Так кто же все-таки за наш 222-й автобус отвечает? Сараев? – спрашивает меня соседка по даче, выслушав вот эти причины, по которым автобуса нет.

– Радаев! – говорю ей. – Радаев, Радаев и еще раз Радаев. С Сараева можете спрашивать за работу трамваев и троллейбусов и за маршрутки № 4, 5, 9, 15, 21, 25, 29, 31, 32 и еще с десяток. Потому что Саратовгорэлектротранс – это муниципальное предприятие, где мэрия хозяин. А Саратовский автобусный парк – собственность региональной власти и это она бездарно разбазарила имущество вместо того чтобы преумножить.

Соседка по даче ничего не понимает. Она уверена, что государство может управлять собственностью гораздо лучше частных предпринимателей. И в этом заблуждении меньше всего ее вины. Потому что по телевизору она видит действительность именно так. Там власть – спаситель в любой ситуации. Хотя это совсем не так.

Арбитражный управляющий, поставленный оздоровить Саратовский автобусный парк, рассказывал и власти, и арбитражному суду, как он будет выводить предприятие из кризиса. Предполагал, что как только выбьет долги за льготников из регионального правительства – начнет зарабатывать на текущую деятельность. Бюджетные долги за 2013-2014 год он получил. Но они ушли на то, чтобы расплатиться по накопленным долгам за неуплаченные налоги, ГСМ и прочее. С апреля правительство снова копит долги перед автобусным парком.

– Вот ведь был когда Арсений Алексеевич Кокушкин руководителем транспортного предприятия – все работало как часы. Автобусы начинали ходить в 6 утра и заканчивали в 11 вечера, и ходили каждые полчаса, – рассказывает на остановке пожилая женщина. – Вон там у него дача была в конце улицы. – И этот рассказ объясняет, почему пассажиры 222-го маршрута так избалованы хорошей связью с городом. Их соседом по дачам был нормальный советский руководитель, который думал о людях и о себе в их глазах. Сейчас о себе тоже думают, но совсем с других позиций.

– А вы можете отменить льготный проезд и пустить полностью платный транспорт по удобному для людей расписанию? – спрашиваю одного из руководителей региональной транспортной службы.

– Не можем, – отвечает грустно. И поясняет, что дачи по Усть-Курдюмскому направлению получали работники обкома КПСС и облисполкома. – Это особые люди и они заслужили от государства льготы. Как это будет выглядеть, если мы откажемся их предоставлять?

– Так государство же в вашем лице не обеспечивает им обещанный льготный проезд! Вы бы видели этих стариков, которые идут на Усть-Курдюмскую трассу с палочками, на костылях!

– Ну вы уж прямо какую-то страшную картину рисуете, – отвечает чиновник. И потом тяжело молчит.

– У Саратовского автобусного парка в видах деятельности первой значится перевозка транспорта, подчиняющегося расписанию. Если они не исполняют контракт, почему вы его не расторгли? Вы же власть и имеете на это право, – спрашиваю другого чиновника, отвечающего за перевозки.

– Мы на Чардымском направлении, где было очень много жалоб, пошли на то, чтобы заключить временный контракт с другим перевозчиком. Так арбитражный управляющий обещал подать на нас в суд за то, что мы препятствуем финансовому оздоровлению.

– Ну хорошо, объявлять конкурс на временные перевозки до шести месяцев вы испугались, но как-то выходить из ситуации нужно. Почему вы не вышли к людям еще в апреле и не рассказали, что предприятие «Саратовский автобусный парк» фактически вышло из-под вашего контроля и что людям лучше заранее подумать о том, как они будут добираться до дач. Зачем губернатор вешает людям лапшу на уши из телевизора?

Мой собеседник в ответ молчит. Может, не хочет обсуждать губернатора, может, согласен.

– Мы все потеряли, все убили. У нас нет в транспортных перевозках квалифицированных специалистов, – это говорит еще один мой собеседник из тех, что курируют автобусное движение в области.

