Мало кому нужное индюководство

Оценить
Мало кому нужное индюководство
В Саратовской области продолжаются попытки наладить производство «идеального вида мяса»

Специалисты утверждают, что грудка индейки – «идеальный вид мяса». Однако Саратовская область сама себя обеспечить индюшатиной не в состоянии (см. «Недоедающее Поволжье», «Газета недели» № 8 (377) от 15.03.2016). И хотя производство индейки когда-то пытались наладить в Воскресенском и Вольском районах, эту затею постигла неудача. Тем не менее попытки продолжаются: несмотря на разгар кризиса, проблемы с ветеринарией и таможней, отсутствие гос­поддержки и даже элементарно кредитов. И это не говоря о том, что оборудование для выращивания индейки в России вообще не производится. Оно производится в Турции.

Тренды на индюшатину

Еще в 2000-х годах планы по выращиванию индейки в промышленных масштабах вынашивала вольская компания «Агросоюз». И не просто вынашивала: в 2011 году уже был готов фундамент под 10 производственных площадей. Мощность будущего предприятия должна была составить 10,3 тысячи тонн мяса в год, работу должны были получить пять сотен человек, а сам проект вошел в федеральную программу помощи моногородам. На подведение коммуникаций к объекту из федерального бюджета было выделено 140 млн рублей. Однако открыть индюшачий бизнес в регионе так и не получилось: в 2012 году «Агросоюз» начал процедуру банкротства. Причиной фиаско, по версии, стали проблемы с кредитами (банк-кредитор указывал, что «Агросоюз» нарушил сроки погашения займа).

Анна ОрловаТем не менее усилия «Агросоюза» не прошли бесследно. В 2014 году на старой площадке предприятия в Воскресенском районе стала работать компания «Дар-птица». Причины, по которым было решено подхватить эстафету и наладить работу индюшачьей фермы в регионе, весьма просты. «Высокая рентабельность этого бизнеса, полное отсутствие такого сегмента в Саратовской области, – объясняет руководитель компании Анна Орлова. – В регионе есть только маленькие фермеры с небольшим поголовьем, которые вытаскивают своих индюков на рыночки».

Стоит отметить, что в России повышенный интерес к производству индюшатины был замечен достаточно давно: по данным аналитиков, за последние десять лет производство индейки в нашей стране выросло более чем в семь раз.

Заграница нам поможет

Но не стоит считать, что на поприще производства индюшатины в России дуют лишь попутные ветры. Есть и масса подводных камней. Во-первых, оборудование для выращивания индейки в России не производится. Основные изготовители: Германия, Дания, Голландия, Турция. Это значит, что его покупка привязана к курсам валют и их колебаниям. Например, компания Орловой установила себе турецкое оборудование, в результате чего на нее обрушились еще и последствия российско-турецкого конфликта. «У нас был заключен контракт на первый цех, и часть оборудования заморозилась, – вспоминает собеседница. – То есть официально поставки не закрыты, официальных запретов на ввоз именно оборудования нет. Однако неофициально – различные препоны на таможне. И наш дилер, который вытаскивает нам это оборудование, разводит руками и говорит: «Будем пробовать». Но на таможне оно может зависнуть до полугода».

Турецкое оборудование, в свою очередь, привязывает компанию к турецким запчастям, хотя российские фирмы уже стараются осваивать этот рынок. «Я нахожу [в России] компании, которые предлагают свои услуги именно по расходникам (запчастям), – отмечает Орлова. – Хотя не знаю, как они подойдут и как все это вместе будет работать».

«Дар-птица» выращивает индейку из российского яйца (Ростовская область), однако и здесь посматривает в сторону заграницы. Как надеется Орлова, там можно найти более качественный генетический фонд: «Я плотно общаюсь с руководителями других птицеводческих предприятий и индюководческих ферм. Они берут импортное яйцо. Оно дает лучший результат по выходу мяса и по сохранности поголовья». А вот корма вполне хорошего качества производятся и в Саратовской области (Вольский комбикормовый завод).

Ветры ветеринарии

Не обходится и без бюрократических сложностей. «Мы все продолжаем бороться с ветеринарией, – объясняет Орлова. – У них есть определенные правила касательно индейки, так как эта птица считается крупной. Действуют тарифы для клеймения – это обязательная процедура, которая устанавливает качество. Клеймение каждой тушки стоит 50 рублей. Представляете, сколько мы за каждую посадку отдаем денег ветеринарным службам?». Причем тарифы на эти услуги, по словам Орловой, устанавливает не кто иной, как министерство сельского хозяйства Саратовской области.

Помимо денежных вложений, клеймение индеек несет с собой еще и заметные трудовые и временные затраты. Перед процедурой производитель привозит на ферму ветеринарного врача для проведения предубойного осмотра, после чего индейку везут уже в ветслужбу. «Каждую тушку мы должны везти к ним, нанимать специальный транспорт, – объясняет Орлова. – Раскладываем столы, они клеймят, потом обратно увозим. Клеймение должно проходить на их столах под видеокамерой». В то же самое время, по словам Орловой, производителям куриных бройлеров приходится проще: эта птица считается мелкой, и проверка идет по партиям. «А у нас проверяют каждую тушку», – уточняет собеседница. За время такого путешествия птица успевает еще и потерять товарный вид.

