Когда министры оптимисты

Оценить
Когда министры оптимисты
Наталья Соколова: Все наши показатели по безработице выглядят лучше общероссийских
На рынке труда оживились предприниматели, а в промышленности замечена тенденция к улучшению и без того стабильной ситуации

О положении вещей на региональном рынке труда и о состоянии региональной промышленности саратовские министры рассказывали журналистам на прошлой неделе. Прямо о том и о другом разом. Министр занятости, труда и миграции Наталья Соколова и министр промышленности и энергетики Максим Шихалов провели в минувшую среду совместную пресс-конференцию. Сначала каждый рассказывал о своем, а потом сообща – об общем. Дружно получилось и весело.

Только симпатичная статистика

Составить впечатление о реальной картине происходящего – что в одной, что в другой сфере – только по рассказам чиновников практически невозможно. Министр Соколова – известный оптимист в саратовском правительстве. Почти как министр сельского хозяйства Кравцева. Никогда и ничего плохого в вотчинах этих дам не происходит. Проблемы вообще не проблемы, а «некоторые признаки затруднительных ситуаций», которые абсолютно ни о чем не говорят. То есть никак, мол, не характеризуют картину в масштабе.

На пресс-конференции Наталья Соколова убеждала журналистов, что никаких особых колебаний на рынке труда в этом году не наблюдается. Да, людей продолжают увольнять по сокращению штатов и по собственному желанию. Последнее чаще всего в условиях экономического кризиса является скрытым сокращением, но министр об этом предпочитает не думать. Министр утешает, что ведь и создание новых рабочих мест идет параллельным процессом. С начала текущего года в Саратовской области было создано 7,2 тысячи новых рабочих мест. Это же о-го-го как много! Правда, Наталья Юрьевна не стала возражать, что на эти семь тысяч новых рабочих мест попали не все официальные безработные, а только какая-то их часть: «Точную цифру я вам не скажу сейчас». А остальных работников предприниматели находили в армии безработных неофициальных, численность которой региональное правительство и министерство занятости, труда и миграции Саратовской области никогда не называют.

Наталья Соколова уже давно приноровилась приводить статистику по рынку труда таким образом, чтобы она выглядела как можно более позитивно.

Говоря об уровне официальной безработицы в регионе, Наталья Юрьевна заявляет, что она равна 1,1%. И здесь ей кажется важным, что по данному показателю Саратовский регион среди соседей по ПФО находится только на седьмом месте, а среди всех субъектов РФ – на 28-м. Никому кроме чиновников места региона в таких рейтингах не интересны. Потому что в быту, в практической жизни такие рейтинги бесполезны. Но Наталья Юрьевна – чиновник, и ей это важно. «Все наши показатели по безработице выглядят лучше общероссийских», – гордится она.

Говоря о количестве безработных (официальных, разумеется) и возможностях их трудоустройства, министр Соколова выбирает опять же более симпатичные цифры. Вот с начала года с предприятий уволены (сокращены) 3,4 тысячи человек. Много? Да ну что вы! Это ерунда, по мнению министра, потому что в прошлом году в это же время сокращенных было в полтора раза больше (5,1 тысячи человек). Для нее, как для ответственного за стабильность на рынке труда, это хороший показатель.

«Более чем в два раза, по сравнению с прошлым годом, снизились масштабы неполной занятости (то есть «скрытая безработица». – Прим. ред.), – заявляет Наталья Соколова. – Сейчас в режиме неполной занятости работают 3,3 тысячи человек, а в аналогичном периоде прошлого года – 7 тысяч человек».

Да и вакансий в базе региональной службы занятости в 1,6 раза больше, чем собственно самих нуждающихся в работе, то есть официально зарегистрированных безработных. А значит, все на рынке труда спокойно. Абсолютно все.

Сами за себя

Хотя если бы все так было просто, то безработных в Саратовской области вообще бы не было, согласитесь. Вот и Наталья Юрьевна вынуждена была признать, что простым сравнением одной цифры с другой рынок труда не охарактеризуешь. Количество безработных и количество вакансий в базах данных служб занятости похожи на параллельные миры. Они друг другу как будто совсем не подходят и потому почти не пересекаются.

