Все мы жертвы третьей Яровой

Оценить
Уже два подряд «Максимальных приближения» мы посвящаем итогам работы Госдумы шестого созыва и, что называется, не можем остановиться

Так много законов принято парламентом, особенно в последние дни его работы, такое влияние они могут оказать на жизнь страны, что писать об этом надо постоянно. При этом очень хочется эпиграфом к итогам Думы поставить цитату из американского писателя Роберта Хайнлайна, так называемую «бритву Хайнлайна»: «Никогда не приписывай злонамеренности то, что вполне объясняется глупостью; но не исключай злонамеренности».

Дмитрий Козенко

Действительно, начинала Дума с «закона Димы Яковлева», закончила «пакетом Яровой». Кстати, эта совсем не милая дама инициировала столько законов, усложняющих жизнь россиян, что в интернете появилась хлесткая фраза обо всех нас – «Жертвы третьей Яровой». Ведь кроме пресловутого антитеррористического закона, госпожа Яровая, например, инициировала поправки в «Закон о торговле». Расширяется само понятие торговой сети, а для ритейлеров вводится ряд ограничений, которые в конечном счете приведут к росту цен. Принят, опять же при участии Яровой, закон, позволяющий изымать землю у собственников, неправильно ее использующих (например, отдавших ее под дачную застройку). Закон уже одобрен Советом Федерации, и пригородным дачникам стоит обеспокоиться своим будущим – вдруг их садовые кооперативы приглянутся крупным застройщикам. Этим же парламентом, правда, на этот раз без Яровой, принят закон о запрете выращивания в России генетически и инженерно-модифицированных растений и животных. И хотя для ученых сделано исключение, велика вероятность, что генетика – уже не первый раз в нашей стране – станет лженаукой.

В последнее время некоторые россияне все чаще задаются вопросом, зачем нам парламент, где все партии едины в любви к национальному лидеру и в верности к его правильному курсу? Тем более что последняя история, когда президент подписал «не тот вариант закона», показывает, насколько ценят власти прирученных и прикормленных законодателей. По поводу необходимости такого парламента политолог Екатерина Шульман пишет: «Существует исследование, показывающее, что наличие многопартийного парламента (даже такого, где все партии на одно лицо) в недемократической политической системе позволяет иметь более качественное корпоративное законодательство, то есть законодательство не для граждан, а для, оценочными терминами выражаясь, олигархии, в том числе и государственной».

Но самые отчаянные наши соотечественники не боятся никаких законов, даже самых строгих. Одни ссылаются на закон о пиве, которым запрещено его употребление в общественных местах. Опыт показывает, что наказание за бутылку «Клинского» зависит от настроения правоохранителей: захотят – заметят, не захотят – не заметят. Люди образованные вспоминают великого знатока современной российской жизни Салтыкова-Щедрина: «Строгость российских законов смягчается необязательностью их исполнения». И у него же: «Самые плохие законы в России, но этот недостаток компенсируется тем, что их никто не выполняет». Но и тут есть нюансы. Многие считают, что самые суровые репрессивные законы принимаются как бы про запас. Применяются выборочно, только для того, чтобы напомнить публике, что такой закон есть и особо вольнодумствовать не позволено. Публицист Георгий Бовт объясняет выборочное применение самых жестких законов тем, что власть стремится «с одной стороны, минимизировать ущерб от наиболее одиозных его «новелл», с другой сохранять неопределенность в правоприменении. Ибо, согласно отечественной политической традиции, лишь та власть сильна и уважаема, которая непредсказуема что в репрессиях своих, что в милости». Заметим, что эти слова есть перифраз афоризма Салтыкова-Щедрина: «Российская власть должна держать свой народ в состоянии постоянного изумления». Что у нее отлично получается.

Деньги взыщут без суда и следствия

Закон о взыскивании долгов лежит на подписи у президента

В июне Госдума приняла еще один резонансный законопроект, позволяющий банкам взыскивать задолженности без решения суда. Документ уже одобрен Советом Федерации, однако пока (на момент написания материала) не подписан президентом РФ. Авторами законопроекта выступили председатель думского комитета по вопросам собственности Сергей Гаврилов (член фракции КПРФ) и группа депутатов.

Роман Дрякин

Как сообщают проанализировавшие документ СМИ, поправки могут коснуться заемщиков, неоднократно нарушавших график кредитных платежей и просрочивших оплату кредита более чем на два месяца. В случае подписания закона банкам будет не обязательно подавать на таких должников в суд. Достаточно обратиться к нотариусу и получить от него соответствующую исполнительную надпись на кредитном договоре. После этого банк сможет уже напрямую обращаться к службе судебных приставов. Стоит отметить, что законопроект не касается долгов перед микрофинансовыми организациями и долгов возрастом старше двух лет.