– И что теперь делать?

– Теперь героические усилия совершать надо, чтобы восстановить систему автобусного сообщения.

– Кому их делать?

– Да вот непонятно, – отвечает и этот чиновник. И замолкает.

Конспирологические тени

На днях в одном из саратовских СМИ было высказано предположение, что транспортную отрасль под себя собирает депутат областной думы, генеральный директор Автокомбината № 2 Андрей Беликов. И если поднять различные публикации прошлых лет, то депутат действительно еще в 2014 году говорил о том, что нужно создать единую новую государственную транспортную организацию областного значения, объединив в нее все оставшиеся транспортные компании. Иначе к февралю 2015 года все они развалятся.

Про развал к тому времени всем областным властям было известно. Тогдашний министр транспорта Николай Годунов, то ли спасая автобусы, то ли наоборот – выводя основные средства из-под вражеского контроля, распорядился, например, еще в 2012 году передать весь подвижный состав ОАО «Пассажиравтотранс №1» в ведение ОАО «Саратовский автобусный парк». Оба транспортных предприятия принадлежали правительству Саратовской области. Но министр рекомендовал «перехватывать транспорт на маршрутах», потому что передача автобусов законным путем может затянуться на длительное время. Сейчас Пассажиравтотранс №1 и Саратовский автобусный парк расположены на одной площадке по адресу: ул. Новоузенская, 214. По словам чиновников транспортной отрасли, своих основных средств у Пассажиравтотранса №1 сейчас нет – «абсолютно ничего нет – ни оборудования, ни техники». Однако его телефонный номер совпадает с номером, по которому рассерженным дачникам отвечают про выход автобусов на маршруты. Как удалось выяснить, несколько лет и Пассажиравтотранс №1, и Саратовский автобусный парк возглавлял один директор. Возможно, Пассажиравтотранс №1 был в последние годы посредником, через которого заковыристыми путями шли бюджетные деньги в Саратовский автобусный парк. Но в этих щекотливых связях пусть разбирается Саратовская областная прокуратура. И в том, является ли банкротство государственных транспортных предприятий искусственным – тоже.

О том, что Саратовский автобусный парк и Пассажиравтотранс №1 будут обанкрочены и ликвидированы, говорилось на внутренних властных совещаниях еще в 2014 году. В то же время начались первые упреки в том, что это будет искусственное банкротство. Высказывалось подозрение, что транспортными предприятиями пожертвуют в интересах застройщиков, потому что база по адресу: ул. Новоузенская, 214 находится на пологом склоне рядом с Кумысной поляной.

«Не хочется, чтобы на месте предприятия были высотки или таунхаусы, – заявлял тогда депутат Андрей Беликов. – Не нужно банкротить предприятие, ведь чтобы сохранить его, нужно несколько миллионов рублей». Судя по тому, куда дошли события за два года, этих денег не нашли, и министерский план по ликвидации предприятия остается в силе. Хотя кто же поручится за то, что Беликов отказался от своего желания стать таким современным Кокушкиным?

Косвенно подтверждает предположения о банкротстве в пользу застройщиков и недавний отчет оценщиков имущества Саратовского автобусного парка, сделанного по заказу арбитражного управляющего. Из отчета следует, что наибольшую ценность представляет собой земельный участок площадью 13992 квадратных метра, то есть почти полтора гектара. Участок отнесен к землям населенных пунктов. С 2006 года его собственником является ОАО «Саратовский автобусный парк». Кадастровая стоимость земельного участка составляет 18,6 млн рублей. На участке есть действующие централизованные коммуникации – горячая и холодная вода, канализация, отопление.

Развитие сюжета от широкого круга телезрителей наверняка скроют. Но пострадавшим дачникам лучше все-таки запомнить адрес – Новоузенская, 214. И приглядывать за тем, что там будет меняться и в чью пользу.

Правительство области плохо нарулило