По большинству свободных рабочих мест из базы минтруда предлагаются более чем скромные зарплаты. Да и сами работы, конечно, далеко не предел мечтаний. Поэтому желающих их занять нет даже среди безработных.

А в базе соискателей числятся в основном люди совсем не с теми профессиями и навыками, которые нужны современному региональному рынку труда. Юристы, экономисты, экологи, культурологи в имеющемся количестве этому рынку не нужны. Там требуются представители рабочих профессий и высококвалифицированные технические специалисты, прежде всего инженеры, которых на биржах труда не найдешь. Их мало, они нарасхват и на низкую зарплату никогда не согласятся.

Низкий уровень зарплат по вакансиям в базе данных министр Соколова прокомментировала так. Действительно, мол, работодатели показывают маленькое вознаграждение. Но это не повод не пробовать трудоустраиваться.

«Мы в службах занятости объясняем тем, кто пытается через нас найти работу, что нужно соглашаться и на такие вакансии, идти к работодателю, разговаривать, выяснять, – говорит Наталья Юрьевна. – Потому что это на бумаге они пишут минимальный оклад, а потом в процессе работы или даже на этапе собеседования цифры могут измениться в сторону увеличения. Мы же все понимаем, что работодатели в нынешних сложных экономических условиях стараются экономить, меньше платить налогов и т.д.».

Однако люди, состоящие на учете в службах занятости, по словам министра, имеют «определенные особенности». Какие именно – не уточнила. Сказала только, что им все приходится объяснять и чуть ли не уговаривать устроиться на такую-то работу. Упомянула Соколова и проблему неправильного, недальновидного выбора профессии молодежью. «Сами ли или под давлением родителей выбирают специальность, кажущуюся им интересной. Совершенно не думая о том, что после нескольких лет увлекательной учебы и захватывающей студенческой жизни им придется выходить на рынок труда и где-то искать работу», – с укором воскликнула министр. Не рассказав при этом ни об одном правительственном проекте профориентации молодежи и ориентации ее именно на нужные рынку профессии.

И все-таки трудоустраивать безработных, стоящих на бирже, службам занятости все равно каким-то чудом удается. Через программы обучения и повышения квалификации (краткосрочные курсы) только в этом году найти работу помогли 30,9 тысячи человек.

«Работа по трудоустройству ведется успешно. Цифры говорят сами за себя!» – считает Наталья Соколова.

Количество безработных и количество вакансий в базах данных служб занятости похожи на параллельные миры.

В сухом остатке

Рынок труда, безусловно, текуч. Не только в Саратовской области, везде. Люди теряют работу, некоторые из них встают на учет в службу занятости, чтобы искать нового работодателя или получать пособие по безработице, если везет – находят подходящее место и снимаются с учета. Это постоянный процесс и, вероятно, бесконечный.

Вот в этом году в Саратовской области были безработными, а потом перестали ими быть почти 31 тысяча человек. В прошлом году их было около 60 тысяч (официально регистрируемых и проходящих через руки специалистов служб занятости). Но для понимания того, как все-таки складываются дела на рынке труда, важно то, что остается в сухом остатке.

По состоянию на 7 июля 2015 года безработных в Саратовской области было 13806 человек. На 5 июля 2016 года – 14281 человек.

То есть, как бы ни старался минтруда содействовать занятости населения, численность безработных в регионе увеличивается. Ведь цифры говорят сами за себя, характеризуя в общем-то экономическую ситуацию в регионе.

Министры об экономической ситуации говорить не хотели. Есть у нас в Саратовской области кризис или нет его – пусть, мол, специальные эксперты рассуждают.

«Я могу только отметить, что я вижу. А вижу я, что наши индивидуальные предприниматели оживились, – заявила Наталья Соколова. – Если в прошлом году они были насторожены и осторожны, то в этом году стали гораздо активней развиваться, берут кредиты, расширяют свои организации, создают новые рабочие места. Из 7,2 тысячи новых рабочих мест, созданных в этом году, 5 тысяч – в сфере индивидуального предпринимательства (большая часть пришлась на торговлю. – Прим. ред.). То есть они – как ростки, которые начинают пробиваться сквозь асфальт, при всех существующих сложностях».