Законопроект не подразумевает автоматического взыскания средств с должника без решения суда. Однако банки получают возможность вставлять в договоры с заемщиками пункт о взыскании задолженности по надписи нотариуса. И хотя действие закона не будет распространяться на кредитные договоры, не содержащие такого пункта, в будущем банки, вероятно, начнут вставлять это условие уже в обязательном порядке. У заемщиков просто не останется выбора – подписывай или забудь о кредите.

Мнения специалистов касательно законопроекта разделились. С одной стороны, приводились данные, что более 99 процентов кредитных дел суды и так решают в пользу банков. Это значит, что новый закон сможет разгрузить суды и облегчит работу банкам, которым теперь не придется ждать по полгода для возврата и без того очевидных долгов. С другой стороны, могут пострадать граждане, на которых кредиты заведены без их ведома, мошенниками. В этом и других случаях (например, если клиент не согласен с суммой взыскания) обращаться в суд и доказывать свою правоту придется уже самому заемщику постфактум. Считается, что это ставит людей и банки в неравное положение.

Отмечается и другой важный момент законопроекта – норму о нотариальном взыскании можно будет включать не только в кредитные договоры с банками. Она может использоваться, например, и в договорах купли-продажи. Чем это может закончиться, пока сказать сложно.

Прокомментировать законопроект «Газете недели в Саратове» согласился президент Ассоциации корпоративного коллекторства (г. Москва) Дмитрий Жданухин. «Новый закон необходимо рассматривать вместе с законопроектом, который затрудняет взыскание долгов во внесудебном порядке», – отмечает Жданухин, поясняя, что имеет в виду подписанный недавно закон №230-ФЗ, ограничивающий деятельность коллекторов. Как предполагает собеседник, таким способом законодатель дает банкам альтернативу: действовать не через звонки и убеждение, а через исполнительную надпись нотариусов. «Такой ход выглядит обоснованным», – поясняет Жданухин. Но вместе с тем отмечает, что в условиях неэффективной работы службы судебных приставов закон может не привести к желаемым результатам. «Поэтому следующим логичным шагом является появление частных судебных приставов. Соответствующий законопроект уже готов, – объясняет специалист. – Частные судебные приставы помогли бы в рамках закона справиться с нарастающим валом исполнительных документов».

Что касается самих должников, то после подписания законопроекта им будет сложнее договариваться с банками, обладающими новым инструментом для быстрого принудительного взыскания. В связи с этим не стоит забывать и о возможных злоупотреблениях. «Важно, чтобы были поставлены барьеры на пути недобросовестного использования возможности внесудебного взыскания через нотариусов, – поясняет Жданухин. – Вспоминаются истории с “чеченскими авизо” и черными риелторами, которые работали при поддержке “своих” нотариусов. Соответственно, правоохранительные органы должны будут после вступления этого закона в силу максимально внимательно относиться ко всем сигналам по недобросовестным внесудебным взысканиям». Не стоит забывать, что так как новая норма распространяется не только на банки, злоупотребления и мошенничества будут возможны и со стороны других организаций и просто граждан. «Правда, для этого им надо будет нотариально заверять кредитные договоры с оговоркой о внесудебном взыскании», – добавляет собеседник.

«Последствия внесудебного взыскания для граждан будут весьма плачевны, – отмечает Жданухин. – Так как если они получают «черную» зарплату, деньги у них часто будут списывать не сразу, а с пенсионных счетов, когда они выйдут на пенсию. С распространением безналичных расчетов для граждан-должников все ближе будет цифровой долговой ад, когда им сложно будет скрывать доходы и т.д.» Что касается частоты использования внесудебного взыскания банками, то она во многом будет зависеть от практики обжалования и усилий антиколлекторов. «Если будут примеры успешного обжалования такого взыскания, и антиколлекторы будут активно продвигать такую услугу, то будут использовать реже», – поясняет специалист.


[кстати сказать]

Гражданин, пройдемте

Итак, президент подписал принятый Госдумой в ее последние дни закон «Об основах системы профилактики правонарушений в Российской Федерации». Остатки либеральной общественности всполошились: у нас – полицейское государство! Как будто без нового закона это не было ясно.