Как разделаться с тушкой

Компания Орловой продает индюшатину в Саратове и Вольске – на рынках, ярмарках и в небольших магазинчиках. Спрос пока соответствует объемам производства. «Мы бы хотели, чтобы спрос превышал наши возможности, но пока у нас все вровень идет», – отмечает руководитель. Поспособствовать спросу на региональную индейку могло бы вхождение в сетевые магазины, однако для этого нужно наладить разделку птицы (пока ферма поставляет индейку в неразделанном виде). «Сетевые магазины – это красивая подложка: отдельно ножки, грудка, крылышки, – объясняет Орлова. – Чтобы провести такую разделку в соответствии с требованиями, нужны большие инвестиции».

Разделка производится с помощью разделочного оборудования, с которым в России тоже все непросто. «Можно приспособить аналоги, которые делают для бройлеров. Но, в основном, проверенные поставщики – это опять импорт», – поясняет Орлова. И хотя российское оборудование дешевле зарубежного, его качество часто вызывает вопросы. «В России индюководство в определенные годы умерло и было возрождено, если не ошибаюсь, только в 93-м году в Ростове, – объясняет причины специалист. – Так как индюководством вообще никто не занимался, не сохранились никакие фермы, кроме небольших научных предприятий. За это время отрасль погибла. А в Европе, наоборот, индюководство активно набирало обороты. Соответственно, и отрасли, сопровождающие его, тоже развивались. Поэтому пока Россия не сможет конкурировать по качеству и объему производства технического оборудования, необходимого для выращивания индейки. У нас все это только-только возрождается».

Выбираем дешевое

По оценкам специалистов, потребление мяса индейки в России за десять лет выросло более чем в 10 раз. Сейчас этот показатель составляет 1,5 кг на человека в год. Тем не менее от Европы и США мы пока еще очень сильно отстаем: там потребление индейки составляет в среднем 4-5 кг и 9 кг на человека в год соответственно. Как считает Орлова, тенденции к развитию индюководства в России вполне объяснимы: «Люди начали понимать, что питаться правильно – это залог здоровья. Правильно питаться стало очень модно. Люди начали следить за своим весом, за продукцией, которая поступает к ним на стол». По словам руководителя компании «Дар-птица», в индейке есть как белое мясо (грудка), так и красное (на бедрышках и ножках). Соотношение жиров и белков в индюшатине заметно отличается от курятины: если в бройлере курицы 183 грамма протеина и 135 граммов жира, то в индейке – уже 220 граммов протеина и всего 60 граммов жира.

Однако аргументы в пользу здоровья пока не всегда способны противостоять банальной экономике. «К сожалению, большая часть населения обращает внимание на цену, – поясняет Орлова. – А цена индейки, естественно, выше, потому что бройлер (курицы) растет 40 дней, а индейка – 5 месяцев. Соответственно, у нее не может быть такая же цена». Разница в цене для российского кошелька вполне заметна. «Если мы в магазинах покупаем бройлеры наших местных производителей в районе 120 рублей, то на индейку я вижу цену от 250 до 300 рублей», – приводит пример Орлова. Ну а еще, по мнению собеседницы, россияне попросту не привыкли к мясу индейки: «Многие пугаются его. Что бы мы ни говорили про полезность, содержание и соотношение аминокислот, белков и жиров, все равно все смотрят на курицу и берут то, что дешевле».

Без плеча

Планы у компании заметно скромнее, чем у ее амбициозного предшественника. Пока, по словам Орловой, планируется построить пять птичников мощностью лишь 1,8 тыс. тонн мяса в год. Это чуть ли не в десять раз меньше, чем планировал «Агросоюз». Однако компании Орловой уже удалось показать первые круглые результаты: за два года было реализовано 100 тонн мяса.

Строительство проекта продолжается за счет собственной прибыли. Инвесторы, господдержка и даже банковские кредиты единственной в регионе крупной индюшачьей ферме не достаются. Именитые государственные банки отказывают ей в получение кредитов. «Сказали, что надо подняться, вырасти, показать реалии производства – мол, потом приходите», – вспоминает Орлова.

Бюджет оказывать поддержку тоже пока не торопится. «Подавали заявку на отбор нашего проекта на дальнейшее субсидирование, как раз министром [сельского хозяйства Саратовской области] еще был Александр Соловьев, – вспоминает Орлова. – Нас рассмотрели, выслушали, сказали: все хорошо, растите, развивайтесь, покажете результаты – приходите еще раз». Хотя, по словам руководителя компании, проект уже проходил защиту в облминсельхозе. «В нас не поверили», – резюмирует Орлова, поясняя, что за компанией бежит «бремя старого инвестора»: сказывается банкротство «Агросоюза», на площадке которого работает новая ферма. Что касается частных инвесторов, то они периодически обращают внимание на компанию. Однако хлынуть потоку инвестиций мешает сложная ситуация на рынке валют. «Смотрели не раз московские инвесторы, – поясняет Орлова. – Приедут, все посмотрят, все нравится. Потом очередной скачок евро с долларом...».

Причину, по которой индюшачье производство в Воскресенском районе было решено начать в разгар кризиса, Анна Орлова объясняет просто: «Феномен русского человека: начинать, когда сложно».

Как стало известно редакции, правительство региона намерено рассмотреть вопрос о предоставлении помощи индюшачьей ферме.

«Газета недели в Саратове» благодарит министерство экономического развития и инвестиционной политики Саратовской области за организацию пресс-выезда в Воскресенский район.