«Вот вы сегодня чихнули, а завтра выздоровели. Так же происходит на рынке труда. Ситуация не критичная, а живая», – отметил уже министр промышленности и энергетики Максим Шихалов, тоже участвовавший в пресс-конференции. – А что касается кризиса, то мы не можем не учитывать общероссийские тенденции. По прогнозам федеральных структур, ожидается спад экономики до 10%. Надеюсь, что этого не произойдет, потому что сейчас цифры говорят о другом. Индекс промышленного производства в России составляет 102,8% на данный момент, и он от месяца к месяцу меняется положительно, поэтому давайте надеяться на лучшее. Я могу сказать вам, что ситуация стабильная и есть тенденция к улучшению».

Все средства хороши

Максим Шихалов: Индекс промышленного производства в России составляет 102,8% на данный момент, и от месяца к месяцу он меняется положительно, поэтому давайте надеяться на лучшее
Максим Шихалов: Индекс промышленного
производства в России составляет 102,8%
на данный момент, и от месяца к месяцу
он меняется положительно, поэтому
давайте надеяться на лучшее

Министр Шихалов на пресс-конференции по рынку труда оказался неслучайно. Дело в том, что в рамках мер, предпринимаемых по снижению напряженности в сфере занятости населения, из федерального бюджета Саратовской области выделяются деньги. Уже второй год подряд. Деньги целевые. Тратить их можно только на поддержку работников промышленных предприятий, за стабильность работы которых в какой-то степени несет ответственность ведомство Шихалова. То есть это вот такой совместный проект минтруда и минпрома Саратовской области. Сами бы они это дело, конечно, не провернули, но им помогают земляки, сидящие в Госдуме. Почетную роль в реализации программы поддержки работников саратовских предприятий (так это официально звучит) деньгами федерального бюджета играет депутат Госдумы Ольга Баталина. Министр Наталья Соколова всегда подчеркивает ее заслуги в том, что деньги в наш регион по этой линии приходят.

Так вот, основными условиями получения финансовой поддержки из центра должны стать проблемы на предприятиях. А иначе зачем им помогать? Это логично. Но оговаривается при этом, что проблемы должны быть решаемыми, а предприятия – очень значимыми для региона. А иначе зачем их спасать? В этом тоже логика есть.

Выбрать предприятия и доказать наличие у них признаков проблем должны региональные власти. В прошлом году было отобрано семь предприятий, где готовились сокращать численность штата. Деньги из федерального бюджета были направлены на сохранение рабочих мест (из бюджетных средств выплачивалась часть зарплаты), на создание рабочих мест для инвалидов и на профпереподготовку ряда сотрудников, чтобы им потом нашлось место на родном заводе. В общей сложности объем финансовой поддержки в 2015 году составил 56,5 млн рублей. Это, повторю, так нам объясняли суть программы в прошлом году. В этом году объем финансирования дополнительных мер в сфере занятости на промпредприятиях в два раза меньше – 20 млн рублей.

Саратовская область в рамках софинансирования вложит 8,6 млн рублей. Но заводов, нуждающихся в такой господдержке, у нас по-прежнему семь. Правда, уже совсем других. И среди них, что удивительно, есть совсем новые предприятия: ЗАО «Хайдельбергцемент», ООО «Центр маркетинга Вольская швейная фабрика «Элис», АО «Балаково-Центролит», например. Неужели на этих, практически только что открывшихся заводах начались какие-то проблемы и им нужна помощь государства?

Формально – да, проблемы существуют. Здесь под риском увольнения находятся (якобы) 215 работников, временной занятостью охвачены 184 работника. Как заявила Наталья Соколова, чтобы получить поддержку из федерального бюджета, нужно было доказать там, в Москве, что деньги действительно нужны и они помогут предприятиям. И по большому счету уже не важно, действительно ли на предприятиях есть какие-то проблемы. Главное, что деньги из федерального бюджета удалось добыть и они пойдут в дело.