Дмитрий Вырский

Чего же такого страшного в новом законе? Если коротко – в том, что он, как бы сказать, очень широкий. Его можно трактовать так, как это нужно правоохранительным органам. Закон позволяет следить за любым человеком. И не надо тешить себя надеждой, что новый закон расширит права полиции в профилактической работе со вчерашними осужденными, алкоголиками и наркоманами, домашними дебоширами. Не верите, вот формулировка из этого документа, согласно которой профилактика направлена в отношении лиц, «поведение которых носит противоправный или антиобщественный характер, или лиц, намеревающихся совершить правонарушение».

Согласитесь, что лицом «намеревающимся совершить правонарушение» может быть любой. И нарушение может быть любым – от перехода улицы на красный свет до участия в несанкционированном митинге или пикете. Судя по тому, какие правоохранительные органы будут вести профилактику, речь идет все-таки не о правилах для пешеходов. В законе, кроме полиции, среди профилактирующих органов указаны следственный комитет, прокуратура, ФСБ. Как суммирует портал «Медуза», «новый закон позволяет ставить на учет и следить за любым человеком, который с точки зрения властей нарушает нормы морали».

С другой стороны, наблюдение или, если хотите, профилактическая работа с неблагонадежными людьми велась и прежде. Но только на основании внутренних циркуляров МВД. В некоторых регионах на профилактическом учете как лица, склонные к антиобщественному поведению, стоят гражданские активисты и члены несистемных оппозиционных партий. При этом формулировка антиобщественного поведения также весьма расплывчата: «не влекущие за собой административную или уголовную ответственность действия физического лица, нарушающие общепринятые нормы поведения и морали, права и законные интересы других лиц».

И что нам за это будет? Много чего.

Первое – профилактическая беседа. Разговор с товарищем майором о том, что такое хорошо и что такое плохо.

Профилактический учет.

Объявление официального предостережения о недопустимости действий, создающих условия для совершения правонарушений, либо недопустимости продолжения антиобщественного поведения.

Внесение представления об устранении причин и условий, способствующих совершению правонарушения.

Предостережение объявляется физическому лицу, представление – организации. Оба этих действия выполняет ФСБ.

И, наконец, профилактический надзор. Это когда «большой брат» следит за тобой уже официально.

Права нет!

В России 22 сентября вступит в силу новый закон, который может привести к росту коррупции и произвола со стороны властных структур

В самый разгар мертвого сезона, когда умы большинства россиян заняты подсчетом дней, оставшихся до отпуска, был подписан новый федеральный закон о профилактике правонарушений. Закон трудолюбивыми парламентариями был принят, что называется, «под шумок». Пока экономные граждане размышляли о том, как скажется на их кошельке новая обязанность операторов мобильной связи хранить все телефонные разговоры и прочую информацию, законодательная система России пополнилась очередным законом, который может отразиться на повседневной жизни каждого из нас. Мы попросили саратовцев поделиться своим мнением относительно «профилактического» нововведения.

Вячеслав Коротин

Алексей, студент, 21 год:

НЕ ВСЕ ЗАКОНЫ ПЛОХИ, КАК КАЖЕТСЯ НА ПЕРВЫЙ ВЗГЛЯД

– Не по душе мне этот закон. Обложили со всех сторон уже. Еще бы ничего, если бы все эти законы действовали на всех людей одинаково. Мы так с другом один раз попались. Как-то летом вечером сидели возле подъезда на лавочке и пили пиво. Вокруг детей не было, мы не шумели, музыку не слушали. На лавочке возле соседнего подъезда сидела компания парней. Так же как и мы, они выпивали. Их было гораздо больше, чем нас. Вдруг откуда ни возьмись появляются полицейские. Я чуть не поперхнулся от неожиданности. Это еще уметь надо так подкрасться. Так вот нас с другом оштрафовали. Пока полицейские заполняли все необходимые бумажки, компания рядом собралась и ушла. Наверное, к другому дому пошли допивать. Получается, что пили все, а штрафы только у меня и у друга. Вот где справедливость?

Хотя не все законы плохи, как кажется на первый взгляд. Как только был принят антиалкогольный и антитабачный закон, то все стали говорить, что будут боярышником травиться или незамерзайку пить. Со временем люди привыкли, что после десяти часов вечера в магазинах алкоголь не купишь и для многих это перестало быть какой-то глобальной проблемой. Либо заранее затаривайся, либо устраивай своей печени выходной. Реально, люди меньше пить стали. Это же хорошо!

Может, и с введением этого профилактического закона что-то изменится в лучшую сторону. Давно пора менять правила игры в социальных сетях. В комментариях творится порой ужас что! Цивилизованно отстаивать свою точку зрения у нас пока не научились. Вот и идут в ход оскорбления и угрозы. Социальные сети придуманы были для общения, а не для того, чтобы угрозы слушать. Таких остряков я бы в первую очередь на профилактическую беседу повел.

Анатолий, выпускник юридического факультета СГУ им. Н.Г. Чернышевского, 27 лет:

А ИДТИ И ШАРКАТЬ НОГАМИ – ЭТО АНТИОБЩЕСТВЕННОЕ ПОВЕДЕНИЕ?

– В чтение нового закона я особо не углублялся. Сейчас пока не до него. Но на какие-то выдержки из этого документа я обратил внимание благодаря прессе. В законе говорится об антиобщественном поведении. Но как понимать это словосочетание? Надо полагать, это что-то такое, за что нельзя привлечь ни к административной, ни к уголовной ответственности. Например, человек не перевел бабушку через дорогу или не уступил пожилому человеку в трамвае место. Его за это нельзя привлечь к ответственности, так как он нарушил не нормы закона, а нарушил нормы морали. Мораль – это тоже регулятор общественных отношений. Получается, что после 22 сентября такие действия будут наказуемы? С этими двумя примерами все более-менее ясно. Нас еще в школе учат, как надо вести себя в общественном транспорте и рассказывают про то, что перевести бабушку через дорогу – это хорошо. Но жизнь не только из бабушек и трамваев состоит. Где конкретно расписано, какое поведение общественное, а какое антиобщественное?

Гражданин должен четко знать, на что он имеет право, а на что нет. Какие его действия являются нарушением закона, а какие нет. Вот воровать в магазине – это плохо. А идти и шаркать ногами? С этим законом больше вопросов, чем ответов. Если честно, то в спешке, в которой он был принят, я не вижу необходимости. Результатом такого закона может стать рост коррупции и произвол со стороны властных структур.

Елена Васильевна, пенсионерка, 64 года:

ОТ ЭТОЙ ПСЕВДОЗАБОТЫ УЖЕ ТОШНИТ

– Ну надо же нашим чиновникам показать, что они работают, вот и принимают наспех всякую ерунду. Лишь бы разговоров побольше было. Вон как со временем было. При Медведеве решили, что больше трогать стрелки часов не будут. Потом подумали и решили, что дайте-ка еще один раз крутанем часики. Крутанули. Докрутились до того, что в три часа ночи в квартире светло как днем. У меня собака просится гулять, как только светает. Вот вы мне скажите, что им мешало подумать, прежде чем закон издавать? От этой псевдозаботы уже тошнит, если честно. От этой заботы с каждым годом становится жить все хуже и хуже. Проездной – теперь 50 поездок, плату за капитальный ремонт придумали, льгот лишают, нынешняя молодежь, наверное, лет в сто на пенсию уйдет. А те, с кем такую профилактику нужно проводить, так и будут продолжать под окнами вечерами горланить, пиво пить и музыку на полную громкость слушать. Вот и весь закон.

«Газпром» наступает на заповедники?

В числе законов сомнительного характера, принятых под занавес Госдумой, – закон, разрешающий строительство в заповедниках

Это документ с безликим названием Федеральный закон № 54-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». Парламентарии приняли его в третьем чтении 24 июня, затем он был оперативно одобрен коллегами из Совета Федерации, и уже 3 июля, в воскресенье, президент его подписал. В минувшую среду документ опубликован в «Российской газете».

Надежда Зеленцова

Пункт 2 статьи 10 Федерального закона «Об особо охраняемых природных территориях» дополнен фразой: «В соответствии с решениями Правительства Российской Федерации биосферные полигоны могут быть созданы на части территории государственных природных заповедников».

Примечательно, что сначала в законопроекте шла речь об отходах производства и потребления в Крыму и Севастополе. Биосферные полигоны появились в документе ко второму чтению.

Когда стало известно, что наступление на заповедники непременно будет узаконено, ряд СМИ поместили материалы, в которых грядущие антиприродные новшества комментировали защитники природы.

Так, в материале «Полигон против биосферы» («Российская газета», 24 июня) эксперты опасаются, что биосферные полигоны, на территории которых разрешено вести хозяйственную деятельность, могут привести к разрушению уникальных природных заповедников и экосистем Кавказа.

Сейчас биосферные полигоны могут быть лишь присоединены к территориям заповедников, при этом допускаются щадящие виды хозяйственной деятельности – охота, рыболовство. «Никогда никому в голову не приходило заниматься там развитием спорта и тем более строить объекты инфраструктуры, – говорит Владимир Кревер, руководитель программы по сохранению биоразнообразия Всемирного фонда дикой природы (WWF России). – В соответствии с внесенными перед Олимпиадой в законодательство поправками это открывает ворота для строительства инфраструктурных объектов на полигонах».

Напомним, в преддверии Олимпиады-2014 на биосферных полигонах разрешили размещать объекты инфраструктуры, связанные с развитием туризма и спорта. Перечень объектов устанавливает правительство. В 2012 году был определен перечень для Лагонакского, Тебердинского, Окского и Баргузинского полигонов. Но когда территории были определены, фактически на некоторых были уже и объекты, рассказали «РГ» экологи. Распоряжение просто легализовало их.

«Поправки могут привести к разрушению как минимум 35 биосферных заповедников. Если их примут, то на любом участке любого биосферного заповедника по решению правительства можно будет строить горнолыжные трассы, канатные дороги, подъемники, гостиницы, что приведет к сильным разрушениям природных комплексов», – говорит Михаил Крейндлин, руководитель программы по особо охраняемым природным территориям «Гринпис Россия».

В российском представительстве WWF полагают, что поправки фактически разрешают строить в заповедниках гостиницы и горнолыжные курорты. В Кавказском государственном природном заповеднике указывали, что принятие закона связано с планами построить больше спортивных объектов в районе Большого Сочи.

В России действует 103 заповедника, их общая площадь достигает 207 млн гектаров.

Директор российского отделения WWF Игорь Честин предположил, что «двигателем» поправок в закон стали горнолыжные курорты Северного Кавказа «Роза Хутор», «Обер Хутор» и «Лаура» (сайт «Радио Свобода»). По мнению Честина, их владельцы – «Газпром» и «Интеррос» – заинтересованы в увеличении числа горнолыжных трасс и других спортивных объектов на территориях Кавказского заповедника и могли задействовать для этого административный ресурс.

Ольга ПицуноваЭколог Ольга Пицунова:

ДЕЛЯТ ЗЕМЛЮ, НЕ ПОДЛЕЖАВШУЮ ХОЗЯЙСТВЕННОМУ ОБОРОТУ

Если речь в принятом законе о заповедниках, то конкретно Саратовской области эта новация не коснется, у нас есть природный парк Кумысная поляна и национальный парк Хвалынский. А вот заповедникам, конечно, нужно посочувствовать, печально, ведь под угрозой уникальные природные территории – достояние всех граждан России.

Что касается национальных парков – там и так разрешается строительство при соблюдении ряда условий. Не допускается капитальное строительство, но разрешено возводить объекты рекреационного значения. То есть дворец спорта не позволят построить, а вот стадион – пожалуйста. И это в тех парках, которые отнесены министерством экологии Саратовской области к рекреационным зонам, ведь особо охраняемые природные территории (ООПТ) у нас имеют статус региональных. Наши чиновники и будут определять, где у нас рекреационная зона, а где заповедная.

Наступили тяжелые времена, бюджетный пирог сжимается. Вот и ищут нахрапистые дельцы, приближенные к власти, доступ к оставшимся ресурсам. Места у «трубы» давно заняты, поэтому делят землю, которая раньше не подлежала хозяйственному обороту.

То же самое делается у нас с Кумысной поляной, на которую предприимчивые воротилы ведут атаку со всех сторон. С одобрения и попустительства местных распорядителей – комитета по градостроительству Саратова и министерства экологии области.

Борис СофинскийЧлен правления общественной экологической организации «Союз юных экологов Саратовской области» Борис Софинский:

СОВСЕМ ХОТЯТ УГРОБИТЬ КАВКАЗ

Это они совсем хотят угробить Кавказ. Принятый закон – продолжение уничтожения уникальной природы Кавказа, начатое к Олимпиаде. Тогда против «олимпийского безобразия» выступала единственная газета – «Берегиня». У нас ведь как: чуть влезут, потом не остановишь. Точно так же было и с нашей Кумысной поляной. Экологи митинги устраивали против строительства коттеджных поселков, и кто нас услышал?

Что касается заповедников. Я бывал в США, там нет заповедников, только национальные парки. И их посещение строго регламентировано – есть туристские тропы, оборудованные места для стоянок (урны для мусора, туалеты и пр.). У нас же если заповедник – так туда нельзя заходить. На мой взгляд, их посещение должно быть разрешено, но необходим строгий контроль, чтобы не было вреда природе. Тропы, разработанные маршруты, сопровождающий – все это необходимо, но закрывать заповедники от людей нельзя.

А биосферные полигоны – это всего лишь уловка. Строить спортивные объекты надо в других местах. Вот у нас в области несколько лет назад были планы по строительству горнолыжного подъемника в Тепловке – прекрасный проект, так и не реализованный. Жаль, там хорошие склоны для начинающих.